16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Из-за чего Адамов грех стал яблоком раздора

05.10.2005 Российская газета Александр Емельяненков

С носителем государственных секретов, даже если он преступил законы чужой страны, следует разбираться по эту сторону границы

Решение швейцарского правосудия об экстрадиции в США экс-министра России по атомной энергии Евгения Адамова может затронуть интересы национальной безопасности нашей страны. К такому выводу склоняются российские эксперты в области ядерных вооружений, чувствительных технологий двойного назначения и в сфере защиты государственной тайны.


Как пояснили корреспонденту "РГ" в Федеральном агентстве по атомной энергии - а именно это ведомство, имевшее тогда статус министерства, с 1998-го по март 2001 года возглавлял Евгений Адамов, он и по сей день остается носителем сведений чрезвычайной ценности. К тому, что составляет государственную тайну, относятся сведения с грифом "совершенно секретно" и "особой важности", срок давности по ним соответственно 5 и 10 лет. Рядовым гражданам, допущенным к такого рода сведениям по работе или в период военной службы и давшим подписку о неразглашении, загранпаспорт не выдают, пока не истечет установленный срок.

Для министров и руководителей рангом пониже, кому зарубежные контакты необходимы по службе, существует особый порядок - у них, как правило, служебные или дипломатические паспорта с полагающимся в таких случаях иммунитетом. Евгений Адамов знал о ведущемся против него расследовании, однако рекомендациями коллег воздержаться от зарубежных поездок пренебрег и на свой страх и риск отправился в Швейцарию по общегражданскому паспорту. Где и попал в приготовленную для него ловушку.

"Подозреваемого попросту выкрали, использовав для этого частный визит в третью страну", - так прокомментировал для "РГ" суть случившегося предшественник Адамова в должности главы минатома Виктор Михайлов. Сейчас он возглавляет Институт стратегической стабильности Росатома и остается научным руководителем РФЯЦ-ВНИИЭФ, крупнейшего в России ядерно-оружейного центра. Особо теплых чувств к Адамову он никогда не питал, но сегодня личные отношения выводит за скобки. Более того - Михайлов не исключает, что мы имеем дело с давно спланированной провокацией, если хотите - миной замедленного действия под российско-американские отношения в целом и двухстороннее сотрудничество по вопросам ядерной безопасности в частности.

- Как можно было, - не скрывает он своего возмущения, - средства правительства переводить на счета частных лиц?! Но ведь американцы переводили! А как переводили - так и тратили. Выходит, тогда специально закрывали на это глаза, чтобы был повод раздуть скандал...

Нельзя позволять, чтобы с нами обращались как с банановой республикой, считает Виктор Михайлов. Если находятся основания для подозрений или даже обвинений в адрес экс-министра ядерной державы, допущенного по службе к важнейшим государственным секретам, никто не мешал и не мешает американской Фемиде вступить в контакт с соответствующими российскими правоохранительными органами.

Ведь это не просто высокопоставленное в прошлом должностное лицо, член правительства с определенным дипломатическим иммунитетом. Это специалист, руководитель федерального уровня, посвященный в святая святых нашего ядерно-оружейного комплекса, знающий его сильные и слабые стороны, обладающий сведениями обо всех перспективных и, разумеется, секретных разработках, которые ведутся в наших ядерных центрах, оборонных НИИ и КБ. Подчиненные его, безусловно, информировали и о тех материалах, которые поступают к нашим теоретикам и конструкторам из ГРУ и СВР - по каналам научно-технической разведки...

В отличие от Виктора Михайлова, вся жизнь которого и до, и после министерских высот связана с ядерно-оружейным комплексом, Евгений Адамов пришел в кабинет на Большой Ордынке вроде бы из научной организации - НИКИЭТ, однако и здесь - каждая вторая разработка или "сов.секретно" или "особой важности". Адамов, будучи министром, не входил в состав Совета безопасности РФ, но и те сведения, которые он получал, проводя отраслевые научно-технические советы, балансовые комиссии, утверждая планы НИОКР для ведущих российских ядерных центров, инспектируя предприятия по производству делящихся материалов и заводы по сборке ядерного оружия, бывая на испытательных полигонах, в командных центрах и на других стратегических объектах, - ставит его в разряд ценнейших источников информации, за которыми охотятся разведки всего мира.

Нынешний глава Росатома академик Александр Румянцев, сожалея обо всем случившемся, в оценках сдержан. По его словам, для начала надо дать возможность Евгению Адамову ответить на все вопросы, которые возникли к нему у российских правоохранительных органов и у блюстителей закона в США. Как и многие его коллеги, он не считает инцидент с Адамовым только фактом его личной биографии.

- Человек, который возглавлял ведущую конструкторскую организацию по реакторам канального типа и который три года руководил всем ведомством, - его личная судьба тесно переплетена с судьбой отрасли. Да, ему предъявляются претензии по тому периоду, когда он возглавлял НИКИЭТ. Но и для отрасли это событие, которое не проходит безболезненно - ведь это же наш бывший руководитель...

Ситуация в целом крайне неприятная, считает академик Румянцев - и для самого Адамова, и для атомной отрасли, и для России в целом. Но комментировать, а тем более распространять бездоказательные заявления о каких-то гипотетических сделках Адамова с американским правосудием и его якобы готовности выдать государственные секреты России в обмен на снисхождение американской Фемиды, в Росатоме считают делом недостойным, оставляя такие заявления на совести их авторов.

Подробности

Заявление МИД России о политической подоплеке решения Швейцарии выдать бывшего главу минатома Евгения Адамова США вызвало явное недовольство Берна.

Представителю федерального управления юстиции Швейцарии Рудольфу Виссу особенно не понравилась формулировка о "политической мотивированности данного решения, идущего вразрез с правовыми и объективными обстоятельствами".

Как заявил швейцарский чиновник, "наши специалисты строго следовали рекомендациям федерального суда Швейцарии, который уже сталкивался с подобными прецедентами в своей практике". "Выдав экс-министра России, мы бы не смогли выполнить наши обязательства перед Вашингтоном, зафиксированные в двустороннем соглашении", - пояснил Висс.

Пытаясь успокоить Россию, Висс сделал предположение, что Вашингтон вполне может выдать Адамова России после окончания всех правовых действий на своей территории.

Адвокат сомневается в столь широко рекламируемой непредвзятости швейцарских властей. Арари ссылается при этом на факты недавних четырех прецедентов, когда швейцарское правосудие также сталкивалось с двумя "конкурирующими" ходатайствами об экстрадиции, и всякий раз принимало решение в пользу США.

Решение Берна не удивило Вашингтон. Газета "Нью-Йорк таймс" цитирует американского посла в Женеве Д. Венделла. "Мы очень довольны принятым швейцарцами решением", - явно скромничает посол.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку