16+
Регистрация
РУС ENG

Нам нужно научиться торговать – Анатолий Бушин

02.02.2006 RBCdaily

Интервью с генеральным директором ОГК-5

ОГК-5 стала самой первой компанией, которая завершила переход на единую акцию в прошлом году. В 2006 г. она может быть выделена из РАО «ЕЭС России» в ходе его реорганизации. Как и перед другими «дочками» энергетического холдинга, перед ней остро стоит задача модернизации оборудования и поиска новых рыночных инструментов деятельности. Генеральный директор ОГК-5 Анатолий Бушин поделился планами компании на ближайшее время с корреспондентом RBC daily Еленой Шестерниной.

– Вы уже больше года возглавляете ОГК-5 – пилотную межрегиональную генерирующую компанию. Руководить четырьмя ГРЭС в четыре раза сложнее, чем одной станцией?

– Да, несколько сложнее, потому что необходимо осуществлять не только контроль за операционной деятельностью, но и параллельно проводить массу корпоративных процедур. Это большая и сложная работа. Но в целом ничего страшного в этом нет: стало больше ответственности, работать приходится больше, однако принципы одни и те же. Ведь у меня был опыт в организации финансово-экономической деятельности одной станции, потом в общем управлении ГРЭС. Принципиально бизнес не изменился – масштабы увеличились, а действия те же.

– Весь прошедший год, как я предполагаю, главной целью деятельности ОГК-5 было юридическое объединение станций. Но теперь этот процесс завершился, что дальше?

– Да, сейчас уже приняты все корпоративные решения. Последним стало решение о присоединении двух станций – Невинномысской ГРЭС и Конаковской ГРЭС – к ОГК-5, которые до последнего момента имели статус самостоятельных юридических лиц. До 31 марта мы исключаем их из реестра юридических лиц, соответственно, акционеры Конаковской станции получают акции ОГК-5. Тем самым мы становимся единой операционной компанией, которая выглядит следующим образом: филиал – Центральный офис – находится в Москве и осуществляет руководство всей операционной деятельностью ОГК, полностью управляя ее экономикой и финансами, а также четыре производственных филиала: Конаковская ГРЭС, Невинномысская ГРЭС, Рефтинская ГРЭС и Среднеуральская ГРЭС. Таким образом Центральный офис становится центром доходов, а производственные филиалы – центрами затрат. Такая структура считается наиболее эффективной во всем мире, по этому принципу построены многие крупные энергетические компании.

– А много акционеров Конаковской ГРЭС не обменяли свои акции на акции ОГК-5?

– Процесс обмена был достаточно сложен. Не все акционеры были довольны оценкой компании, которая была произведена в этот период. Нам пришлось вести тяжелые переговоры с акционерами Конаковской ГРЭС. Мы представили им свои стратегические планы, подробно рассказали об ожиданиях относительно развития нашего бизнеса на несколько лет вперед. В конечном итоге мы получили их согласие, и тогда желающие обменять свои акции стали выстраиваться в очередь. Тут возникла другая проблема. Дело в том, что изначально дополнительная эмиссия акций не учитывала возможную разницу курсовой стоимости акций на момент обмена. Поэтому на первом этапе обмена акции смогли обменять не все желающие. Но мы смогли решить и этот вопрос. Тот факт, что в процессе второго предложения у акционеров Конаковской ГРЭС была возможность предъявить акции к выкупу (это позволяет наше законодательство об акционерных обществах) и никто на это не пошел, мы считаем очень важным достижением для себя. В итоге акционеры, поменявшие акции, смогли значительно увеличить стоимость своих вложений с учетом капитализации, которую продемонстрировала наша компания при выходе на фондовый рынок.

– А менеджмент ОГК-5 был доволен оценкой компании и коэффициентами обмена акций Конаковской ГРЭС на акции Вашей компании?

– Менеджмент следует пожеланиям акционеров. Когда акционеры недовольны, необходима сложная и упорная работа, чтобы уговорить и убедить их в том, что при заявленной оценке стоимости акций они ничего не теряют и что после получения рыночной оценки стоимости акций они не проиграют, а выиграют. Конечно, мы рады, что не обманули доверие наших акционеров.

– Из-за рекордных холодов в России РАО «ЕЭС» ежедневно рапортует о пиковых нагрузках в Москве и Санкт-Петербурге, где наблюдается дефицит энергомощностей. При этом есть Конаковская ГРЭС, мощности которой используются только на 40-50%, а значит, 800 МВт не востребованы. Как так?

– На самом деле это ошибка. В период аномальных холодов востребованы полностью все мощности. На Урале, на юге, в Московской области мощности были загружены практически на 100%. Не загружены были только блоки, которые планово находились в капитальном ремонте.

– Тем не менее что касается Конаковской ГРЭС, известно, что ее мощности невозможно использовать для столичного региона, так как существуют проблемы с сетями. Электроэнергию с этой ближайшей к столице станции невозможно передать.

– Есть сетевые проблемы и ограничения. Мы можем подавать энергию до Москвы, но сетевые ограничения существуют внутри столичного кольца, и эту энергию город получить уже не в состоянии.

– А в перспективе?

– Конечно, решение существующих сетевых проблем и ограничений очень важно для нас. Москва является крупнейшим потребителем, и мы крайне заинтересованы, чтобы эти проблемы были решены и мы смогли поставлять электроэнергию в столицу. На данном направлении сейчас ведется большая работа и РАО «ЕЭС». Мы планируем загружать Конаковскую станцию полностью.

– Как известно, три из четырех станций ОГК построены в конце 60-х годов, а Рефтинская – в 70-х годах, то есть станции, мягко говоря, вчерашнего дня. Что ОГК-5 намерена предпринять для их модернизации?

– Небольшая поправка: мы только что отметили 70-летие Среднеуральской ГРЭС, так что ее строительство началось в 30-х годах. Что касается модернизации, то мы активно работаем в этом направлении. ОГК-5 не является уникальной компанией, ведь глобального строительства после 80-х годов не велось по всей стране. Поэтому в среднем по России наши мощности мало отличаются от других ОГК и ТГК. Но состояние технологического оборудования зависит не только от возраста, но и от качества его эксплуатации и ремонта, то есть от квалификации технического персонала. Поэтому если мы возьмем Конаковскую ГРЭС, которой в 2005 г. исполнилось 40 лет, то увидим, что ее техническое состояние лучше, чем у Рефтинской станции, которая была запущена в 1972 г. Дело в том, что на Конаковской станции (я там начал работать в 2003 г.) каждый год выводится по одному блоку для капитального ремонта. Тем самым проводится модернизация и продлевается работа блоков. Конечно, мы и дальше будем обновлять наши мощности. Причем, достаточно агрессивно.

– Недавние холода показали, что газ – не самое лучшее топливо для станций. Имеются ли планы по переводу ГРЭС на уголь?

– У нас топливная составляющая достаточно сбалансирована. Рефтинская ГРЭС работает на угле полностью. Остальные на газе, резервное топливо для них – мазут. Мы сейчас предполагаем строительство ПГУ на Среднеуральской ГРЭС, что позволит получить новые эффективные мощности в одном из энергодефицитных регионов. Мы не планируем переводить три газовые станции на уголь. Для такого перевода надо их бульдозером снести и на этом месте строить новые. Затраты составят от 700 до 1000 долл. за кВт мощности. Это супердорогое строительство, и никаких экономических оснований для него нет.

– В свое время энергохолдинг очень сильно ругали за то, что на Рефтинскую ГРЭС поставляется высокозольный экибастузский уголь. Планирует ли ОГК-5 переводить эту ГРЭС на другие марки угля?

– Конечно, уголь, который использует Рефтинская станция, дает достаточно много золы, но при этом его стоимость весьма низкая. Благодаря этому Рефтинская ГРЭС достаточно эффективна и по себестоимости электроэнергии вполне сопоставима с остальными нашими станциями. Мы считаем, что существующая структура топливного баланса наших ГРЭС на сегодняшний день оптимальна и будет сохраняться достаточно долгий период времени. Если перестраивать все станции под газ, то могут возникнуть проблемы с получением необходимых объемов газа, а с ростом цены на газ себестоимость производимой энергии будет ненамного ниже, чем на угле. В то же время резкого роста стоимость угля не прогнозируется, так как мы являемся единственным потребителем для своего поставщика. В данном случае мы связаны.

– Как Вы вообще оцениваете перспективы угольной энергетики?

– Я могу делать оценки только в отношении нашей Рефтинской станции. По экспертным оценкам, запасов угля для ее успешной работы хватит еще минимум на 100 лет. Мы понимаем, что Экибазстуз заинтересован во взаимовыгодном сотрудничестве с нами, поскольку львиную долю его продукции получает именно Рефтинская ГРЭС. Поэтому единственная проблема, которую мы здесь видим, – это утилизация золы от переработанного угля. Нам надо искать новые технологические решения, чтобы более эффективно перерабатывать уголь и утилизировать золу, которая сама по себе тоже может быть сырьем для определенных производств.

– ОГК-5 планирует провести допэмиссию акций, которые будут размещены среди инвесторов. Какой объем инвестиций Вы планируете привлечь? Один из вариантов предусматривает проведение допэмиссии до 3,8 млрд долл. На что будут направлены эти деньги?

– Реально мы можем привлекать только те деньги, которые сумеем эффективно использовать. Кроме того, мы должны трезво оценивать основные тенденции рынка, насколько он готов инвестировать средства в нашу компанию. На первом этапе мы говорим только о тех инвестпроектах, которые уже существуют или находятся в стадии активной разработки. Первоначально мы предполагаем привлечь около 300 млн долл. – это нам необходимо и достаточно. А дальше жизнь покажет. Пока основные направления у нас – это строительство ПГУ на Среднеуральской ГРЭС, мощностью 410 мВт, и модернизация оборудования на других станциях. Мы уже серьезно обновили два блока на Конаковской станции, но требуется модернизировать еще шесть. Одновременно подобного рода работы будут вестись на Рефтинской и Невинномысской станциях.

– И самая большая проблема, как можно понять, сетевое хозяйство?

– Да, эта проблема существует практически везде, в том числе и на Урале. Там, помимо строительства новых мощностей, необходима новая сетевая развязка. Например, мы не можем начинать глобальное строительство на Рефтинской станции потому, что имеем точные сведения от нашего системного оператора о существующих и пока не решенных сетевых проблемах.

– Какими методами Вы планируете поощрять менеджмент? Будут ли опционы для менеджмента?

– По опционам вопрос не к нам – это полномочия акционеров, как поощрять менеджмент. А у нас есть ключевые показатели эффективности. Сейчас мы их уже разрабатываем на более современном уровне, поскольку предполагаем управлять стоимостью компании не только в зависимости от ее прибыльности, но в то же время учитываем риски, которые связаны с надежностью оборудования. Так, если мы хорошо ремонтируем и модернизируем наше оборудование, то уменьшаем эти риски. Тут четко видно влияние каждого менеджера именно на стоимость компании. Ведь абсолютно понятно, что всех акционеров интересует прежде всего стоимость компании, которая тянет за собой ее капитализацию.

– Какой Вы видите ОГК-5 через несколько лет?

– Я думаю, что в течение нескольких лет нам надо нарастить эффективные мощности (КПД более 56% по новым мощностям). Мы первые были образованы и просто обязаны использовать эту возможность, чтобы раньше начать строительство, получить эффективные мощности и рыночные преимущества. Мы рассчитываем добиться уровня себестоимости электроэнергии ниже, чем у других. Соответственно, на это и направлены инвестиционная и ремонтная программы.

При этом мы рассчитываем на то, что правила рынка станут усложняться: не будет регулируемого государством сектора, а энергия станет свободно продаваться на рынке. Поэтому крайне заинтересованы в том, чтобы сокращать свои издержки, снижать себестоимость продукции. В связи с этим мы должны научиться очень хорошо торговать и успешно бороться с издержками, которые у нас находятся в центрах затрат. Для этого важно эффективно пользоваться пиковыми нагрузками, достигая этой цели при помощи модернизации. Тепловая генерация будет зарабатывать больше всего именно в пиковое время. Атомная энергетика у нас работает «в базе», гидро – столько, сколько есть воды, и тепловая генерация в условиях рынка сможет зарабатывать деньги именно на колебаниях. Поэтому наш план достаточно понятен и обоснован: добиться увеличения стоимости компании, успешно привлекая инвестиционные средства, увеличивая мощности, модернизируя оборудование. При этом главной задачей остается умение наилучшим образом торговать во всех новых секторах рынка электроэнергии и мощности.

Нам нужно научиться торговать – Анатолий БушинКод PHP" data-description="Интервью с генеральным директором ОГК-5<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/pressa/articles/2236.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.

Возврат к списку