16+
Регистрация
РУС ENG

Эксперт месяца

Все экспертные сессии
Золотова Ирина Юрьевна

Золотова Ирина Юрьевна

директор Центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового Университета при Правительстве Российской Федерации, эксперт газеты "Энергетика и промышленность России"

Образование

Окончила Государственный Университет Управления по специальности «Управление в ТЭК» и аспирантуру «Российского экономического университета имени Г.В.Плеханова» по специальности «Математические методы в экономике» (с отличием).


Профессиональный опыт

2000-2008 гг.: опыт работы в Департаменте экономического планирования и анализа ОАО «РАО ЕЭС России» на позициях от ведущего специалиста до начальника отдела, ключевая компетенция – ценообразование на электрическую и тепловую энергию

2008-2013 гг.: прошла путь от главного эксперта до заместителя Директора по ценообразованию и экономике в электроэнергетике ЗАО «АПБЭ»

2013–2015 гг.: заместитель руководителя Дирекции тарифообразования ПАО «ФСК ЕЭС»

2015–2018 гг.: заместитель директора Института проблем ценообразования и регулирования естественных монополий НИУ "Высшая школа экономики"

С июля 2018 г. - директор Центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета при Правительстве Российской Федерации


Экспертная деятельность

  • Член экспертного совета комитета Государственной Думы России по энергетике;
  • Член экспертного совета при Федеральной антимонопольной службы;
  • Эксперт комиссии РСПП по горнопромышленному комплексу
  • Член рабочей группы по стратегии и выпуску аналитических документов Координационного совета по энергетике Ассоциации «Центральный Федеральный Округ»;


Об организации

Центр отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета при Правительстве Российской Федерации специализируется на оказании консультационно-аналитических услуг, а также на реализации прикладных и фундаментальных научно-исследовательских работ в реальном секторе экономики. Отраслевая специализация – электроэнергетика, спортивная индустрия и автодорожное обслуживание. Основные продукты – разработка имитационных и прогнозных инструментариев, позволяющих выполнять сценарные расчеты; формирование стратегий, подготовка и экономическая экспертиза бизнес-планов, процессное моделирование и оптимизация бизнес-процессов.

Вопрос:

Добрый день. На круглом столе РЭН Вы упомянули о программе дополнительно образования, которую запускаете совместно с Минэнерго. Насколько поняла из трансляции, обучение связано с экологией? Расскажите, пожалуйста, подробнее - о чем и для кого она?

Буланова Елена
электроэнерегетика, ведущий эксперт, Москва

Ответ:

- Прежде всего еще раз подчеркну - искренне порадовало, что вопрос образования и профпереподготовки кадров был поднят на одной из крупнейших отраслевых площадок. Это правильно! В современном динамично развивающемся мире помимо фундаментального образования необходимо постоянно совершенствовать, актуализировать профессиональные компетенции и знания. Крайне важно своевременно адаптироваться к текущим и планируемым внешним изменениям. Развитие персонала — это основа развития компании. Наш Центр, понимая такую необходимость и запрос рынка (Вы хорошо знаете, что сегодня экологическая повестка остро актуальна), совместно с Минэнерго России запускает программу повышения квалификации «Экологический аспект в электроэнергетике. Система неналоговых платежей».

Основная цель программы – систематизация и расширение знаний в области экологической политики России с акцентом на электроэнергетику. Слушателей будут ждать как лекции от высококвалифицированных специалистов, представителей федеральных органов исполнительной власти, так и прикладные задания, с которыми можно столкнуться на практике. Курс рассчитан на всех сотрудников энергетических компаний и предприятий электроэнергетики и смежных отраслей, желающих повысить свои знания в области экологической политики.

Вопрос:

Здравствуйте. Вопрос по программе и деятельности вашего центра. Почему экологический аспект затрагивается только в электроэнергетике, а не в других отраслях? Тема важная, что делать с экологией? То, что вижу, только все хуже и хуже делается. Что реально ваш центр делает по решению экологических проблем? Спасибо.

Петрова Авдотья Кузьминична
Пенсионерка, Воскресенский район

Ответ:

- Вы правы, вопросы экологии сегодня действительно остро актуальны, и не только в электроэнергетике. И это не только вопросы выбросов загрязняющих веществ и парниковых газов (которые в настоящее время часто обсуждаются, в том числе в контексте присоединения России к Парижскому соглашению), это и проблема утилизации золошлаковых отходов угольных электростанций, и вопросы использования твердо-коммунальных отходов на мусоросжигающих заводах и проблема утилизация ТКО в целом.

Почему вопросы экологии именно в электроэнергетике? Электроэнергетика является основным профильным направлением работы нашего Центра, хотя, безусловно, вопросы климата и экологии являются межотраслевой, кросс-секторальной задачей и затрагивают в той или иной мере все сферы экономической деятельности. Но нельзя «объять необъятное» и пробовать (именно пробовать) решать задачи во всех секторах - для качественных решений и подготовки обоснованных предложений требуются соответствующие компетенции, знания и опыт. Кроме того, отмечу, что энергетика (ТЭК) является основным эмитентом парниковых газов (75%), на долю электроэнергетике (суммарно на производство электро- и теплоэнергии) приходится 20-25%.

И несколько слов про «реальные действия по решению экологических проблем». Если говорить честно, то фактические результаты и эффекты достигаются непосредственно компаниями реального сектора экономики, мы лишь можем предложить оптимальные пути и направления, задать вектор по решению данной проблемы, включая проведение расчетов оценки экономических, тарифных, социальных и бюджетных последствий реализации предлагаемых мер. Так в настоящее время Центром реализуется ряд проектов, направленных на формирование рекомендаций и комплекса соответствующих мероприятий по повышению энергоэффективности в электроэнергетике, в том числе в части снижения удельных расходов топлива на производство электрической и тепловой энергии как одного из ключевых факторов уменьшения выбросов СО2. Также выполняем исследования в области перспективного использования золошлаковых отходов (ЗШО) угольных электростанций в России в качестве материала для дорожного строительства, использования при производстве стройматериалов, рекультивации земель, раскисления почв в сельском хозяйстве с учетом выявленных основных барьеров и потенциальных эффектов направления ЗШО в хозяйственный оборот, как это делается в развитых странах.

Все отмеченное выше крайне важно и должно реализовываться на постоянной системной основе. Вместе с тем, глубоко убеждена, что реальные (как Вы говорите) решения и действия очень часто берут начало с каждого отдельного человека, его отношения к рассматриваемой проблеме. Вы сортируете мусор? Я лично, к сожалению, только в начале этого пути. И может виной такого факта является отсутствие соответствующей инфраструктуры, а, возможно, просто моя неготовность как гражданина изменить свои привычки, такая инертность поведения.

Вопрос:

Уважаемая Ирина! Почему Центр инноваций открылся именно в Финуниверситете при Правительстве РФ? То есть, были ли изначально какие-то планы развивать финансовое направление и что именно? Какими сейчас направлениям и занят Центр?

Александр Костромской
инженер, Красноярск

Ответ:

- Центр отраслевых исследований и консалтинга был открыт на базе Финансового университета для развития прикладного консалтинга и научных исследований в интересах именно реального сектора экономики, то есть «все, кроме непосредственно финансов». Это правильный ответ на текущий запрос рынка на диверсификацию компетенций в рамках крупного вуза.

В настоящее время у нас три крупных блока деятельности: фундаментальные научные исследования, прикладные консалтинговые работы в интересах отдельных заказчиков и блок, который я бы условно назвала «несем знания в люди» - это проведение семинаров, конференций, программ повышения квалификации, на которых мы делимся результатами своих исследований, обмениваемся мнениями с экспертным сообществом. Это важная составляющая развития! В части отраслевой направленности сегодня внимание Центра сфокусировано на четырех основных направлениях: электроэнергетика, спортивная индустрия, автодорожное обслуживание и промышленное производство. Создание имитационных и прогнозных моделей, формирование стратегических планов, оценка эффективности и оптимизация бизнес-процессов – наиболее частые задачи, с которыми мы сейчас сталкиваемся.

Вопрос:

Пожалуйста, прокомментируйте решение о введении полной платы за резерв мощности, на котором настаивают «Россети» и Минэнерго. Не совсем понятно, каким образом невостребованные сети получат в результате дополнительное финансирование на ремонт и содержание, если предприятия начнут отказываться от резервирования. Не получится ли так, что сетевые мощности будут и дальше ветшать? Кто в итоге окажется в выигрыше?

Михаил Русских
Предприниматель, Калининград

Ответ:

- Предлагаемый механизм оплаты резерва сетевой мощности предполагает создание экономических стимулов для «отказа» потребителей от неиспользуемых мощностей. Другими словами или потребитель должен будет оплачивать мощность, которую он фактически в течение соответствующего периода не потреблял (и в данном случае это будет являться источником финансирования «на ремонт и содержание» данных электросетевых активов), или принимать решение о пересмотре условий договора технологического присоединения в части объема присоединенной мощности в сторону ее уменьшения. Соответствующая «разгрузка» центра питания создаст возможность для подключения новых потребителей без существенных инвестиционных затрат. Присоединив новых потребителей, электросетевая организация получит дополнительный поток денежных средств на обслуживание соответствующих электросетевых активов. Такова концептуальная идея данного механизма. Вместе с тем возникает ряд вопросов, один из которых – какова «судьба» электросетевой мощности, «не нашедшей нового хозяина». А это реальная ситуация, особенно в регионах с низким потенциалом развития экономики.

Вопрос:

Ирина Юрьевна, добрый день! Существует ли конкуренция между консалтинговыми организациями в сфере энергетики? Чем они отличаются между собой? Что является критерием выбора экспертной организации для заказчика?

Анна Шестакова
консалтинг, Санкт-Петербург

Ответ:

- Говорить о «мягком» конкурентном климате в данной сфере точно не приходится. Консалтингом в энергетике как в Москве, так и в России занимается большое количество организаций различного масштаба от малого бизнеса до международных консалтинговых гигантов, включая Big4. Но наличие конкуренции в данном направлении как раз хорошо: это один из факторов повышения качества результатов, включая прикладное содержание работ. Главное правило на таком рынке – четкое позиционирование, внимание к клиентам и их потребностям - клиентоориентированность. Вместе с тем мы не всегда конкурируем друг с другом «за проект», сегодня довольно часто крупные проекты (особенно государственные) выполняются силами нескольких компаний, выступающих партнерами, главным образом в исследованиях, находящихся на стыке технических и экономических компетенций. Такие союзы позволяют обеспечить наилучшее качество работы. А это, на мой взгляд, крайне важно! По-другому просто не должно быть. Не люблю работу «в стол».

При выборе экспертной организации стоит обратить внимание на имеющийся опыт реализации проектов, экспертный состав компании, ее ценовую политику, направления деятельности, отзывы заказчиков на выполненные работы. Существуют также ситуационные требования к консультантам, например, сжатые сроки оказания услуг, формирование проектных команд с участием представителя заказчика и так далее.

Так специалисты нашего Центра обладают более чем пятнадцатилетним опытом работы на рынке консалтинга в электроэнергетике и смежных областях. За это время мы заслужили доверие крупных компаний и государственных органов власти, которые стали нашими постоянными заказчиками.

Вопрос:

Уважаемая Ирина Юрьевна, здравствуйте! В принятии и обсуждении решений о строительстве или модернизации электростанций и других энергетических объектов принимают участие множество заинтересованных лиц: генераторы, сетевые компании, регулирующие органы, крупные промышленные потребители и многие другие. Учитывается ли при этом мнение еще одной очень большой заинтересованной группы – населения? Согласно закону граждане могут высказать свою позицию в процессе общественных обсуждений, но в реальности эта практика вызывает множество вопросов – от своевременности оповещения граждан о дате очередных общественных слушаний до ситуаций с подкупом участников слушаний. Создается впечатление, что мнение граждан принимается в расчет только в стопроцентно скандальных ситуациях – например, когда речь идет о строительстве объекта, угрожающего здоровью или безопасности населения. Так ли это? И бывают ли ситуации с обратным знаком, когда мнение граждан оказывается решающим при принятии положительного решения о строительстве очень нужного объекта генерации или сетевого хозяйства?

Никита Троицкий
IT, Казань

Ответ:

- У энергетиков есть шутка «О нас вспоминают, когда выключается свет». Одной их главных характеристик энергосистемы является надежность и бесперебойность энергоснабжения для потребителей, в том числе для граждан. В целях обеспечения выполнения данной задачи, необходим системный квалифицированный подход как к управлению функционированием данной сложной системы, так и к ее развитию. Формирование инвестиционных планов в электроэнергетике сопряжено с необходимостью учитывать множество элементов и взаимосвязанных процессов, прогнозировать спрос (потребление) электроэнергии с учетом экономического развития страны или отдельного региона, увязывать между собой перспективные планы отдельных субъектов отрасли (объектов генерации, электросетевого хозяйства), учитывать их технические и экономические характеристики, возможности и ограничения, оценивать реальную потребность строительства того или иного объекта, в том числе исходя из критерия обеспечения надежности энергоснабжения, и многие другие аспекты. Кроме того, необходимо понимать, что, например, решение о модернизации электростанции, это изначально решение собственника, который наряду с определенным объемом обязательств несет в том числе и финансовые риски.

Основные объекты, строительство или реконструкция которых уже ведется, представлены в Схеме и программе развития Единой энергетической системы России (сейчас утверждена на 2019-2025 годы), а также в Схемах и программах развития электроэнергетики субъектов Российской Федерации и Схемах теплоснабжения, все данные в открытом доступе и любой может ознакомиться с планами развития отрасли.

Вообще, электроэнергетика одна из наиболее «раскрывающихся» и отчитывающихся отраслей – например, все инвестиционные программы сетевых компаний доступны в сети Интернет на едином портале или на официальных сайтах компаний.

Вопрос:

Уважаемая Ирина, здравствуйте! В начале сентября газеты и телевидение рассказали о результатах рейтинга доступности электроэнергии в разных регионах нашей страны. Первые места заняли Иркутская область с дешевым электричеством (спасибо РусГидро) и «нефтяные» регионы нашей страны, в конце списка – депрессивные регионы и регионы, которые зависят от перетоков из соседних областей (как Республика Алтай и Алтайский край). Что делается для того, чтобы исправить этот перекос, учитывая, что доступность электроэнергии зависит не только от зарплат, но и от действующих на местах тарифов? И является ли, на ваш взгляд, безусловным благом наличие дешевого электричества – как для конкретного региона в целом, так и для его жителей?

АНдрей Фролов
ЖКХ, Екатеринбург

Ответ:

- Прежде всего хотела определиться с понятиями «доступная» (по стоимости) и «дешевая» электроэнергия. Это относительные понятийные категории и их нельзя рассматривать в отрыве от контекста: доступная относительно чего? дешевая по сравнению с чем?

Кроме того, важно понимать, для кого, для каких потребителей мы рассматриваем данные категории. Именно так ставлю вопрос, потому что сегодня в России действует мера социальной поддержки граждан по оплате электрической энергии, так называемый механизм перекрестного субсидирования, при котором часть затрат энергокомпаний, связанных с производством и передачей электроэнергии населению, переносятся на прочих потребителей, преимущественно крупную промышленность. Так фактический тариф на электроэнергию для граждан в России в среднем в 1,7 раза ниже экономически-обоснованной величины, региональный разброс – от 1,1 до 2,5 раз. И в этом контексте можно говорить о «дешевой» электроэнергии для населения у нас в стране относительно ее реальной стоимости. Вместе с тем «перекладывание» тарифной нагрузки на промышленных потребителей, особенно энергоемких экспорториентированных участников, приводит к снижению их конкурентоспособности и финансовой устойчивости, «стимулирует» к переходу на собственные источники энергии. В данном случае электроэнергия для промышленных потребителей уже не является «дешевой» в сравнении с ценой альтернативного электроснабжения (распределенной генерации).

Бесспорно, есть и межтерриториальное сравнение в контексте «в данном регионе электроэнергия дешевле, чем в других регионах». Но в этом случае речь идет уже о соответствующих издержках энергокомпаний на производство и передачу электроэнергии в конкретных регионах, которые зависят как от структуры и состава энергетических мощностей, так и от их технического состояния и особенностей региональной регуляторики.

В части «доступности» электроэнергии для населения я бы данное понятие неразрывно связывала с уровнем доходов граждан. Если сравнивать с европейскими странами, то у нас более доступная электроэнергия – Россия занимает 12 место из 42 стран по стоимости электроэнергии к средней зарплате (главным образом в связи с применением отмеченного выше механизма перекрестного субсидирования). Более того, принято считать, что рост тарифов на электроэнергию негативно отражается на населении. Вместе с тем доля расходов на электроэнергию в доходах граждан в среднем по России не превышает 2% (для сравнения: на алкоголь в 2 раза больше, на хлеб и крупы – более чем в 3 раза). Также отметила бы возможность получения бюджетных субсидий на оплату жилищно-коммунальных услуг (включая электроэнергию) как механизма поддержки малоимущих слоев населения.

Является ли «благом наличие дешевого электричества»? – считаю, что низкая (подчеркну, необоснованно низкая) стоимость данного ресурса не стимулирует к энергосбережению и повышению энергоэффективности, а, следовательно, в перспективе может иметь обратный эффект – существенный рост затрат (цен) на данный ресурс.

Полагаю, что корректней говорить о доступности цен на электроэнергию (а не о дешевой электроэнергии), понимая комплексность данной категории, объединяющей в себе необходимость выполнения трех ключевых условий: обеспечение конкурентоспособности промышленности и соответствующего уровня доходов граждан, а также окупаемость инвестиций в электроэнергетику.

Вопрос:

Уважаемая Ирина Юрьевна, здравствуйте! Сегодня формируются новые планы модернизации и развития российской электроэнергетики, которые составляются на долгие годы вперед. Модернизация энергетики -вещь необходимая, но при этом вспоминаются критика, высказанная в адрес предыдущей программы модернизации- ДПМ-1 (как вы помните, после ее ее выполнения обнаружилось, что мощностей стало слишком много, прогнозы экономического роста, в расчете на которые строились эти мощности, тоже оказались преувеличеннфыми). Какие меры принимаются сегодня, чтобы предотвратить повтор этой ситуации, какие уроки дала энергетикам предыдущая модернизация? И наконец, закладывается ли в этим планы пусть минимальная, но вероятность ошибки, тем более что не ошибается только тот, кто ничего не делает?

Татьяна Петрова
проектирование, Новосибирск

Ответ:

- Считаю, что запущенный сегодня механизм модернизации электроэнергетики или как его еще называют «ДПМ-2» или «КОММод» является доработанной версией программы ДПМ, и такая «работа над ошибками» предусматривает изменение наиболее критикуемых положений последней: предусмотрена привязка к перспективным документам в отрасли – Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики, в том числе в целях определения обоснованно-необходимого объема модернизации исходя из балансовой ситуации; торги проводятся на основании конкурентных отборов объектов модернизации (механизм ДПМ не предполагает конкуренции, цена формируется на основании заданной формулы и определенных числовых параметров). Кроме того, механизмом КОММод заложен принцип минимизации удельных капитальных затрат на реализацию мероприятий по модернизации и предусмотрен учет показателя задействования/востребованности генерирующего объекта, участвующего в отборе.

Вместе с тем несмотря на то, что и процедурно механизм КОММод прошел хорошо (конкурс состоялся), «ошибки» все равно были. Я имею в виду результаты проведенного отбора на первом этапе. Победители – проекты частичной замены элементов оборудования на базе существующих технологий, а следовательно, это лишь продление ресурса действующих электростанций, по сути, капитальный ремонт, а не модернизация. Что еще из важного, на мой взгляд, упущено в механизме – это наличие показателей и критериев повышения энергоэффективности и экологичности генерирующего оборудования. Более того, механизм «создает стимулы» для потенциального увеличения загрузки генерирующих активов с высокими показателями удельного расхода топлива. Необходимо доработать теперь уже действующий механизм модернизации с учетом отмеченных «ошибок» или точнее сказать факторов, которые следует учитывать при реализации программы КОММод.

В целом считаю, что предложенный механизм модернизации может рассматриваться как временная мера, так как в целевой модели функционирования рынка электроэнергии и мощности обновление отрасли должно обеспечиваться в рамках механизма общего конкурентного отбора мощности (КОМ).

Говорить о «закладывании» ошибки или ее вероятности при формировании планов развития отрасли, на мой взгляд, не совсем корректно, это равнозначно планированию аварий. Мы не планируем наступление аварийных ситуаций, мы стремимся к тому, чтоб вероятность их возникновения была нулевая. Так и при внедрении любого механизма, не только модернизации в электроэнергетике, вероятность появления новых факторов, не учтенных в модели, существует, при этом необходимо обеспечить условия гибкости и адаптивности предлагаемых мер. Важно понимать и принимать данный факт.

Вопрос:

В настоящее время Россети реализуют концепцию цифровой трансформации. Проводил ли Центр отраслевых исследований и консалтинга исследования в части экономического эффекта этого процесса в долгосрочной перспективе? Инвестиции огромные. При этом потребитель не участвует в финансировании этого процесса. В какие сроки инвестиции окупятся и какой уровень прибыли они обеспечат? Какую роль в этом процессе играет государство?

Надежда Котова
электроэнергетика, Воронеж

Ответ:

 - Сегодня цифровая трансформация экономики это не просто поддерживаемый Россией мировой тренд, это создание условий для новых возможностей и в первую очередь для потребителей товаров и услуг. Так, например, в части электросетевого комплекса, реализация данной программы не только позволит повысить техническую надежность и качество оказываемых услуг (напомню, заявляемые цели – снижение потерь при передаче электроэнергии на 30%, снижение показателей CAPEX и OPEX на 30%, снижение показателей надежности SAIFI и SAIDI на 50%, снижение времени технологического присоединения к сетям в 1,5 раза), но также позволит реализовывать более гибкую тарифную политику и развивать конкуренцию на розничных рынках электроэнергии. Вот это, на мой взгляд, крайне важный эффект, который, по оценкам нашего Центра, может быть достигнут.

Цифровизация должна носить системный характер – затрагивать и увязывать между собой все сферы экономической деятельности. Без выполнения данного условия эффективность реализуемых отдельных мероприятий в отдельных секторах существенно снижается. И это глобальная государственная задача. Именно поэтому, как Вам хорошо известно, соответствующая программа ПАО «Россети», наряду с аналогичными программами компаний в других отраслях, реализуется в рамках национальной программа «Цифровая экономика Российской Федерации».

Говоря об экономических эффектах реализуемых мероприятий, необходимо оценивать не только «классическую» эффективность проекта, в нашем случае цифровизации электросетевого комплекса, а также принимать во внимание потенциальные косвенные эффекты, оценивать системную эффективность на перспективу.

В связи с тем, что источником финансирования цифровой трансформации в электросетевом комплексе будет тарифная выручка от оказания услуг по передаче электроэнергии (наряду с заемными средствами), потребители, оплачивая данные услуги по соответствующему тарифу, по сути являются добровольными «инвесторами» в программу. И их ожидания в части положительных эффектов логичны и обоснованы. Эти эффекты не только связаны с уровнем операционного текущего взаимодействия с компаниями электросетевого комплекса, но и возможностями перспективного развития самих потребителей.