16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

оссия пересядет с нефтяной иглы на «инновационную»

19.08.2005 RBCdaily Алексей Виноградов

Сырьевой фактор экономического роста выдохся, говорит Герман Греф

Россия подошла к «исчерпанию модели экономического роста, основанной на форсированной добыче нефти». По итогам года рост добычи «черного золота» составит всего около 2%, рост экспорта – 3-4%. С учетом того, что до сих пор увеличение темпов роста ВВП «на 50% базировалось на опережающем росте добычи нефти», снижение темпов добычи чревато заметным замедлением и экономического развития. Об этом в ходе заседания правительства заявил министр экономического развития и торговли РФ Герман Греф. Тем более, по его словам, ситуация усложняется на фоне прогнозируемого падения цен на нефть – к концу нынешнего года баррель Urals подешевеет до 48 долл., в 2006 г. средняя цена «бочонка» нашего основного экспортного сорта будет около 40 долл., а затем еще дешевле.

В качестве нового мотора экономического роста Греф предложил ускоренное развитие инновационного сектора, подспорьем в чем должно быть создание особых экономических зон, технопарков и, наконец, национального инновационного фонда. Существующие структуры поддержки венчурных проектов, на взгляд министра, «действуют в микроскопических размерах».

Таким образом, не успело правительство одобрить положение о федеральном инвестиционном фонде, как тут же появляется новая инициатива. Как отмечают эксперты, трудно сомневаться, что в теории обе создаваемые структуры необходимы. Замедление темпов прироста добычи в нефтянке, необходимость освоения «трудных» газовых месторождений диктуют переход к новым «векторам развития». Вопрос – не поздно ли, с учетом того, что негативные тенденции у сырьевиков прогнозировались давно и связаны не только с увеличением налогообложения их предприятий. При этом и инвестиционный (для поддержки крупных национальных проектов), и инновационный фонд давно действуют в других странах, в том числе в близком нам в прямом и переносном смысле Казахстане. Однако правительство до поры до времени не замечало опыта соседей, ВВП которых, между прочим, растет быстрее российского – и за счет развития несырьевого сектора в том числе.

«Вклад нефтегазового сектора в ВВП в целом в России гораздо выше, чем рассчитываемые по ОКОНХ 10%, – сказал RBC daily эксперт фонда «Центр развития» Валерий Миронов. – С учетом всех факторов, в основном используемого ВИНК трансфертного ценообразования, на деле это все 20-25%, а ведь есть еще огромный косвенный вклад, связанный с тем, что доходы от нефти и газа стимулируют другие сектора. Поэтому обеспокоенность снижением темпов добычи и экспорта «черного золота» понятна, вопрос в том, не стоило ли эту обеспокоенность проявить заранее. Ведь дело даже не в том, какие проекты отобрать и развивать, а в том, что до сих пор нет главного для реализации таких проектов – инфраструктуры, нет даже площадок для нормального, некоррупционного взаимодействия государства и бизнеса, а именно в таком взаимодействии только и может появиться инновационный сектор».

Как отмечают эксперты, налицо усугубляющийся негативный фактор во внешнеторговом балансе, где в структуре экспорта снижается доля продукции высокого передела (машиностроения и т. д.), хотя при этом доля этой же высокопередельной продукции растет в структуре импорта. Говорить в этих условиях о «слезании с нефтяной иглы» по меньшей мере наивно. Необходим толчок для развития альтернативных секторов экономики, но дадут ли его «технологичные» ОЭЗ и вновь создаваемые фонды – эксперты сомневаются.

«В теории, инновационный фонд нужен, – говорит директор департамента стратегического анализа компании «ФБК» Игорь Николаев, – однако уже первичный анализ проблемы заставляет сомневаться в такой необходимости. Проблема создания такого фонда просчитывалась еще в начале 90-х, но с тех пор ситуация изменилась к худшему. Банк проектов, развитию которых можно было бы помочь, опустел – все, что могли продать за границу, продали. Мозги – утекли туда же. Государство, которое в лице своих чиновников должно патронировать этот бюджетный фонд и решать вопросы распределения его средств, эффективнее не стало. А значит, слишком высока вероятность того, что он станет площадкой банального распила бюджетных средств с минимальной пользой для экономики. Чтобы поднять инновационный сектор, необходимо создать соответствующую инфраструктуру, куда мог бы потом прийти частный капитал, увеличить эффективное финансирование науки – в результате которого пополнился бы банк проектов, – а потом уже думать, как их реализовать».

С другой стороны, говорят те же эксперты, бездействие в данной ситуации тоже чревато проблемами в будущем. Вопрос, как действовать и кто будет определять необходимые «отправные точки» развития. От умения предвидеть многое зависит – скажем, еще два года назад мало кто мог поверить в возрождение отечественного производства телевизоров – однако сейчас оно растет, и очень приличными темпами.

«Сам же отбор инвестпроектов не может не осуществляться – по крайней мере, методом проб и ошибок, и к этому надо быть готовым заранее, – говорит Валерий Миронов. – Лососевые хозяйства в Чили, авиапром в Бразилии и автопром в Мексике – все эти локомотивы экономического роста в названных странах появились не сразу в ходе реализации какого-то гениального плана, а прошли как бы естественный отбор, в ходе которого сказалось множество факторов, в том числе не в последнюю очередь – особенности национального менталитета».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку