16+
Регистрация
РУС ENG

Повышение эффективности электроэнергетики России

Повышение эффективности электроэнергетики России
21.07.2021 18:37:00 151

1 июня 2021 года утвержден план мероприятий Энергетической стратегии РФ на период до 2035 года. Документ направлен на решение актуальных проблем российской энергетики и задает общие векторы ее развития, в частности, поднимает вопрос повышения эффективности электроэнергетики России. Основной задачей в данном контексте представляется снижение объемов перекрестного субсидирования, наличие которого воспринимается негативно. Однако мировой опыт свидетельствует о преимуществах данного механизма как инструмента регулирования не только социальной, но и энергосберегающей, экспортной политики, а также политики декарбонизации. Об этом говорится в обзоре «Повышение эффективности электроэнергетики России» Аналитического центра при Правительстве РФ.

Российская электроэнергетика вступила в стадию зрелости

Российская электроэнергетика вступила в стадию зрелости – спрос на ее продукцию растет относительно медленно в условиях роста технологической эффективности у потребителей. Основные механизмы рынка сформированы, но сохраняется сложная структура по видам генерации, размерам производителей и потребителей, удаленности регионов и т. п. Плюс приближаются времена, когда в ЕС (потом и в других регионах мира) пойдет борьба с генерацией на угле, а далее и на всяком «недостаточно зеленом» источнике энергии в рамках мировых тенденций по декарбонизации.

Борьба с перекрестным субсидированием сталкивается в мире с практическими проблемами поддержки экспорта – по существу с элементами промышленной политики. ЕС, Германия и США дают интересные примеры построения тарифных механизмов выборочной поддержки, которая становится объектом дебатов в ВТО. Для учета различий в условиях работы потребителей: крупных со своей генерацией и малых – с малыми и неустойчивыми объемами спроса, – есть примеры «блочных» тарифов, которые могут быть использованы. В конечном итоге целью производства электроэнергии является устойчивость производства и экспорта, благосостояние семей.

Участие в мировом энергетическом переходе на 20-40 лет становится фактором для отраслевой и региональной политики в сфере электроснабжения. Энергетическая стратегия РФ на период до 2035 года создает основу для планирования и финансирования инвестиционных программ в сочетании со стабильностью снабжения и текущей рентабельностью у производителей, а фактор декарбонизации, по-видимому, становится постоянным компонентом в стратегическом планировании страны в целом и электроэнергетики в особенности.

Производство и потребление электроэнергии в ЕЭС России

В мае 2021 года темпы роста производства и потребления электроэнергии в ЕЭС России и в целом по стране продолжают расти. В мае в ЕЭС России предложение электроэнергии увеличилось на 8,4% г/г преимущественно за счет роста выработки на ТЭС (+11,5% г/г) и ГЭС (+9,5% г/г). Потребление электроэнергии в ЕЭС России за этот же период увеличилось на 7,4% г/г на фоне роста спроса на промышленную продукцию как к 2020 году (+9,8% г/г), так и к докризисному 2019 году (+1,2% г/г).


Индексы РСВ в первой и второй ценовых зонах сократились на 3,9% и 9,7% к предыдущему месяцу под влиянием сезонного сокращения спроса. Доля ТЭС в генерации существенно уменьшилась в пользу ГЭС, вырабатывающих энергию с более низкой себестоимостью. Задолженность на ОРЭМ в мае 2021 года, по данным АО «ЦФР», увеличилась относительно апреля 2021 г. (+1,7 млрд руб., или +2,2%), составила 76,8 млрд руб. и стала максимальной с сентября 2020 года. Уровень расчетов в мае 2021 года на ОРЭМ составил 99,1%, с начала года – 99,6%.

Отрицательная динамика данного показателя продолжает наблюдаться в СКФО, где уровень расчетов вновь снизился с 54,7% в апреле до 52,9% в мае текущего года. ПАО «Россети» предложило установить обязательства по расчетам в рамках договора реструктуризации долга на уровне менее 100%, но величина снижения все еще обсуждается с генерирующими компаниями региона.


Повышение эффективности электроэнергетики России

Наличие неценовых зон и технологически изолированных территориальных электроэнергетических систем, устаревание генерирующих мощностей, переход на собственную генерацию крупных промышленных потребителей, высокая концентрация в секторе генерации и ряд других факторов определяют необходимость регулирования тарифов, что, в свою очередь, приводит к перекрестному субсидированию между регионами и группами потребителей.

Несмотря на актуальность вопроса, документы комплексного стратегического планирования развития электроэнергетики широко не обсуждаются. Год назад, в июне 2020 года, утверждена новая Энергетическая стратегия РФ на период до 2035 года (ЭС-2035). Принятый 1 июня 2021 года план мероприятий ЭС-2035 задает общие векторы преодоления существующих барьеров развития, но вопрос точечных мер все еще остается открытым и предполагает различные структурные альтернативы.

Особенности российской электроэнергетики

Энергетическая система России характеризуется сложной структурой ценообразования, сетевого комплекса и генерации в условиях высокой дифференциации региональных характеристик, что требует разработки комплексных мер повышения эффективности энергосистем с учетом проблем оптового рынка, специфичных для ценовых, неценовых зон и технологически изолированных территориальных электроэнергетических систем. В связи с этим определение барьеров развития электроэнергетического сектора необходимо осуществлять в разрезе перечисленных территориальных образований по направлениям генерации (оптовый рынок) и сетевой передачи (розничный рынок).

В первой и второй ценовых зонах факторы, препятствующие повышению эффективности энергосистемы, сосредоточены в сфере генерации. Как ценовая зона Европы и Урала, так и зона Сибири отличаются высокой концентрацией генерирующих компаний, что создает высокую вероятность манипулирования ценами на оптовом рынке на сутки вперед. В свою очередь, манипулирование ценами снижает стимулы к ценовой конкуренции и, как следствие, к сокращению издержек за счет повышения эффективности генерации.

Преодоление ограничений рыночной конъюнктуры, характеризующейся наличием доминирующих субъектов рынка, сдерживается вводом в эксплуатацию собственных источников генерации крупными компаниями (что избавляет компании от необходимости оплаты сбытовой надбавки). Решение описанной проблемы предполагает изменение нормативной базы, направленное на стимулирование конкуренции: упрощение доступа на оптовый рынок, укрупнение зон свободного перетока, контроль сделок экономической концентрации гарантирующих поставщиков и т. д.

Барьеры развития энергоэффективности неценовых зон и технологически изолированных территориальных электроэнергетических систем имеют больше технический характер, что требует в том числе решений в области привлечения инвестиций на развитие сетевого комплекса указанных территорий.

Основными проблемами, напрямую определяющими низкий уровень энергоэффективности, являются: 

- неэффективная малая генерация, основанная на ископаемых видах топлива (мазут, дизельное топливо, нефть); 

- децентрализованная сетевая инфраструктура с низкой пропускной способностью;

- низкая надежность изолированных энергосистем, отражающаяся в длительных - перерывах в энергоснабжении.

 

Низкая надежность сетей, недостаточный уровень развития сетевой инфраструктуры и высокая себестоимость генерации приводят к региональному перекрестному субсидированию. ЭС-2035 предусматривает «повышение доступности электросетевой инфраструктуры, надежности и качества энергоснабжения потребителей до уровня, сопоставимого с лучшими иностранными аналогами», а план мероприятий по реализации ЭС-2035 включает разработку предложений по оптимизации нагрузки и снижению перекрестного субсидирования.

Актуальность проблемы нарастает, в том числе и для ценовых зон, ввиду существования перекрестного субсидирования между населением (и приравненным к нему группам) и прочими потребителями. Крупные потребители, испытывая высокую нагрузку бремени социальных обязательств, обращаются к собственной генерации, что повышает уровень сбытовой надбавки для менее крупных промышленных потребителей.

Невостребованность крупных объектов генерации может приводить либо к их выводу из эксплуатации, либо к привлечению дополнительных средств на поддержание мощности (вынужденной генерации), что также ведет к росту тарифной нагрузки.

Более того, субсидирование низких цен для потребителей снижает их стимулы к энергоэффективному поведению, а пропорциональная система субсидирования тарифов предоставляет больший размер льгот той части населения, которая расходует больше электроэнергии, что зачастую косвенно свидетельствует о более высоком уровне дохода.

Таким образом, перекрестное субсидирование создает ограничения как для промышленности и бизнеса, так и для федерального и региональных бюджетов. Вопрос отмены данного регуляторного механизма, задуманного в качестве вынужденной меры для поддержания социальной стабильности при переходе от плановой экономики, актуален уже два десятилетия

Мероприятия по преодолению барьеров, предусмотренные ЭС-2035

План мероприятий по реализации Энергетической стратегии РФ на период до 2035 года отражает основные аспекты перечисленных барьеров развития энергоэффективности и, в частности, предполагает:

- создание механизмов стимулирования производителей электрической энергии к снижению избытков мощностей в Единой энергетической системе (далее – ЕЭС) России; 

- создание механизма по стимулированию модернизации дизельной (мазутной, угольной) генерации на изолированных и труднодоступных территориях; 

- разработку механизмов постепенного снижения объемов перекрестного субсидирования;

- формирование общего электроэнергетического рынка ЕАЭС (с целью обеспечения - конкуренции генерирующих объектов); 

- совершенствование нормативно-правового механизма по управлению спросом.

Если первые четыре из перечисленных векторов совершенствования электроэнергетического сектора направлены на регулирование предложения, то законодательное закрепление механизма управления спросом – на регулирование потребительского поведения. Данный инструмент повышения энергоэффективности достаточно широко распространен в мире, поэтому его технологическая организация стандартизирована, а институциональная предполагает стимулирование потребителей для добровольного изменения уровня энергопотребления в ответ на изменение цены или режимную ситуацию. Таким образом, ЭС-2035 может комплексно формировать тренды развития отрасли.

Со стороны предложения ЭС-2035 задает общие направления дальнейшего развития, но сами механизмы преодоления институциональных барьеров на пути к энергоэффективности будут предложены отдельными актами, что на данный момент создает альтернативные варианты организации нормативно-правовой базы. На основании этого существует необходимость оценки последующих альтернативных регуляторных механизмов, в том числе с помощью мирового опыта.

Потенциальные направления повышения эффективности энергосистемы РФ

На данный момент следует сосредоточиться на внутренних изменениях российского рынка, так как инициатива по созданию общего электроэнергетического рынка ЕАЭС зависит от позиций партеров по ЕАЭС. Кроме того, формирование такой системы является комплексным вопросом, требующим отдельного исследования как конъюнктуры рынков, так и совместимости нормативно-правовых режимов электроэнергетических комплексов государств - членов ЕАЭС.

Так, имеющиеся избытки мощностей в ЕЭС России образуются, как было отмечено ранее, вследствие перехода крупных промышленных потребителей на собственную генерацию из-за высокой стоимости электроэнергии, получаемой из сети. Это означает, что избытки мощности могут быть устранены путем вывода из эксплуатации или замещения неэффективных генерирующих мощностей и их модернизации.

На данный момент план по реализации ЭС-2035 определяет необходимость стимулирования модернизации мазутной и дизельной генерации посредством совершенствования порядка проведения конкурсного отбора мощностей. Актуальным направлением по снижению объема перекрестного субсидирования между крупными промышленными объектами и малым и средним бизнесом остается равномерное разделение объема социальной нагрузки между распределительными и магистральными сетями. Однако следует тщательно оценить риски по сокращению производства крупными промышленными предприятиями вследствие роста конечной цены потребляемой ими электроэнергии.

Замещение неэффективных объектов генерации с целью снижения износа генерирующих активов и значительного повышения их надежности требует привлечения инвестиций частных компаний, что в явном виде не включено в ЭС-2035 в качестве отдельной задачи. Важным направлением для привлечения инвестиций, учитывая долгосрочную перспективу низкоуглеродного развития мировой экономики, является развитие выработки электроэнергии на более эффективных источниках, в том числе на основе возобновляемых источников энергии (ВИЭ).

Примеры реализации некоторых инвестиционных проектов показывают, что переход с нефтепродуктов на ВИЭ позволяет получить экономию по совокупным издержкам котельной за счет сокращения расходов на топливо и его транспортировку. Помимо основных трендов, направленных на повышение энергоэффективности (концепция распределенной энергетики, управление спросом за счет развития «умных сетей», ВИЭ), также актуальным направлением остается когенерация.

Опыт восточноевропейских стран показывает, что одной из альтернатив по привлечению инвестиций в сектор ВИЭ и когенерации является организация торговли «зелеными сертификатами» или сертификатами на энергию, произведенную в комбинированном цикле. Для перечисленных производителей возможна как продажа электрической энергии с выдачей сертификата, так и непосредственно продажа сертификата без отпуска энергии. В России предусмотрено введение «зеленых сертификатов» к 2022 году, однако стимулирование производства электроэнергии, произведенной в комбинированном цикле, не предполагается.

Еще одним направлением в сфере изменений нормативно-правовой базы для повышения надежности и эффективности энергосистемы может стать закрепление стандартов технологического присоединения объектов распределенной энергии, темпы ввода мощностей которых на данный момент низкие. План реализации ЭС-2035 предусматривает совершенствование механизма платы за технологическое присоединение, однако на данный момент не уточняется значимость разработки нормативно-правовой базы касательно объектов распределенной энергетики.

Существующий алгоритм присвоения статуса вынужденного генератора в совокупности с дизайном механизма конкурентного отбора мощностей (далее – КОМ) сдерживает их инвестиционную активность. Стимулы собственника неэффективного генерирующего предприятия, признанного объектом вынужденной генерации в предыдущем периоде, чаще всего направлены на преднамеренную подачу высоких ценовых заявок при КОМ для получения дохода от продаж по ценам выше рыночных (при условии отсутствия ввода новых генерирующих объектов). Решение описанной проблемы требует ужесточения требований к присвоению статуса вынужденного генератора и расширения критериев КОМ по части обоснованности ценовой заявки генератора.

Сохранение неэффективного механизма регулирования и мощностей увеличивает тарифную нагрузку на потребителей, создавая дополнительные трудности в условиях перекрестного субсидирования. Таким образом, разработка механизмов постепенного снижения объемов перекрестного субсидирования действительна необходима.

Международный опыт демонстрирует ряд успешных решений по эффективному распределению средств в рамках перекрестного субсидирования. Так, в США со схожей территориальной дифференциацией установлен «блочный» тариф потребления, который, в отличие от российского базового тарифа, зависит не только от территориально-административной принадлежности потребителей, но от их эластичности спроса на электроэнергию и мощность. При потреблении в рамках базовой нормы применяется базовый тариф, при превышении данной нормы – блочный. Механизм предполагает стимулирование потребителей к повышению энергоэффективности хозяйственной деятельности, а также учитывает социальные нужды категорий с низким доходом (и потребностями в электроэнергии соответственно).

С точки зрения регулирования пиковых сезонных нагрузок система дополнена сезонной дифференциацией цены за 1 кВт·ч для некоторых штатов. Блочная система тарификации также характерна для Японии и Китая, опыт которых позволяет расширить конфигурации блочного тарифа.

Например, введенная в 2012 году китайская модель подобного тарифа в некоторых провинциях дополнена параметром ежедневных пиковых нагрузок и детерминированного дисконта для социально незащищенных слоев населения, что отражает социальную и энергосберегающую функцию перекрестного субсидирования.

В России механизм прогрессивной шкалы взимания платы введен с 1 сентября 2013 года в виде пилотного проекта социальной нормы потребления в Забайкальском и Красноярском краях, Владимирской, Нижегородской, Орловской, Ростовской областях. На основании этого имеется возможность оценки действия механизма в российской институциональной среде для принятия решения о целесообразности экстраполяции инструмента на другие регионы.

Перекрестное субсидирование также может выступить инструментом повышения конкурентоспособности энергоемких отраслей, ориентированных на экспорт. Для реализации подобной функции в США и Германии используются скидки по оплате надбавок и снижение сетевого тарифа для, например, нефтехимической и металлургической промышленности. С другой стороны, субсидирование цен для промышленности, ориентированной на экспорт, может быть воспринято как средство недобросовестной конкуренции на международных рынках.

Прецедент введения антидемпинговой меры на основании внутренних низких цен в России при расчете себестоимости поставляемых на экспорт российских металлургических товаров уже имел место. В 2015 году российская стороны обратилась во Всемирную торговую организацию (ВТО) с целью разрешения спора относительно использования Европейским союзом «энергокорректировок» в отношении российской продукции. 24 июля 2020 года вынесено решение третейской группы ВТО о несоответствии антидемпинговой политики Европейского Союза правилам ВТО.

Косвенные механизмы перекрестного субсидирования также представлены в электроэнергетическом секторе Европы, но направлены уже на модернизацию неэффективного оборудования и декарбонизацию генерации. Косвенное субсидирование включает надбавки по поддержке ВИЭ-генерации, такие как «зеленый» тариф (Feed-in-Tariff), «зеленая» премия (Feedin Premiums) и сбор за потребление электроэнергии взамен снижения платежей социального страхования для предприятий.

Таким образом, снижение или ликвидация перекрестного субсидирования не должны становиться самоцелью нового этапа изменений. Напротив, следует использовать преимущества субсидирования как инструмента регулирования не только социальной, но и энергосберегающей, экспортной политики, а также политики декарбонизации. ЭС-2035 не рассматривает механизм перекрестного субсидирования в качестве инструментов перечисленных направлений энергетической и экономической политики, однако задает актуальный дискурс по повышению энергоэффективности с учетом существующих отраслевых барьеров развития.

Кроме того, сами механизмы повышения энергоэффективности будут утверждены в отдельном порядке, что на данный момент создает альтернативные варианты инструментов и механизмов по преодолению институциональных барьеров.

Источник


Повышение эффективности электроэнергетики РоссииКод PHP" data-description="1 июня 2021 года утвержден план мероприятий Энергетической стратегии РФ на период до 2035 года. Документ направлен на решение актуальных проблем российской энергетики и задает общие векторы ее развития, в частности, поднимает вопрос повышения эффективности электроэнергетики России. Основной задачей в данном контексте представляется снижение объемов перекрестного субсидирования, наличие которого воспринимается негативно. Однако мировой о" data-url="https://www.eprussia.ru/market-and-analytics/6875564.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/084/0847199e9768507e9690e4afb0477292.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.