16+
Регистрация
РУС ENG

Эксперт месяца

Все экспертные сессии
Лифшиц Михаил Валерьевич

Лифшиц Михаил Валерьевич

Член Совета директоров компании Sulzer. Директор по развитию высокотехнологичных активов ГК «Ренова». Эксперт газеты "Энергетика и промышленность России".

Родился 4 мая 1963 года в Москве. Окончил Московский государственный технический университет им. Н.Э. Баумана, Калужское авиационное летно-техническое училище.

С 1991 по 1994 гг. занимал должность Директора по маркетингу Ассоциации Внешнеэкономического Сотрудничества малых и средних предприятий СССР.

С 1991 по 2009 гг.- основатель и Президент Группы компаний «Глобал Эдж».

С 2010 по 2015 гг. - генеральный директор АО «РОТЕК». 

В ноябре 2015 г. избран председателем Совета директоров АО «РОТЕК».

С 2012 г. является председателем Совета директоров Уральского турбинного завода.

Член Совета директоров компании Sulzer. Директор по развитию высокотехнологичных активов ГК «Ренова».

Вопрос:

Уважаемый Михаил Валерьевич! Расскажите, пожалуйста, часто ли к Вам напрямую обращаются авторы изобретений в сфере турбиностроения, насколько эти разработки могут быть успешными в дальнейшем промышленном использовании, были ли случаи, когда Вы принимали решения в пользу авторских технологий и каких, если не секрет? Готовы ли Вы изучать рационализаторские предложения специалистов и куда им обратиться?

Валентина Седова
научный работник ВНИИ, Москва

Ответ:

– Валентина, добрый день! Конечно же, обращаются. Вы как научный сотрудник прекрасно понимаете, что путь между изобретением или рацпредложением и его коммерческой эксплуатацией проходит через тяжелый процесс внедрения. Понятно, что для сотрудников завода, как инженеров на производстве, так и конструкторов, процесс внедрения понятнее и они, держа руку на пульсе, постоянно генерируют новые идеи, внедряя их на производстве. Лучшее тому подтверждение – 46 патентов на изобретения, полученные с 2004 года. И каждый из них имеет своих авторов. Также мы внимательно следим за тем, что происходит в инновационных кластерах, таких, как Сколково, профильных научных и учебных институтах – ВТИ, МЭИ, УрФУ.

С новыми идеями можно обращаться непосредственно ко мне, генеральному директору Уральского турбинного завода Игорю Павловичу Сорочану или главному конструктору завода Тарасу Шибаеву. Коллектив КБ у нас молодой и восприимчивый к инновациям. Что же касается авторских технологий, то они применяются во многих сферах нашей работы – от промышленного дизайна – посмотрите на внешний вид наших турбин для ПГУ, до цифровизации машин.

Вопрос:

Здравствуйте, Михаил Валерьевич! Хочу поздравить Вас с прошедшим днем рождения. Как Вы предпочитаете отмечать такие торжества? Какой подарок на день рождения Вам запомнился больше всего?

Анна Иванова
студентка МГУ, Москва

Ответ:

– Предпочитаю отмечать в семье или на аэродроме. А лучше всего – на аэродроме с семьей.

Вопрос:

Михаил Валерьевич, здравствуйте! Известно, что Toyota финансирует идею летающего автомобиля. Несомненно, что появление удачной конструкции Автолёта - дело времени. И если такое выдающееся транспортное средство станет реальностью, готовы ли Вы поддержать кругосветный полёт на нём Фёдора Конюхова через два полюса?

Антипов Пётр Генрихович
Авиация Конструктор транспортных средств, Рыбинск

Ответ:

– Мой жизненный опыт и образование инженера говорят о том, что автомобиль – эта история про машину, которая ездит. А самолет – про машину, которая летает. Сегодня любой плавающий автомобиль – это не очень хорошая лодка и далеко не лучшая машина. В моем понимании начинания Toyota могут быть интересными с точки зрения формирования нового технологического уклада и новых подходов, но либо это будет плохой автомобиль, либо плохой самолет. Думаю, что такой автолет будет предназначен для перемещения на короткие расстояния. По- этому Федора Филипповича Конюхова отправлять на нем я воздержусь.

Для кругосветного беспосадочного полета мы будет применять технологии, которые уже есть на наших заводах: солнечные ячейки производства компании «Хевел» и суперконденсаторы ТЭЭМП. Эффективные солнечные пане- ли (с КПД ячейки 22 процента) способ- ны улавливать отраженный солнечный свет, а значит, работать и на нижней поверхности крыла. Гибридный накопитель на базе суперконденсаторов и аккумуляторов сможет разряжаться на 90 процентов против обычных 60 процентов. Эти разработки могут использоваться в составе электрических силовых агрегатов, которые уже приходят в авиацию. Таким образом, у нас есть технологии, осталось только создать конечное решение. Проект позволит нам не только установить несколько мировых рекордов, но и оставит после себя нечто очень важное: технические решения, готовые к коммерческой эксплуатации.

Вопрос:

Михаил Валерьевич, несколько дней назад "Ренова" сообщила о том, что будет участвовать в создании планера на солнечных батареях, который , если проект удастся, превзойдет созданные прежде аналоги и которым будет управлять знаменитый путешественник Федор Конюхов. Это было не первого апреля, так что заявлению можно верить )):. Все известно, что Ваша компания проявляет широкий интерес к альтернативным энергетическим технологиям, включая самые фантастические проекты. Можете ли Вы рассказать о более "земных", т е уже осуществившихся "альтернативных" инициативах "Реновы", которые уже работают - и работают именно в России?

Сергей Никольский
сельское хозяйство, Белгород

Ответ:

– Сергей, спасибо за ваш вопрос. Действительно, мы делаем самолет на солнечных батареях для беспосадочного кругосветного полета. И это, в частности, стало возможным, потому что еще в феврале 2015 года группа компаний «Ренова» совместно с «Роснано» ввели первый в России завод по производству солнечных модулей. Изначально на предприятии была внедрена тонкопленочная технология производства солнечных модулей методом напыления аморфного и микроморфного кремниевых слоев, что позволяло в 200 раз сократить использование кремния – основного сырья в солнечной энергетике. И на тот момент – очень дорогого.

Альтернативная энергетика – одна из самых динамично развивающихся отраслей, как в плане технологий, так и материалов. За короткий период цена на кремний упала более чем в пять раз. А мы, параллельно со строительством завода, вместе со Сколково создали мощное R&D-подразделение в Санкт- Петербурге на базе Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе. С гордостью скажу, что на сегодня он является одним из ведущих центров по фотовольтаике в Европе. И наши специалисты разработали продукт нового поколения, позволивший в два раза увеличить КПД, больше чем на 20 % снизить себестоимость, в два раза увеличить производительность завода – до 160 МВт в год. Он уже производится, и сегодня по всем параметрам мы находимся в тройке мировых лидеров в сегменте высокоэффективных солнечных модулей.

Компания «Хевел», помимо выпуска модулей, самостоятельно строит и эксплуатирует солнечные электростанции. На сегодня уже введено 100 МВт, а до конца года эта цифра вырастет до 174 МВт. Поставщиками комплектующих для производства модулей и подрядчиками при строительстве солнечных станций стали более 160 компаний. По сути, мы сформировали с нуля новую отрасль в России.

Помимо технологии преобразования энергии Солнца в электричество, у нас есть технологии накопления. В мае этого года в подмосковных Химках введен завод по производству суперкон- денсаторов и модулей на их основе.

И его продукция уже эксплуатируется в российских самолетах и локомотивах, белорусских автобусах и немецких роботах. По сравнению с другими накопителями энергии суперконденсаторы обладают большей мощностью, надежностью, способностью быстро отдавать и накапливать энергию. Суперконденсаторы компании «ТЭЭМП» имеют высокие удельные характеристики, компактны и работают с максимальным КПД в широком диапазоне температур: от –60° С до +85° С.

Вопрос:

Уважаемый г-н Лифшиц! Известно, что в РОТЕК есть Центр восстановления деталей горячего тракта. Какие преимущества дает вам этот центр и есть ли проблемы, которые тормозят его работу?

Вячеслав Сизов
технолог машиностроения, Санкт-Петербург

Ответ:

– Наш Центр восстановления деталей горячего тракта представляет собой последовательность высоко- технологичных операций, которые присутствуют как при восстановлении, так и при производстве лопаток, форсунок и других элементов камер сгорания газовых турбин. То есть это полноценный производственный центр.

Продажа больших газовых турбин – бизнес глобальный и сложный. В условиях жесткой конкуренции на рынке производители оборудования значительную часть прибыли зарабатывают на поставке быстроизнашиваемых частей. А каждая турбина исправно их потребляет на протяжении всего жизненного цикла. Поэтому абсолютно логичным для нас, как рыночного игрока стал вход в этот бизнес через комплектующие, которые мы же и ставим на турбины в рамках сервисных контрактов. Все же мы являемся ведущим независимым игроком на рынке сервиса газовых турбин в России. Для нас это создание высокотехнологического производства, независимость от импорта, сквозной контроль качества и оптимизация издержек.

Вопрос:

Весной этого года было объявлено, что предприятия "Реновы" будут делать турбины для атомных ледоколов нового поколения, которым предстоит штурмовать Арктику. (По-видимому, их будет выпускать УТЗ). Насколько нова и привлекательна эта задача для Ваших предприятий, с какими сложностями и обязательствами связано ее выполнение? Интерес к Арктике сейчас велик - возможна ли, на Ваш взгляд, перспектива, при которой Россия будет строить атомные ледоколы для других стран, ведь сегодня , насколько мне известно, может строить ледоколы только она?

Наталья Семенова
преподаватель, Петрозаводск

Ответ:

– В первую очередь хочу отметить, что в России атомные ледоколы не строились уже практически 30 лет. Поэтому новая серия кораблей – это вызов для всех ее создателей – от Объединенной судостроительной корпорации до каждого ее подрядчика. В этом ледоколе реализовано гигантское количество новаций, которые являются новыми не только для российского, но и для мирового судостроения: начиная от двухосадочной схемы и заканчивая силовым островом и электродвижением. Те ледоколы, что строятся сейчас, необходимы для реализации гигантской программы освоения Арктики и использования Северного морского пути.

В ледоколах прошлого поколения гребные винты приводились в движение валом паровой турбины через набор редукторов. У подобного подхода есть ряд недостатков. Турбина не всегда используется в оптимальном режиме, а корабельная «коробка передач» занимает просто непозволительно большой объем пространства. В «Арктике» реализована электрическая схема движения: паровая турбина вырабатывает электроэнергию, а винты приводятся в действие электромоторами. Это позволяет мгновенно изменять ход винтов или даже превышать номинальную мощность энергоустановки. Электроэнергия может храниться в эффективных накопителях и использоваться при необходимости.

Мы на Уральском турбинном заводе отработали все необходимые технологии. Например, освоили сварку титановых сплавов. Завод прошел аттестацию Морского регистра по работе с такими материалами, а также получил аккредитацию заводских лабораторий. Оборудование для головного ледокола проекта «Арктика» уже изготовлено. Еще 4 турбоустановки для ледоколов «Урал» и «Сибирь» завод выполнит до марта 2018 года.

Вопрос:

Уважаемый Михаил Валерьевич, здравствуйте! Совсем недавно в Интернете обсуждалась предусмотрительная политика "Реновы", которая еще в минувшем десятилетии приобрела контрольный пакет одного из ведущих мировых производителей насосов и другого оборудования для нефте- и газопроводов, что смягчает удар от возможного запрета на поставки данного оборудования в Россию. Данная тема оказалась особенно актуальной в связи с недавними угрозами насчет новых и очень болезненных секторальных санкций для ведущих экспортных отраслей РФ. Можете ли Вы рассказать, предпринимала ли Ваша компания усилия по собиранию других жизненно важных для отрасли зарубежных активов за много лет до того, как это стало критически необходимым? От каких угроз защищают и могут защитить в будущем подобные действия?

Алексей Герасимов
машиностроение, Екатеринбург

Ответ:

– Наше развитие не обусловлено мотивами угроз. А скорее мы ориентированы на кооперацию и взаимный обмен технологиями. Начиная с 2010 года в России Sulzer построил завод по химическому машиностроению в Серпухове, участвовал в создании Центра деталей горячего тракта газовых турбин в Екатеринбурге, компания активно привлекает российские предприятия для кооперации в производстве насосов. Также работают 3 предприятия Oerlicon, связанные с различными функциональными покрытиями в Подмосковье и Самаре.

Вопрос:

Михаил Валерьевич, недавно Ваша компания сообщила о готовности построить тепличный комплекс в Республике Коми. Значит ли это, что Ваша компания, занимающаяся не только традиционной, но и "зеленой" энергетикой, собирается инвестировать еще и в сельское хозяйство и считает данную отрасль привлекательной? Или это будет разовый проект для отдельно взятого региона?

Валерия Карманова
ЖКХ, Петрозаводск

Ответ:

– Валерия, структура экономики достаточно сильно изменилась, и практически все энергокомпании потеряли много промышленных потребителей пара. Не стал исключением и «Т Плюс». Тема утилизации тепла со станций – это не наше изобретение. К примеру, в Италии за забором одной из станций находятся несколько резервуаров, где выращивают осетров и производят черную икру, продавая ее по всей Европе и, даже страшно сказать, в Россию. Мы в этом плане пошли не таким длинным путем – осетр начинает метать икру на седьмой год жизни. И решили начать с овощей, используя тепловую энергию для отопления тепличных комплексов.

Вопрос:

На ряде отраслевых мероприятий в последнее время шла речь о том, что в некоторых отраслях российской электротехники уже готовы перейти от импортозамещения к подходу, ориентированному на экспорт. А как обстоят дела в российском энергомашиностроении? Насколько оно преуспело в замещении импортной продукции на внутреннем рынке и готово ли составить конкуренцию зарубежной продукции на рынке международном? Если да, то в каких отраслях и на рынках каких именно стран? Если нет, то что для этого нужно, какие инструменты государственной поддержки высокотехнологичного экспорта вы хотели бы видеть?

Егор Тарасов
энергомашиностроение, Москва

Ответ:

– Уважаемый Егор, как энергомашиностроитель энергомашиностроителю скажу: если бы не было экспорта – мы бы не выжили... Сегодня доля экспорта составляет примерно 40 % производимой продукции. Мы работаем и на рынках нашего традиционного присутствия, и предпринимаем шаги по расширению географии. В конкурентной среде мы сталкиваемся с китайскими, европейскими и американскими производителями машин. И с точки зрения техники и ценообразования мы вполне конкурентоспособны. Тормозом иногда является отсутствие конкурентного предложения по финансированию проекта. И здесь мы можем только рассчитывать на поддержку государства.

Вопрос:

Уважаемый Михаил Валерьевич! От коллег-журналистов знаю, что вы большой любитель самолетов и сами управляете многими из них. Это связано с каким-то Вашим прошлым профессиональным опытом? Расскажите, пожалуйста.

Элина Иванова
специалист PR-службы, Москва

Ответ:

– Сначала была мечта. Я пришел в юношескую планерную школу и начал летать на планерах на Тушинском аэродроме. Потом была неудачная попытка поступления в летное училище, но я совершенно не жалею об этом, так как приобрел отличное хобби. Уже будучи студентом Бауманки, я вернулся во второй московский городской аэроклуб. А дальше – традиционный путь для спортивного летчика – Вяземский учебный авиационный центр ДОСААФ, Калужское авиационное летнотехническое училище. Освоил Як-18Т, Л-39, вертолеты Ми-2 и Robinson R44. С 1997 по 2003 год был членом сборной России по авиаспорту.

Вопрос:

Михаил Валерьевич, здравствуйте! Подскажите, рассчитывают ли производители на принятие в ближайшие годы планов по модернизации изношенной генерации и на соответствующий приток заказов? Можете ли вы дать какой-то прогноз развития ситуации? Спасибо

Алина Николаева
аспирант, Екатеринбург

Ответ:

– За время реализации программы ДПМ произошло истощение инвестиционного ресурса генерирующих компаний. В гонке по строительству новых мощностей была практически упущена тема модернизации уже работающего оборудования. Если посмотреть структуру тепловой генерации, то новые энергоблоки составляют всего 10 % установленной мощности. Остальное – это старые блоки, которые приходится бесконечно латать. При этом повышается тариф, так как они неэффективны и снижается надежность энергосистемы. Я считаю, что для запуска полноценной модернизации энергетики необходима воля государства как основного собственника инфраструктуры.

Вопрос:

В последнее время много говорится об импортозамещении, как вы считаете, действительно увеличился ли спрос на отечественное оборудование? И стали ли использовать зарубежные предприятия новые методы при продажах и послепродажном сервисе и какие?

Пономарев Виталий Сергеевич
электротехника, Новосибирск

Ответ:

– Здесь нет однозначного ответа. Рынок основного энергетического оборудования – крайне конкурентная среда. И наши конкуренты на Западе имеют целый ряд преимуществ. На первом месте – стоимость кредитного ресурса. Все ключевое энергетическое оборудование – длинноцикловое. И для того, чтобы изготовить турбину, наши зарубежные коллеги привлекают кредиты под 1 % годовых, а мы на тот же срок – под 10 %. При этом цикл производства турбины – от года до полутора лет.

На рынке сервиса оборудования конкуренция также высока. Одно из наших сильных преимуществ – наличие собственного Центра восстановления деталей горячего тракта газовых турбин. Локализация позволяет снизить расходы на обслуживание частей газовых турбин – раньше подобные операции практически полностью производились за рубежом. Мы единственная компания, локализовавшая такое производство в России.

Вопрос:

Каким Вы видите перспективное развитие большой энергетики в нашей стране и за рубежом (имеется в виду техническая составляющая). То, на чем мы работаем сейчас, разработано в 50-60-е годы и лишь в общем модернизируется. Есть ли какие-то принципиально новые "прорывные" технологии? Спасибо.

Гордеев Игорь Юрьевич
электроэнергетика, начальник цеха, Новомичуринск

Ответ:

– Игорь Юрьевич, мы с вами понимаем, что физические законы переписать нельзя. Но, несмотря на это, некоторые изменения все же происходят.

В традиционной энергетике, куда входят тепловые и гидроэлектростанции, тектонических изменений не происходит. Отрасль идет по пути технического совершенствования. Растут рабочие температуры газовых и паровых турбин, повышается их КПД, улучшаются показатели экологичности, маневренности и надежности. В атомной энергетике стоит отметить проект «Росатома» – реактор на быстрых нейтронах БН-1200. В перспективе эта технология расширит топливную базу атомной энергетики. Кроме того, такие установки могут эффективно перерабатывать наиболее опасные составляющие отходов распространенных сегодня атомных реакторов.

В солнечной энергетике прорывов больше. К примеру, компания «Хевел» уже добилась эффективности солнечных ячеек в 22 процента.

Куда более серьезные изменения происходят в нематериальной составляющей энергосистемы. Я имею в виду цифровизацию. Современная энергетика производит огромное количество данных, которые могут быть использованы для ее качественного улучшения. Например, наша разработка – система прогностики «ПРАНА» – анализирует данные о работе оборудования и способна защитить его от аварий. Система выявляет неполадки за 2-3 месяца до того, как они могут привести к аварии – у генерирующей компании появляется время на то, чтобы запланировать и провести ремонт. Более того, руководство компании может оценить качество работы эксплуатационного персонала, подрядчиков и ремонтов, которые они провели. Все это существенно снижает риски и траты. В конечном счете, эффект ощущают потребители – энергоснабжение становится более надежным.

Другая составляющая цифровизации – smart grid, «умные энергосети». Появление большого количества возобновляемых источников энергии привело к тому, что доступную в системе мощность тяжело контролировать – вы не сможете стопроцентно предсказать силу ветра или наличие облаков. Маневровая нагрузка в этом случае ложится на традиционную энергетику и доходит даже до смешного: в Англии массовое внедрение ВИЭ привело к более высокому использованию угольных электростанций, которые обладают относительно высокой маневренностью. Подобная история происходит и в Германии, где количество выбросов угле- кислого газа выросло из-за такой же причины. Появился даже отдельный термин – «CO2 paradox». В ближайшем будущем массовое внедрение smart grid позволит создать децентрализованную структуру управления сетями, более эффективно управлять перетоками, источниками мощности и уровнем потребления. Осталось лишь немного подождать.