16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Банкротство "ЮКОСа"

05.11.2004 Российская газета Татьяна Зыкова

Беда или охранная грамота

Второй день муссируется вопрос о добровольной самоликвидации "ЮКОСа". Как заявил накануне председатель правления "ЮКОСа" Стивен Тиди, совет директоров компании принял решение созвать 20 декабря внеочередное собрание акционеров, на котором будет окончательно решено: объявит ли компания о своей ликвидации либо заявит о банкротстве.


Напомним, что впервые о том, что такой исход в деле "ЮКОСа" вполне возможен, представители нефтяного гиганта во всеуслышание заявили еще в середине лета 2004 года. Но сенсация сама собой перегорела. И большинство экспертов расценили этот шаг скорее как шантаж, с помощью которого нефтяная компания пыталась пробить путь к "сердцу" власти. Но 23 сентября на очередной пресс-конференции семь членов директоров "ЮКОСа" (в основном иностранцы) вновь поставили вопрос перед менеджментом холдинга объявить о добровольном банкротстве, причем в день, когда Российский фонд федерального имущества (РФФИ) официально опубликует дату и условия продажи главной "дочки" "ЮКОСа" "Юганскнефтегаза". Однако и эти слова также повисли в воздухе. И вот теперь, судя по всему, банкротством запахло всерьез.

Аналитики отмечают, что, скорее всего, в "ЮКОСе" окончательно потеряли надежду договориться с властями. В особенности после слов помощника президента Игоря Шувалова, дескать, "какой может быть диалог у компании с властью, если та судится с налоговыми органами по неуплате налогов и единственный способ решить проблемы - это заплатить все налоги". Однако с этим "единственным способом" у "ЮКОСа" сегодня как раз критические дни. По словам Стивена Тиди, в настоящее время "компания близка к неплатежеспособности, а форс-мажором станет ситуация, когда объем обязательств превысит стоимость активов". А это время не за горами. Более 14 миллиардов долларов - таковы иски Федеральной налоговой службы о взыскании с "ЮКОСа" платежей за 2000-2002 годы. Налоговики обещают, что к декабрю подоспеют еще и иски по 2003 году, которые еще больше увеличат долги компании.

Кстати, Стивен Тиди не исключил, что банкротство может быть объявлено и до внеочередного собрания акционеров. Совет директоров намерен сделать это в день, когда назначат дату аукциона по продаже "Юганскнефтегаза".

Тем временем в минфине отказываются официально комментировать заявления "ЮКОСа" о его возможном банкротстве, замечая, что "совет директоров "ЮКОСа" грозит нам банкротством едва ли не раз в неделю".

Стоит, однако, учесть, что месяц назад председатель совета директоров "ЮКОСа" Виктор Геращенко заметил, что банкротство компании, если она сама его инициирует, станет выгодным для кредиторов. По его словам, банки, объявившие "ЮКОСу" дефолт, получат первоочередное право по возврату средств. А это, похоже, сенсационный поворот в нашумевшем "нефтяном" деле. Ведь тогда претендовать на основную часть всех долговых обязательств "ЮКОСа" будет не только государство, но и Menatep Group. А ему "ЮКОС", по некоторым оценкам, задолжал около 10 миллиардов долларов. Кстати, государству, по ситуации на текущий момент, "ЮКОС" должен около 11 миллиардов долларов.

Между тем вчера основной акционер "ЮКОСа" - Group MENATEP - сделал ход конем. Компания пообещала подать иск в международный арбитраж против российских властей за то, что они нарушили Энергетическую хартию, которую Россия подписала 10 лет назад. Ее положения предусматривают, в частности, выплату рыночных компенсаций инвесторам за любую потерю или изъятие их активов. Акционер "ЮКОСа" оставил власти на размышление три месяца. Не удастся прийти к мировому соглашению - разговор продолжится в Международном арбитраже.



Экспертиза

Михаил Эскиндаров,
первый проректор Финансовой академии при правительстве РФ
Петр Ушанов,
доцент Финансовой академии при правительстве РФ

Видимо, проанализировав ситуацию, председатель совета директоров компании Виктор Геращенко в свое время пришел к выводу, что преждевременное объявление банкротства может быть расценено как лжебанкротство. А это грозит сотрудникам компании новыми, в том числе и уголовными, преследованиями. "Мы должны быть как "Варяг", - сказал Геращенко, - и уйти с высоко поднятым флагом. Мы пытаемся сделать все, чтобы выполнить свои обязательства".

Однако закон не только предоставляет должнику право подать в суд заявление о банкротстве, если дело заходит в тупик, но и вводит для него такую обязанность. Например, когда удовлетворение требований кредиторов приводит к невозможности исполнения должником своих обязательств в полном объеме, а также если обращение взыскания на имущество должника существенно осложнит или сделает невозможным хозяйственную деятельность должника. Игнорирование этой нормы создает угрозу привлечения руководства должника к субсидиарной ответственности по искам кредиторов, а также к уголовной ответственности за неправомерные действия при банкротстве. Безусловно, сегодня такое развитие событий кажется абсурдным. Однако еще не так давно вряд ли кто себе мог представить появление признаков банкротства у "ЮКОСа" или то, что основные его акционеры и топ-менеджеры окажутся в Матросской Тишине.

Отсюда закономерен вопрос: "Если процедуры банкротства такой крупной компании, как "ЮКОС", станут неизбежностью, как все это будет проходить в условиях укрепляющегося государственного регулирования?" Другой не менее интересный вопрос - есть ли шанс у частного капитала сохранить контроль над нефтяным бизнесом "ЮКОСа". И здесь надо принять к сведению ряд обстоятельств.

Сценарий N 1

Если, например, "ЮКОС" подает заявление должника о своем банкротстве, а арбитражный суд вводит процедуру банкротства - наблюдение. Это может длиться более полугода. В это время конкурсные кредиторы и уполномоченные (налоговые) органы могут только заявлять требования. Реализация активов компании и его нефтеносной "дочки" обязана быть приостановлена до рассмотрения вопроса о банкротстве компании-должника по существу. В этом случае "ЮКОС" получает передышку, необходимую ему для дальнейших расчетов с кредиторами.

Сценарий N 2

Безусловно, предприятие не обязательно сможет рассчитаться с кредиторами в период наблюдения. Однако закон о банкротстве предусматривает процедуру финансового оздоровления должника. Если будет введена такая процедура банкротства, должник фактически получит защиту от кредиторов в виде утвержденного судом графика погашения установленных на этот момент требований кредиторов.

Сценарий N 3

По решению собрания кредиторов арбитражным судом может быть введено внешнее управление. Это тоже процедура банкротства. Она предусмотрена законом на срок до 18 месяцев и может быть продлена по решению арбитражного суда еще на полгода. К сожалению, по новому Закону о банкротстве 2002 года срок финансового оздоровления и внешнего управления в совокупности не может быть более двух лет. Однако в отношении градообразующих предприятий срок может быть продлен до одного года.

Существенное отличие внешнего управления от финансового оздоровления состоит в том, что руководство должника отстраняется, а его функции выполняет внешний управляющий, арбитражный управляющий, назначенный арбитражным судом. Требования к кандидатуре внешнего управляющего в этом случае определяет орган, предоставивший поручительство по обязательствам градообразующего предприятия, а арбитражный управляющий, чтобы быть утвержденным арбитражным судом, должен будет пройти аттестацию Минпромэнерго России.

Однако процедура внешнего управления позволяет ввести мораторий на удовлетворение требований кредиторов, в том числе и на требования государства. В этот период не начисляются штрафы, пени и неустойки. А вот на сумму требований кредиторов начисляется процент по ставке рефинансирования ЦБ РФ, как будто эти деньги предоставлены должнику в долг. График выплаты по этим долгам устанавливается планом внешнего управления, который утверждается арбитражным судом.

Следует также отметить, что внешний управляющий не в праве отчуждать имущество должника, представляющее собой единый технологический комплекс, если, конечно, инициатором такой продажи не выступит сам собственник предприятия-должника. Он же объявляет собранию кредиторов обязательную цену, ниже которой невозможно проводить торги. Только в этом случае по закону реализация активов должника может быть предусмотрена планом внешнего управления.

Внешний управляющий также лишен возможности отказываться от исполнения договоров поставки газа, транспортировки или распределения газа, нефти и нефтепродуктов, заключенных с потребителями, снабжение которых не подлежит ограничению или прекращению, в том числе на основе международных договоров Российской Федерации. Особо следует отметить, что текущие платежи, а под таковые в данном случае попадают все выплаты, необходимые для выполнения плана внешнего управления, включая коммунальные, транспортные и прочие расходы, осуществляются вне очереди. Источники этих платежей также определены планом внешнего управления и на них не может быть обращено взыскание по требованию кредиторов. Значит должник, продолжая свою нормальную хозяйственную деятельность, и в процедуру внешнего управления сможет мобилизовать необходимый ресурс для расчетов с кредиторами.

Сценарий N 4

Допустим, предприятие-должник все-таки будет признано банкротом. Тогда закон в качестве обязательного условия предусматривает реализацию имущественного комплекса как единого лота. Должник может учредить стопроцентное дочернее акционерное общество, в которое передает свои активы. Соответственно, на торги выставляются не сами активы должника, а акции его дочернего предприятия. Покупатель на торгах получает предприятие, к которому ни у кого нет и в дальнейшем не может быть никаких претензий со стороны кредиторов.

По результатам торгов составляется протокол, в котором фиксируется цена продажи. Между тем компания, выигравшая торги, не обязательно получит право покупки активов должника. Если "ЮКОС" будет признан субъектом естественной монополии в топливно-энергетическом комплексе, исполнительные органы Российской Федерации вправе заключить договор купли-продажи, предусматривающий приобретение данного предприятия на условиях, определенных на торгах в течение месяца с даты их проведения. В случае если Российская Федерация в течение указанного срока не заключила договор купли-продажи, этот договор заключается с победителем торгов. Это говорит о том, что у акционеров предприятия-должника (если оно является субъектом естественной монополии и представляет стратегический интерес для государства) достаточно скромные возможности сохранить свой бизнес в период конкурсного производства. Повторим, президент неоднократно заявлял, что цели национализировать "ЮКОС", прибрать его к рукам у государства нет и не будет.

В этой связи необходимо подчеркнуть, что по закону о банкротстве и учредители, и даже третьи лица в любое время, в период любой процедуры банкротства, до завершения конкурсного производства вправе одновременно удовлетворить все требования кредиторов или предоставить должнику необходимые средства. От приема этих денежных средств кредиторы отказаться не имеют права. Но это значит, что дело о банкротстве должника подлежит прекращению в связи с погашением всех требований кредиторов. А денежные средства, если их предоставляют третьи лица, будут считаться предоставленными должнику на условиях беспроцентного займа. Срок данного займа определен моментом востребования. Однако он не может наступить ранее окончания срока, на который вводилась соответствующая процедура банкротства. Представляется, что такие средства в условиях, когда требования кредиторов будут установлены в полном объеме, частный капитал все-таки сможет мобилизовать. Подтверждение тому - имевшиеся в печати сообщения о готовности западных инвесторов предоставить деньги для санации российского нефтяного гиганта.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку