16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск

На электрическом стуле

30.05.2005 Время новостей Николай ГОРЕЛОВ, Семен НОВОПРУДСКИЙ

Московский кризис заставляет провести реформу всех систем жизнеобеспечения

Шок после московского блэкаута постепенно проходит. Наступает время анализа ситуации и поиска ответов на вечный вопрос "что делать?". Главный урок московского энергокризиса прост и жесток: без реформирования, кардинального обновления невероятно запущенных систем жизнеобеспечения Россия обречена жить от катастрофы к катастрофе. Страна сидит на электрическом стуле в комнате, где уже произошла утечка газа и давно проржавели батареи. Если ничего не менять, у нас будут постоянно исчезать свет, взрываться газ и прорываться канализация.

Реформатором в этой сфере, затрагивающей шкурные интересы всего населения страны, может быть только государство. А постоянно откладывать такие реформы под предлогом боязни социального взрыва из-за резкого роста цен на коммунальные услуги, как это делали все российские правительства, более невозможно. Просто потому, что цены растут все равно (ЖКХ -- абсолютный лидер по отраслевому вкладу в инфляцию 2005 года), качество услуг не улучшается, а оборудование изношено настолько, что становящиеся все более вероятными катастрофы будут иметь гораздо более разрушительные последствия, чем любые митинги протеста против роста тарифов.

Несомненно, основная составляющая этих трансформаций -- реформирование монополий, затянувшееся настолько, что грозит разрушить всю систему национальной безопасности. Причем не только в электроэнергетической сфере, но и в газовой, и железнодорожной. Топ-менеджеры РАО «ЕЭС России» теперь практически каждый день говорят: в 2000 году Анатолий Чубайс затевал реформу именно потому, что оборудование изнашивается, а на модернизацию требуются масштабные инвестиции. И, похоже, этот довод будет одним из ключевых при решении вопроса, останется г-н Чубайс руководителем РАО или нет. Понятно, что если трансформаторам полвека, вы можете поставить главой РАО хоть бизнес-гения, хоть кадрового офицера ФСБ из Петербурга -- подстанции все равно будут гореть.

На протяжении всего обсуждения реформ электроэнергетики не без помощи крупных финансово-промышленных групп наблюдался существенный перекос: разговор шел преимущественно вокруг генерирующих мощностей (инвестиции в них приносят большую и быструю прибыль). А о внимании к сетевой составляющей по большому счету говорил лишь один человек -- Виктор Кудрявый, лишившийся за свою позицию поста заместителя министра энергетики. Тем не менее конкретных решений по преобразованиям в отрасли государство по-прежнему практически не принимает. И именно эта нерешительность является главной опасностью для существования электроэнергетики как отрасли.

Злополучная подстанция "Чагино", с аварии на которой началось отключение энергии, относится к сетевому бизнесу. Этот бизнес, согласно плану реформы, останется за государством. Соответственно, частным структурам инвестировать в него смысла нет уже. Государству инвестировать в сети смысла нет еще, так как формально оно пока не имеет к ним никакого отношения. Такой переходный период затянулся настолько, что даже на самые изношенные сетевые объекты перестало хватать средств. На подстанции "Чагино" пресловутое «Мосэнерго» вынуждено было заменить сгоревшие транформаторы 1961 года выпуска на «новые» -- 1988 года. Более "юных" просто не нашлось.

Аналогичная ситуация и с диспетчеризацией. В том числе и по этим причинам в стране резко возросло число электроэнергетических аварий -- помимо Москвы на прошлой неделе оказались обесточенными больше половины Сочи и отдельные районы в Челябинской области.

Поэтому сейчас иного выхода, кроме как сокращение издержек энергетиков и повышение тарифов, похоже, не существует. Государство и без того слишком долго пыталось сдержать эту реформу, опасаясь неизбежного скачка цен на энергию, который спровоцирует рост инфляции и как следствие -- недовольство населения. В итоге теперь, как и в 2000 году, предстоит выбирать из двух зол: либо низкие тарифы и частые аварии, либо высокие тарифы и жизнь при свете. Хотя, разумеется, высокие тарифы сами по себе не гарантируют, что сбоев в работе энергосистем не будет, нужно еще и жестко контролировать денежные потоки внутри сетевых компаний, чего сейчас практически не делается.

Менеджмент «Мосэнерго» уже сделал попытку добиться повышения тарифов. Заместитель генерального директора компании Владислав Назин в минувшую субботу на подстанции «Чагино» заявил журналистам, что «Мосэнерго» предлагало в этом году повысить стоимость киловатт-часа на 28%, однако региональная энергетическая комиссия, подконтрольная московскому правительству, посчитала, что такой коэффициент «не соответствует обоснованным уровням». И решила, что в столице тарифы должны быть в рамках, установленных Федеральной службой по тарифам: рост должен составить минимум 5,8%, максимум -- 8%. По мнению г-на Назина, в настоящее время "есть неотложная необходимость роста тарифа". «Чтобы изменить критическую ситуацию с надежностью энергоснабжения московского региона в 2006 году, -- заявил он, -- необходимо повысить тарифы на 14--18%».

При этом, по словам менеджера "Мосэнерго", опасность грозит теперь с другой стороны: «В инвестиционной программе «Мосэнерго» существует перекос в сторону сетевого строительства». А это значит, что инвестирование в генерирующие мощности компании остается недостаточным.

Иными словами, руководство «Мосэнерго» снова напоминает о смысле реформирования электроэнергетики, о так называемом кресте Чубайса: в 2005 году, по сделанной главой РАО еще в 1999 году оценке, график роста спроса на энергию пересечется с графиком снижения выработки энергии из-за износа оборудования. Москва же давно стала энергодефицитным регионом, причем почти весь центральный регион России также в последние годы испытывает недостаток электричества. И в этом смысле задержка реформы играет против всех.

Однако существует еще одна проблема -- строительство новых мощностей в европейской части страны. Инвестиционная программа РАО предусматривает возведение электростанций лишь в южной части России. В центре же, где уровень жизни выше и за счет этого жители активнее пользуются различной техникой, ничего не строится (за исключением лишь одной Ивановской ГРЭС). Но РАО «ЕЭС России», похоже, так и не сделало выводов из роста энергопотребления в этом регионе и теперь, судя по всему, будет проигрывать конкурентную борьбу, например, «Росэнергоатому», который собирается привлекать кредиты для строительства новых энергоблоков на АЭС (правда, механизма для этого пока не существует, однако вполне возможно, что случившаяся на прошлой неделе авария вынудит разработать его в кратчайшие сроки).

Как бы то ни было, сложившаяся ситуация весьма на руку противникам реформы "по Чубайсу". Многие депутаты Госдумы последние дни открыто заявляют, что необходимо срочно прекратить преобразования. Люди, застрявшие в метро, лифтах, оставшиеся без света и воды, также негодуют. Однако из заявления Владимира Путина, сделанного им сразу же после аварии, следует, что глава государства не считает необходимым заморозить реформу: «Я думаю, можно говорить о недостаточном внимании руководства РАО «ЕЭС» к текущей производственной деятельности компании. Нужно заниматься не только проблемами, связанными с глобальной политикой в области энергетики и реформированием компании, но и текущей оперативной работой», -- сказал президент.

Однако пока никто из первых лиц государства не сказал, следует ли ожидать ускорения реформы. Возможно, это станет понятно после того, как будет подготовлен отчет о причинах московского блэкаута. В любом случае времени для того, чтобы вести дискуссии о будущем электроэнергетики, равно как о реформировании совершенно безумного по структуре российского газового рынка ("Газпром"-- единственная компания в мире, имеющая два разных рынка акций для резидентов и нерезидентов, к тому же нигде на планете коммерческая газодобывающая компания не является монополистом по транспортировке сырья), не остается.

Увлекаясь распределением прибылей от контроля над газовым или электроэнергетическим рынком, чиновники упускают из виду корень проблемы: Россия уже давно живет в состоянии латентной техногенной катастрофы. Авария в Москве -- это не трагическая случайность, не стечение обстоятельств, а естественная закономерность, причем не зависящая напрямую от качества менеджмента РАО "ЕЭС". От государства в такой ситуации требуется максимально быстро определиться со стратегией реформ естественных монополий. Либо взять всю ношу глобальной модернизации коммуникаций на себя -- и тогда федеральной казне долгие годы придется нести гигантские расходы. Либо сделать электроэнергетику, газотранспортную отрасль и жилищно-коммунальное хозяйство прозрачными, рыночными, конкурентными секторами экономики, привлекательными для частных инвестиций.

Россия находится в аварийном положении, и для нее сейчас нет лучшей национальной идеи, чем ликвидация тотальной запущенности систем жизнеобеспечения.

Совет директоров РАО «ЕЭС России» в минувшую пятницу заслушал отчет Анатолия Чубайса об аварии в энергетике Москвы и прилегающих регионах. По словам одного из членов совета, глава РАО сам решил вынести этот вопрос на рассмотрение. При этом директора приняли решение, несколько отличающееся от предложенного «приняли к сведению». Как говорится в сообщении РАО, совет «дал положительную оценку действиям диспетчерского и оперативно-технологического персонала ОАО «Мосэнерго» и ОАО «Системный оператор - Центральное диспетчерское управление ЕЭС» по остановке каскадного развития аварии и ликвидации ее последствий в кратчайшие сроки». Профессиональные действия персонала и работа противоаварийной автоматики во время развития аварии, сообщает энергокомпания, предотвратили массовое физическое разрушение энергооборудования, что явилось важнейшим фактором быстрой ликвидации последствий аварии и возобновления энергоснабжения потребителей. Совет директоров поручил правлению РАО принять меры по минимизации возможности возникновения аварийных ситуации в других регионах страны.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Возврат к списку