16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Даже $100 за баррель не вызовет спада в экономике

30.08.2005 Ведомости Василий Кашин, Александр Беккер

Росту мировой экономики высокие цены на нефть не мешают. Российская экономика, явный бенефициар нефтяного бума, ничего от высоких цен не получит

Все под контролем

За последние 24 месяца цены на нефть выросли почти вдвое, достигнув рекордных $70 за баррель. Во время предыдущих подобных скачков, в 1973-1974 и 1980-1981 гг., ситуация называлась нефтяным кризисом и ВВП снижался на несколько процентов, а “кризисном” 2005 г. мировой ВВП, по оценкам МВФ, увеличится на 4,3%, что лишь немного ниже рекордных 5,1% роста в 2004 г. Одна из причин устойчивости в том, что нефтяные цены растут не из-за попыток поставщиков манипулировать мировым рынком и не из-за страха перед конфликтом на Ближнем Востоке, как в прошлом веке. Нефть дорожает именно из-за уверенного роста мировой экономики, считают эксперты.

“Платой за продолжающийся экономический рост будут повышающиеся цены на нефть”, — констатирует Филип Верлегер из Института международной экономики в Вашингтоне. Номинальные цены на нефть ставят исторические рекорды, но с поправкой на инфляцию им надо стать выше $90 за баррель, чтобы перекрыть показатели апреля 1980 г. Но даже если цены вырастут до $100 за баррель, это само по себе не вызовет рецессии, считает Верлегер.

“Повышение цены на нефть на 100% в течение года может уменьшить рост ВВП на 1 процентный пункт”, — считает экономист Бюро энергетической информации министерства энергетики США Насир Килджи. За последние два года, если сравнивать среднеквартальные цены этого года с показателями аналогичного периода 2003 г., нефть подорожала на 84%.

Скачки цен в 1973-1974 и 1979-1980 гг. были гораздо острей — прекращение поставок с Ближнего Востока приводило тогда к трехкратному повышению цен за несколько недель. Колебания цен на нефть наложились тогда еще на высокий уровень инфляции и понудили мировые центробанки к резкому повышению ставок. По мнению экспертов ФРС, изучавших опыт тех времен, резкое повышение ставок стало одной из основных причин последовавшей за кризисами череды рецессий. Кризис 1973 г. привел к повышению ставок с 5,75% до 13%, а иранская революция 1979 г. — даже до 20% в мае 1981 г. Сейчас ФРС повышала ставки постепенно — с 46-летнего минимума в 1% в июне 2003 г. до 3,5% в нынешнем августе.

“30 лет назад развитие финансовой системы и финансовых рынков было разным. Сейчас ФРС и центробанки увереннее контролируют ситуацию, — резюмирует Евгений Гавриленков из "Тройки Диалог". — А плавное повышение цен на нефть несравнимо с резкими всплесками 1970-х и 1980-х”.

Системный кризис

В отличие от мировых тенденций темпы советской экономики прямо не зависели от мировых цен на нефть, утверждает руководитель Центра анализа данных ВШЭ Алексей Пономаренко. До открытия “большой нефти” Западной Сибири рост ВВП в 1960-1970-е гг. составлял в среднем 5,7%. В последующее десятилетие, несмотря на пуск Самотлора, Федоровского и других уникальных месторождений Тюмени, рост ВВП сократился до 4,6%, в 1981-1985 гг. — до 2,1%, а перед распадом СССР — упал до 1,2% (1986-1990 гг.). “Никакая нефть не способна преодолеть системный кризис, десятки миллиардов долларов только отсрочили крах советской экономики”, — заключает Пономаренко.

Глава ФСФР Олег Вьюгин полагает, что рост экономики России связан не с ценами, а с объемом добычи и экспорта. Добыча нефти в России поддерживалась заделами советской геологоразведки и восстановлением после дефолта 1998 г., отмечает президент “Антанты Капитал” Сергей Алексашенко. Нефтяные цены двигают российскую экономику при определенных условиях: до $35-40 за баррель Urals они поддерживали рост на уровне 4,5-5% ВВП. А после пересмотра в 2004 г. налогового законодательства у нефтяников изымается 95-99% сверхдоходов. “Деньги перераспределяются в бюджет, а он тратит их на текущее потребление, поэтому рост ВВП будет ежегодно снижаться на 0,1-0,2%”, — констатирует Алексашенко.

Вьюгин считает, что государство может стимулировать рост экономики укреплением рубля. Это увеличит и стоимость национальных активов, и инвестиции в отраслях, работающих на внутренний рынок. Но преобладает точка зрения, что укрепление рубля вредно для экспортеров, сожалеет Вьюгин.

По мнению Алексашенко, мировая конъюнктура не прошла бесследно. В тени экспортного сектора энергично развиваются финансовый сектор и телекоммуникации. Но они одни не могут стать генераторами новой экономики и вызвать экономический подъем в России, констатирует экономист. (Использованы материалы WSJ.)

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку