16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/417-418/4897962.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (417-418) июль 2021 года

Декарбонизация — задача не будущего, а настоящего

При ее решении критичным становится моделирование соответствующих сценариев

Учитывая масштаб и роль ТЭКа и энергоемких отраслей в экономике РФ, программы декарбонизации необходимо выстраивать в межотраслевой координации и с учетом интересов и приоритетов крупнейших мегаполисов и регионов страны. К такому выводу пришли аналитики Центра энергетики Московской школы управления «Сколково», представившие новое исследование на тему «Моделирование сценариев декарбонизации и адаптации: роль в принятии политических и экономических решений».

От деклараций на бумаге к реальным действиям

В исследовании отмечается, что на фоне растущей обеспокоенности проблемами изменения климата во всем мире неотъемлемой частью формирования долгосрочной стратегии для политиков, регуляторов, компаний, финансовых и некоммерческих организаций становится моделирование сценариев декарбонизации и адаптации к изменениям климата.

При этом решение проблемы изменения климата больше не может сводиться к декларациям на бумаге — оно облекается в реальные меры и шаги (например, введение углеродного налога), которые оказывают влияние на экономику и на региональном, и на глобальном уровне.

Моделирование сценариев адаптации и декарбонизации становится критичным для лиц, принимающих решения, поскольку позволяет обосновать ту или иную политику в области декарбонизации, адаптации и регулирования эмиссии парниковых газов. А также ответить на интересующие вопросы и помочь выработать необходимые меры и шаги для достижения принятых целей. С технической точки зрения современные модельные инструментарии — это сложные комплексы из взаимосвязанных и различных по подходам построения (снизу-вверх, сверху-вниз, интегрированные) моделей.

Для построения подобных моделей, а точнее, модельных комплексов, требуется мультидисциплинарный подход и усилия различных научных коллективов: от климатологов до специалистов в конкретных отраслях промышленности.

Как отмечает автор исследования, старший аналитик Центра энергетики по нефтегазовому сектору Екатерина Грушевенко, в Европейском Союзе модели климатических последствий и адаптации к ним разрабатываются уже около 30 лет и получают поддержку со стороны регулятора. В частности, еще в 1957 году был создан Объединенный исследовательский центр (JCR), он ведет свою деятельность под контролем ЕС и имеет годовой бюджет в 330 миллионов евро. Европейские аналитики изучают как общие, так и достаточно узкие вопросы. К примеру, они оценивают, как отразится сокращение добычи угля, нефти и газа на экономике регионов Центральной и Восточной Европы и какое влияние окажет углеродный налог на разные слои населения в зависимости от дохода.


Важно не упустить время

Эксперты Центра энергетики МШУ «Сколково» убеждены: ставку нужно делать на партнерство и кооперацию. Причем не только внутри одной страны, но и на глобальном уровне, что позволит создать наиболее полноценный комплекс моделей, отвечающих сегодняшним требованиям. Важный нюанс: для создания подобных модельных комплексов недостаточно только научной базы — требуется участие и стимулирование со стороны государства.

Необходимыми условиями для того, чтобы не опоздать и закрепить место экономики РФ в новом мировом технологическом укладе, являются развитые модельные комплексы и выстроенный на их основе диалог между бизнесом, органами власти и представителями научного сообщества (климатологами, отраслевыми институтами, социологами, политологами).

Однако на сегодня ресурсы, направленные на понимание эффектов мирового энергоперехода и климатических изменений, а также их эффектов на экономику РФ и прогнозирование будущих сценариев низкоуглеродного развития РФ, выглядят существенно меньшими, чем за рубежом.




Разворачивающийся на основных рынках сбыта нашей экспортной продукции энергопереход, Зеленый курс ЕС, а также новая климатическая политика администрации Байдена и Китая создают огромные вызовы исторически сложившейся углеводородной и ресурсной модели российской экономики. Это значит, РФ предстоит найти новые точки роста, встроиться в новые глобальные цепочки создания стоимости, заточенные на низкоуглеродные источники энергии. При этом декарбонизация собственной экономики и инвестиции в адаптацию к неизбежным изменениям климата также требуют тщательного планирования и координации.




«Кроме того, практикуется формирование стратегий «снизу-вверх», когда национальная стратегия в той или иной области строится за счет корпоративных инициатив отраслевых компаний, — говорится в исследовании. — Энергетическая стратегия РФ до 2035 года, принятая в июне 2020 года, практически не адресуется ни к климатическим рискам, ни к рискам энергоперехода.

Стратегия низкоуглеродного развития РФ до 2050 года пока только обсуждается, и не вполне понятна ее связь с научно обоснованными моделями различных институтов РАН. При таком подходе мы рискуем упустить время, необходимое для формирования проработанной и взвешенной позиции, и оказаться не готовыми к переговорам с более подготовленными международными партнерами».

Ко всему прочему, и в бизнес-сообществе, и среди населения распространены неполные или ошибочные представления о климатических изменениях, энергопереходе и их последствиях для РФ.

По мнению аналитиков, сегодня необходимо сфокусировать внимание на трех шагах. Во-первых, нужно инвестировать средства в дополнение национального ансамбля моделей для моделирования адаптации к климатическим изменениям и разработки стратегии развития РФ. Это позволит создать базу для разработки сценариев смягчения последствий изменения климата, а также сценариев адаптации в контексте низкоуглеродной мировой экономики. А также расширять круг научно-исследовательских коллективов, работающих над данной проблематикой, за счет создания моделей с открытым кодом.

Во-вторых, надо создать площадку для комплексного обсуждения выводов, как между представителями научного сообщества, так и между научным сообществом, бизнесом и органами государственной власти.

В-третьих, не помешает запустить образовательные программы популяризации знаний о климате, энергопереходе и возможных направлениях климатической стратегии страны и отдельных индустрий.

В исследовании уточняется, что в российских моделях климатических изменений и декарбонизации хорошо изучены транспортный сектор (особенно сегмент дорожной транспортировки), электроэнергетика и производство тепла, нефтегазовый сектор.

Вместе с тем, исследование показало нехватку адаптационных, макроэкономических и сельскохозяйственных моделей. Разработанные отечественные модели детально освещают проблематику климатических изменений на региональном и общероссийском уровне, однако глобальных моделей мало. Также большинство моделей работает с периодом до 2050 года, за период, начинающийся с 2050 года, моделирование не ведется.



МНЕНИЯ

Ирина ГайдаИрина Гайда, директор Центра энергетики Московской школы управления «Сколково»:

«Недостаток или фрагментированность климатических данных и отсутствие профильных моделей зачастую приводят к возникновению прямо противоположных точек зрения на баланс положительных и отрицательных последствий климатических изменений для России. Конечно, такая высокая неопределенность, как и отсутствие эффективного взаимодействия между научным сообществом и бизнесом по климатической повестке, непродуктивны. Мы рискуем упустить время, необходимое для внедрения решений по адаптации к климатическим изменениям и смягчению их последствий».


Татьяна МитроваТатьяна Митрова, академический директор Центра энергетики Московской школы управления «Сколково»:

«Последствия изменения климата уже заметны. С 1980 годов ущерб от всех наводнений, жары, засухи, лесных пожаров, вынужденных миграций оценивается в 5 триллионов долларов. Размах бедствия — рост числа людей, страдающих от волн жары, в 300 раз или ущерб мировому ВВП до 45% — говорит за себя. Все это представляет угрозу существования цивилизации. Игнорировать этот фактор дальше становиться невозможно.

Модельные комплексы позволяют строить долгосрочные сценарии развития мира, отдельных регионов, стран и даже небольших территорий; оценивать влияние вводимых климатических политик и методов их регулирования на всех стейкхолдеров (регуляторов, финансового сектора, бизнеса, НКО и населения) и влияние самого изменения климата на экономику, общественное благосостояние в целом.

В последние 30 лет формируются две группы моделей для различных стейкхолдеров. С одной стороны, это модели адаптации, то есть — как адаптироваться к изменениям климата; что будет, если ничего не делать, как климат повлияет на людей, энергетику, экономику; какие угрозы и выгоды несет в себе изменение климата? С другой, это модели декарбонизации — как можно попытаться предотвратить изменения климата; как и с какой скоростью декарбонизировать экономику с выгодой для страны или компании, какие угрозы могут нести в себе неправильные подходы к декарбонизации?»

Экология, Декарбонизация,

Декарбонизация — задача не будущего, а настоящегоКод PHP" data-description="Учитывая масштаб и роль ТЭКа и энергоемких отраслей в экономике РФ, программы декарбонизации необходимо выстраивать в межотраслевой координации и с учетом интересов и приоритетов крупнейших мегаполисов и регионов страны. К такому выводу пришли аналитики Центра энергетики Московской школы управления «Сколково», представившие новое исследование на тему «Моделирование сценариев декарбонизации и адаптации: роль в принятии политических и эко" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/articles/dekarbonizatsiya-zadacha-ne-budushchego-a-nastoyashchego.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/fb6/fb686c28b0f3af975713087edc14855f.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные