16+
Регистрация
РУС ENG

Стратегическому газопроводному проекту дан старт

09.12.2005
Игорь Томберг, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН – для РИА «Новости».

Торжества, посвященные началу строительства Североевропейского газопровода (СЕГ), которые состоялись сегодня в Бабаево под Вологдой, стали одним из главных политических событий уходящего года. О значимости, которую придают проекту основные строители газопровода – Россия и Германия – говорит и состав участников торжеств.

С российской стороны присутствовали премьер Михаил Фрадков, глава совета дирек-торов «Газпрома» Дмитрий Медведев, министры Сергей Лавров, Виктор Христенко и Герман Греф. Германскую делегацию возглавляют министры экономики и иностранных дел. Кроме того, приехали руководители всех - и правительственных, и оппозиционных - фракций бундестага, новый глава СДПГ и потенциальный претендент на кресло канцлера Матиас Платцек, а также председатель Восточного комитета германской экономики Клаус Мангольд. Разумеется, представлены и партнеры «Газпрома» по проекту - компании E.ON Ruhrgas и BASF.

Ввод первой очереди проекта в строй запланирован на 2010 г. Планируется, что мар-шрут СЕГ пройдет далее через территорию Германии и Нидерландов до Бэктона (Велико-британия). Общая его протяженность составит 3 тыс. км.

Проект Североевропейского газопровода создает принципиально новый маршрут транспортировки российского газа в Европу. Реализация проекта позволит диверсифицировать экспортные потоки, обеспечить возможность их маневрирования и напрямую связать газотранспортные сети России и стран Балтийского региона с общеевропейской газовой сетью. Отличительной особенностью СЕГ является отсутствие на его пути транзитных государств, что снижает стоимость транспортировки российского газа.
С самого начала именно негативная реакция транзитных стран – Польши, Украины, государств Балтии – создали весьма напряженный политический контекст, в котором пришлось вести работу по газопроводу.

Планы постройки СЕГ вызывают недовольство стран Балтии и Польши, поскольку его трасса пройдет в обход территории этих государств. На днях глава МИД России Сергей Лавров заявил в этой связи журналистам, что Россия приветствует любое дополнительное участие в строительстве СЕГ. «Любое дополнительное участие в проекте приветствуется, но доля российского участия в нем сохранится на уровне 51%», - сказал министр. Реакция польской стороны на это приглашение была более чем сдержанной. Как заявил замминистра экономики Польши Петр Наимский (Piotr Naimski). «Не вижу, чтобы у Польши был интерес к инвестированию в данное предприятие», - сказал он.

Достаточно близорукая позиция восточноевропейских членов ЕС вызывает удивление в мире. Строительство СЕГ, по мнению серьезного мексиканского издания La Jornada (7.11.2000), «…позволяет обойти наземное препятствие в лице прибалтийских республик и Польши. Подстрекаемые правительством Буша, которому нечего им предложить, кроме миражей, они стали вести себя с непозволительной непочтительностью по отношению к двум мощным соседям, России и Германии. За глупости в геополитике приходится дорого платить. Прибалтийские страны и Польша, которые, вероятно, большей частью правы в изложении собственных трагедий прошлого, зашли слишком далеко в своей атавистической ссоре с Россией».

Еще более напряженными стали в последнее время отношения России с главным партнером по транзиту газа в Европу – Украиной. Киев категорически не желает подписывать новое соглашение, основой которого станет переход на рыночные цены закупок и транзита газа. Основной политический козырь Украины в этом споре – именно транзит газа в Европу. Киевские политики фактически шантажируют «Газпром», несущий значительные обязательства перед европейскими покупателями.

Выход из этой непростой ситуации попробовал найти премьер-министр РФ Михаил Фрадков, предложивший в ходе своего визита в Брюссель пересмотреть условия поставок газа в Европу. По его предложению, переход собственности на газ к европейцам мог бы иметь место на российско-украинской границе (а не на украинско-европейской, как сейчас). Тогда Киеву пришлось бы заниматься уже шантажом европейских покупателей. А это серьезно ослабит претензии «оранжевых» политиков на признание и широкую интеграцию (в т.ч. и политическую) в единую Европу.

Европейцы пока явно не торопятся взваливать на себя претензии Украины. Однако озабоченность по поводу стабильности поставок газа нарастает по мере приближения конца года и даты прекращения срока действия нынешнего российско-украинского со-глашения по газу. О чем свидетельствует признание главы Еврокомиссии Жозе Баррозу в том, что вместе с британским премьером Тони Блэром они поднимали вопрос о гарантиях транзита сырья на переговорах с Виктором Ющенко.

Этим признанием глава Еврокомиссии дал России дополнительный козырь на переговорах. ЕС де-факто становится участником спора. А это позволило президенту Владимиру Путину занять жесткую позицию. Смысл кремлевской линии в том, что «Газпром» будет исполнять контракты перед Европой даже без соглашения с Украиной. В то же время, на любые неадекватные действия Киева в газовой сфере Россия может ответить ограничением поставок туркменского газа, на который приходится почти половина топливного баланса Украины. Такой же симметричный ответ поступит и при попытке резко повысить транзитные цены.

Между тем одновременно с заявлением Владимира Путина было подписано «газовое» соглашение с Белоруссией, которая в следующем году по-прежнему будет получать газ по льготным тарифам. Украине как бы показали вариант благополучного решения энергетической проблемы при проведении «правильной» внешней политики.

Еще в момент подписания договора в сентябре проект Североевропейского газопровода начал обрастать заинтересованными попутчиками. Британский министр энергетики Малькольма Уикс (Malcolm Wicks) сразу после заключения сделки прямо заявил о том, что «энергоснабжение Европы в ближайшие десятилетия будет зависеть от отношений с Россией». Лишний раз подчеркивая важность будущего энергетического сотрудничества с Россией, английский министр подтвердил верность афоризма Генри Джона Пальмерстона (Palmerston) о том, что у Великобритании нет друзей, есть только национальные интересы. Как, впрочем, у многих европейских государств, оказавших явную поддержку проекту. Практически всеобщее желание стран Западной Европы как-то участвовать в проекте Североевропейского газопровода и получать российский газ в больших объемах продиктовано их национальными интересами, преимущественно, стремлением к энергетической безопасности.

Это абсолютно совпадает с планами России. Российские официальные лица постоянно подчеркивают, что главной целью строительства СЕГ является обеспечение энергетической безопасности Европы. Премьер-министр РФ Михаил Фрадков на церемонии по поводу начала строительства СЕГ отметил, что сейчас «мы создаем условия устойчивого со-трудничества в энергетической сфере и обеспечиваем энергетическую безопасность в Европе и мире». Тем более, что выступая гарантом этой безопасности, Москва решительно укрепляет свое геополитическое влияние.

СРО, Провод, Кабельная арматура, Сети , Газпром, Газопровод

Стратегическому газопроводному проекту дан стартКод PHP" data-description="Игорь Томберг, кандидат экономических наук, ведущий научный сотрудник Института экономики РАН – для РИА «Новости». <br> <br>Торжества, посвященные началу строительства Североевропейского газопровода (СЕГ), которые состоялись сегодня в Бабаево под Вологдой, стали одним из главных политических событий уходящего года. О значимости, которую придают проекту основные строители газопровода – Россия и Германи" data-url="https://www.eprussia.ru/news/base/2005/10186.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/share.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.