16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

Деньги до науки пока не доходят

12.07.2005 RBCdaily Анна Попова, Петр Кирьян

Академическая наука недофинансируется потому, что государственные ассигнования и гранты распределяются неэффективно

Структура государственных расходов на финансирование науки, по мнению опрошенных RBC daily экспертов, остается неоптимальной. В отличие от развитых стран зарубежья, в России подавляющая часть исследований осуществляется в конструкторских организациях, научно-исследовательских институтах, обособленных от рыночных предприятий и университетов. По оценке проректора Высшей школы экономики (ВШЭ) Леонида Гохберга, «на предприятия и вузы приходится минимальная доля обоих расходов на науку: по 6% и 5% соответственно. В США же, например, на долю компаний приходится 75%. Это два важных сектора: во всех развитых рыночных экономиках в них выполняется значительная доля научных исследований». Зато свыше половины бюджетных средств, ассигнуемых российским правительством на науку, уходит на содержание РАН, отраслевых академий, ведущих исследовательских институтов, и менее 20% – собственно на финансирование приоритетных научных направлений.

На сегодняшний день 70% российских научных организаций имеют государственный статус. При этом средняя зарплата научного сотрудника, например, в Российской Академии наук составляет всего порядка 7 тысяч руб. Россия остается на первом месте в мире по числу научных сотрудников и на 69-м – по эффективности политики в области инноваций. На финансирование науки государство в 2006 г. направляет в целом 71,7 млрд руб. В конце прошлого года Министерство образования и науки предложило правительству логичную программу реструктуризации РАН: сначала выработать четкие критерии оценки фундаментальных и прикладных исследований, затем сократить лишние научные организации и, наконец, за счет всего этого увеличить финансирование передовых исследований и повысить зарплату перспективным ученым. Кроме того, руководители академических и отраслевых НИИ распоряжаются федеральной недвижимостью. Эти активы закреплены за ними бессрочно. Минобразования предложило ввести централизованное управление этими финансовыми потоками.

Реформа вызвала резкое сопротивление руководства РАН, в том числе вице-президентов Академии Геннадия Месяца и Жореса Алферова. Однако на заседании правительства 30 июня, где рассматривались предложения Минобразования по реформе академического сектора науки, выяснилось, что Минэкономразвития и его руководитель Герман Греф поддерживают гораздо более радикальный вариант этой самой реформы. Глава МЭРТ заявил, что вообще не понимает, чем занята РАН. «Академия должна быть выстроена по образцу стран с высокоразвитой инновационной экономикой – США, Франции и пр., – заявил на заседании правительства Герман Греф. – Академии наук в этих странах – это узкий клуб наиболее выдающихся ученых. Управление имуществом осуществляет специальный независимый орган». Впрочем, в позиции «главного экономиста» кабинета нет ничего удивительного. Ведь именно подведомственное ему Росимущество завершило в марте прошлого года сенсационную проверку деятельности агентства по управлению имуществом РАН. Тогда выяснилось, что в 2001-2002 гг. большая часть инвестиционных контрактов, объектами которых становились недвижимость и дорогостоящие столичные земельные участки РАН, были заключены без конкурса, без рыночной оценки указанных активов и правильно оформленных контрактов (а порой и вовсе без них).

После того как правительство встало на сторону Минобразования, начнется работа над отдельными механизмами распределения средств в научной сфере. По мнению ученых, действующая система распределения средств на академические исследования так же несовершенна, как и культивируемая РАН система управления «научной недвижимостью». Деньги на исследования мирового уровня сейчас распределяются в основном по двум направлениям – в качестве государственных контрактов для организаций или грантов для лабораторий и отдельных ученых. Главная проблема – это грамотный отбор проектов, который сегодня ведется непрозрачно.

Далеко не всегда выделенные деньги доходят до лабораторий в полном объеме: согласно сложившемуся в научных кругах убеждению, если гранты распределяет РАН, до исполнителя может дойти от 50% до 5% от выделенной суммы. «Академическая лаборатория, занимающаяся конкретной проблемой, из 8 млн руб. (это средняя сумма гранта) может гарантированно получить только 400 тысяч, – рассказывает RBC daily ведущий менеджер фонда «Наука и будущее» Сергей Черкасов. – В этом смысле было бы полезно развитие менеджмента внутри научной отрасли, чьей задачей было бы не только соблюдение финансовых интересов, но и престижа, имиджа лабораторий». По словам г-на Черкасова, в фонде сейчас занимаются вопросом создания условий отбора научных идей, которые не могут пробиться через стандартные схемы получения финансирования.

В фонде «Наука и будущее» разрабатывают систему обширного мониторинга научной сферы. «Мы хотим предложить не одному-двум, а, скажем, тысяче ученых высказать свое мнение по перспективному проекту, – прокомментировал г-н Черкасов. – Эта система уже была апробирована в Центральном Московском депозитарии, поддерживает нас и Министерство образования и науки». Эксперты фонда «Наука и будущее» готовы к взаимодействию с руководством РАН и крупных академических институтов, однако пока «академики» не реагируют на предложения реформаторской части научного сообщества.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку