16+
Регистрация
РУС ENG

Нефть и газ: Тупик энергетической политики

10.05.2006 Ведомости Дэвид Виктор

Мировая энергетическая система расстроена. Цены бьют рекорды, поскольку спрос растет на фоне снижения надежности источников снабжения. Страны-экспортеры, включая Иран, Россию и Венесуэлу, используют нефтедоллары для проведения политики, подрывающей безопасность Запада. Ситуация с поставками природного газа сегодня также менее определенная, чем когда-либо.

Корень всех этих проблем в параличе энергетической политики. Страны, наиболее заинтересованные в снижении своей зависимости от волатильных рынков энергоносителей — прежде всего Америка, — не способны сделать по-настоящему нужные шаги, поскольку многим влиятельным политикам в этих странах они кажутся политически неприемлемыми. Структурные барьеры на пути серьезной политики не видны из-за того, что обсуждение ведется под бессмысленной рубрикой “энергетическая безопасность”. Построение действенной политики в отношении нефти и газа должно начинаться с индивидуального подхода к каждому из этих энергоносителей.

В случае с нефтью стоит сосредоточиться на транспорте. Автомобили и самолеты требуют жидкого топлива. Исследования и поиски заменителей важны, но при сегодняшних технологиях бензин вне конкуренции. Жидкое топливо можно производить, например, из угля, как это делают в Южной Африке и Китае, но это дорого и неэкологично. Бразилия и США сосредоточились на этаноле, который они получают из сахара или зерна. Однако на эти программы приходится менее 0,5% объемов жидкого топлива в мире. Впрочем, Америка удваивает свои усилия по производству этанола, ведь это политически беспроигрышный ход — поддержка фермеров. Но в силу зарегулированности американский топливный рынок становится менее гибким, что ведет к росту цен на топливо, а импорт дешевого этанола из Бразилии — опять-таки по политическим причинам — блокируется.

Лучшим способом снизить спрос на нефть сегодня является повышение эффективности ее использования. Но и здесь есть проблемы. В США, которые потребляют четверть всей мировой нефти, стандарты энергоэффективности автомобилей не менялись 16 лет. В любой крупной экономике — даже китайской — действуют более строгие стандарты экономии топлива, чем в США. Политики блокируют даже скромные попытки ввести торговлю квотами на топливную эффективность. Ведь это может заставить американских автопроизводителей (чьи машины, как правило, неэффективны) покупать квоты у иностранных производителей. Никто из политиков не хочет преумножать проблемы Детройта. Идеи получше — такие, как более жесткий налог на бензин, — остаются на страницах комментариев и в академических журналах.

Подход к натуральному газу должен быть другим. Уязвимость Западной Европы, которая давно зависит от импорта газа из России, Алжира и других стран-поставщиков, особенно высока. В принципе, управлять газовой зависимостью легче, чем нефтяной, поскольку газу есть замена. Странам важно сохранять разнообразие источников — например, обеспечивать конкурентоспособность передовых угольных и атомных технологий. Хотя диверсификация — это основа энергетической политики, в реальности она требует трудных решений. Диверсификация и развитие конкуренции в энергетической сфере могут противоречить друг другу, поскольку на более либерализованных рынках компании, как правило, инвестируют в газовые электростанции — они меньше и требуют меньше капиталовложений.

Поставщики газа, мечтающие об укреплении своей власти, забыли, что давление — не беспроигрышный путь. Алжир выучил этот урок в 1981 г., когда прекратил поставки газа в Италию из-за ценовых споров. Поставщик добился более выгодной цены, но в последующие годы потерял миллиарды долларов, утратив репутацию надежного поставщика.

Этот урок должен был бы отрезвить Россию, которая воспользовалась заглушкой в споре с Украиной. Конечно, менеджмент “Газпрома” действует в согласии с внутрироссийскими настроениями, но долгосрочная жизнеспособность компании зависит от ее надежности как поставщика на прибыльные рынки Западной Европы. Точно так же и решение президента Боливии Эво Моралеса частично национализировать газовую сферу даст ему сиюминутные материальные и политические дивиденды внутри страны, но заставит покупателей боливийского газа в Бразилии и Аргентине искать новых поставщиков энергии. “Ресурсный национализм” снова в моде. Но поставщикам газа эта мода часто обходится дорого, ведь инфраструктура требует больших капиталовложений, а покупатели могут позволить себе привередничать.

Нынешний тупик энергетической политики означает, что нужно сконцентрироваться на тех областях, в которых жесткие решения приносят наибольшую отдачу, — на более эффективном использовании нефти и на диверсификации поставок газа. Но серьезной политике в этой области препятствуют США, которым следовало бы быть лидером. К счастью, рынок действует и сам — пусть медленно и фрагментарно. Высокие цены стимулируют энергосбережение, а рынок сжиженного газа набирает обороты, и страны-импортеры относятся к российскому топливу осторожнее, чем в прошлом десятилетии, когда Россия воспринималась как надежный поставщик. Если политическая структура по-прежнему не будет эффективной в энергетической сфере, то, возможно, лучшая политика в этой области — это ее отсутствие. (FT, 9.05.2006)

Автор — директор программы по энергетике и развитию Стэнфордского университета, соредактор книги “Геополитика природного газа” (The Geopolitics of Natural Gas), которая в июне выйдет в издательстве Cambridge University Press

Отправить на Email

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку