16+
Регистрация
РУС ENG

Россия должна следовать мировому тренду развития водородной энергетики

Россия должна следовать мировому тренду развития водородной энергетики

Уже нет никаких сомнений - сегодня водородная энергетика набирает обороты. Несколько лет назад в мире было всего три стратегии водородных — Франция, Япония, Южная Корея. Сейчас этих стратегий уже почти 20, и можно было бы сказать, что дело ограничивается стратегиями, но реальных инвестиционных проектов уже под $200 млрд., а планируемых — под $500 млрд.

Об этом на полях форума «Российская энергетическая неделя » («РЭН-2021») заявил вице-президент по маркетингу и развитию бизнеса «Русатом Оверсиз» Антон Москвин

По его словам, это очень большой рынок, большой тренд, в котором Россия, безусловно, должна занять одни из лидирующих позиций.

«Обратной дороги нет. Можно сколько угодно это обсуждать, но в мировом пространстве водород — это новый вид топлива. И мы должны реагировать на это не как на угрозу, а как на возможность просто в силу того, что у страны есть уникальные конкурентные преимущества. Мы понимаем, что все ближайшие рынки — страны азиатского региона, Европа — водородные стратегии строят на импортной зависимости, их собственного водорода будет недостаточно. И это возможность для нас присутствовать на этих рынках», — дополнил руководитель инвестиционного дивизиона УК «РОСНАНО» Алишер Каланов

«У нас есть уже очень хорошая база для движения в этом направлении. Мы видим, что технология существует на разных этапах, в ближайшие 10 лет вполне реально осуществить и масштабное производство, и найти баланс по приемлемой экономике его реализации», — сказал директор по стратегии, слияниям и поглощениям УК «МЕТАЛЛОИНВЕСТ» Юрий Гаврилов.

Между тем, современные российские технологии получения экологичного «зеленого» водорода слишком дороги для его массового использования.

«То, что реализуемо в лаборатории и даже на промышленных установках, далеко не всегда так же эффективно реализуется на промышленном уровне. Это не просто очень дорогие проекты, дело в том, что экономически они, в общем-то, не оправдываются», — говорит Юрий Гаврилов. 

«Сегодня себестоимость «голубого» водорода — низкоуглеродного водорода из ископаемых источников — составляет где-то $1,5 на тонну, «зеленого» — $5–6. Это технологии разных эпох. И то, что позволяет сделать «голубой» водород сейчас, позволяет быстро и относительно дешево создать спрос, создать те самые рынки и основу для того, чтобы «зеленый» водород был востребован в будущем», — отметил управляющий директор, партнер BCG Владимир Рогов.

«Что касается «зеленого» водорода, то здесь ситуация у нас, наверное, существенно хуже, чем с «голубым» водородом. Если с «голубым» водородом у нас есть ресурсы и довольно неплохой технологический опыт, то в случае с «зеленым» водородом те технологии, которые мы используем, остались где-то на уровне середины 1970-х годов», — дополнил директор Института нефтехимического синтеза им. А.В.Топчиева Российской академии наук Антон Максимов.

Эксперты считают, что «зеленый» водород не будет широко использоваться в ближайшие годы.

«Мы много говорим о том, водород какого цвета более предпочтителен сейчас, но на самом деле пока ни одна страна не запретила импорт нефти и газа», — сказал Владимир Рогов.

«Спрос на «голубой» водород в азиатском регионе и в Европе в ближайшие 10–15 лет точно будет существовать. Сейчас нет разговора о том, что в любых проектах, локальных или международных, будет приемлем только «зеленый» водород. Он крайне дорог, особенно если речь идет о международных поставках», — полагает Антон Москвин.

«В энергобалансе ископаемые источники еще долго будут составлять огромную массу, до 70%. Мы не прыгнем сразу в будущее, не перейдем на «зеленый» водород», — убежден Владимир Рогов.

«Сейчас мы понимаем, что рынок водорода — большая неопределенность. Мы не знаем, какой он будет по размерам, и даже наши прогнозы к 2030 году по экспорту колеблются чрезвычайно сильно — от 2 млн. тонн до 12 млн. тонн. Если мы к 2030 году хотим производить водород в России для того, чтобы его продавать на внешних рынках или использовать, мы должны преодолеть ряд технологических барьеров, которые фактически сформировались за 1990–2000 гг. Надо понимать, что те технологии, которые мы использовали, отстали скорее не по качеству самих технологических решений, а скорее по инжинирингу больших систем», — отметил Антон Максимов.

«Зарубежный рынок не определен в силу определенных рисков. Внутренний рынок не определен, так как у нас еще не такое жесткое углеводородное регулирование, которое могло бы экономически стимулировать переход на низкоуглеродный водород. И в этом плане мы будем еще долго находиться в зоне неопределенности, однако надо вкладываться уже сейчас. Поэтому особенно важны пилотные проекты. Это определенная разведка боем. Структурирование глобального водородного рынка будет определяться теми, кто участвует в его работе на ранней стадии», — сказал заместитель руководителя рабочей группы Национальной технологической инициативы «Энерджинет» Дмитрий Холкин

Эксперты отметили необходимость внедрения внутренних регуляторных механизмов и привлечения государственных субсидий в отрасль.

«Очень важно создавать уже на ранней стадии внутренний рынок водорода. Наверное, он будет первое время регулируемым, очень важны будут субсидии. Наверное, важнее, чтобы субсидии возникали для покупателей низкоуглеродного водорода. Тогда мы будем создавать именно рыночные стимулы к использованию водорода», — считает Дмитрий Холкин. 

«Нужно вместе с государством смотреть не только на регуляторную базу, которая обеспечит реализацию такого рода масштабных проектов, но и на дополнительные стимулы по реализации этих очень энергоемких и капиталоемких проектов», — убежден Юрий Гаврилов. 

ЭПР                                    

#энергетика

#новости_энергетики

 

 

Водородная энергетика

Россия должна следовать мировому тренду развития водородной энергетикиКод PHP" data-description="Уже нет никаких сомнений - сегодня водородная энергетика набирает обороты. Несколько лет назад в мире было всего три стратегии водородных — Франция, Япония, Южная Корея. Сейчас этих стратегий уже почти 20, и можно было бы сказать, что дело ограничивается стратегиями, но реальных инвестиционных проектов уже под $200 млрд., а планируемых — под $500 млрд. " data-url="https://www.eprussia.ru/news/base/2021/4188722.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/eb3/%D0%B2%D0%BE%D0%B4%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D0%BD%D0%B0%D1%8F%20%D1%8D%D0%BD%D0%B5%D1%80%D0%B3%D0%B5%D1%82%D0%B8%D0%BA%D0%B0.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные