16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/99/7473.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (99) апрель 2008 года

Намерения – ничто, возможности – всё

Нефть и газ в энергетике К. э. н. Аркадий ПОРУНОВ, Сызранский технический университет
Борьба за Север

Арктика тоже становится ареной «энергетической войны». По некоторым данным, полученным в результате многолетних исследований учеными разных стран, только в недрах арктического шельфа сосредоточено как минимум 113 миллиардов тонн углеводородного топлива – нефти и природного газа. Для сравнения: одна из самых богатых ресурсами стран – Саудовская Аравия – располагает примерно 43 миллиардами тонн такого сырья, Россия – 51 миллиардом (в основном, за счет газа), Иран – 33 миллиардами тонн.

На право считать арктические территории своими претендуют Россия, США, Канада, Дания (владеющая Гренландией) и Норвегия. Интерес к спору этих стран обострился после того, как в конце июля российская научно-исследовательская экспедиция отправилась из Мурманска к Северному полюсу с целью доказать, что подводные хребты Ломоносова и Менделеева, которые тянутся в направлении Гренландии, в геологическом отношении – продолжение Сибирской платформы.

Канада и Дания сейчас тоже проводят замеры в Арктике, стремясь доказать, что хребет Ломоносова, на который претендует Россия, состыкован с канадским островом Элсмир и с Гренландией.

Канада рассчитывает присоединить к своей территории 310 тысяч квадратных миль арктического морского дна с его запасами углеводородов и полезных ископаемых. Дания рассчитывает на 62 тысячи квадратных миль. Норвегия надеется присоединить 96 тысяч квадратных миль арктической территории, зарезервировав право на дальнейшее расширение этой территории на более позднем этапе.

В Северном Ледовитом океане Россия вне своей двухсотмильной экономической зоны может претендовать на 1,2 миллиона квадратных километра континентального шельфа, где потенциальные запасы углеводородного сырья, по некоторым оценкам, составляют около 10 миллиардов тонн условного топлива.

Однако проблема в том, что конвенцией ООН по морскому праву экономическая граница государства определяется по двухсотмильной зоне. Расширение этой зоны возможно только в случае, если национальный континентальный шельф выходит за пределы двухсотмильной зоны. Поэтому в «битве» за энергетические ресурсы Арктики у России должны быть веские, научно обоснованные доводы в пользу того, что шельф Северного Ледовитого океана есть продолжение Сибирской континентальной платформы.



Перспективы евроазиатского рынка

Европейский сектор евразийского рынка энергоресурсов останется для России одним из важнейших на ближайшие 20–25 лет. На данном этапе России выгоден энергетический диалог и с Европейским Союзом, и с другими странами Европы. Сегодняшний процесс либерализации европейского газового рынка не может не оказать влияния на экспорт российского газа в ЕС. Под угрозой оказались институт традиционных долгосрочных контрактов и система «take or pay» («бери или плати»). Наметилась тенденция уменьшения сектора газового рынка с традиционным ценообразованием, основанным на долгосрочных контрактах, и увеличения сектора «спотовой» торговли с биржевым ценообразованием. Как отмечают многие отечественные и зарубежные аналитики, новые условия для конкуренции поставщиков газа направлены на то, чтобы вынудить российских производителей пойти на существенные уступки. Это может послужить причиной снижения экспорта российских нефтепродуктов.

При условии либерализации газового рынка Европы и с учетом перспектив формирования единого энергетического пространства экспорта нефти и газа, объем поставок с территории России в Европу сможет составить в 2010 году 140–150 миллионов тонн нефти и до 200–210 миллиардов кубометров газа.

Другая причина возможного снижения в среднесрочной перспективе экспорта российских нефтепродуктов в Европу заключается в невысоком качестве нефтепродуктов и относительно высокой затратности транзита, а также в уменьшении объема экспорта энергоресурсов в связи с увеличением внутреннего спроса. К 2020 году объем внешних поставок нефтепродуктов может сократиться до 50 миллионов тонн против 85 миллионов тонн в 2007 году.

Между тем растущий спрос на газ со стороны национальных экономик стран Азиатско-Тихоокеанского региона делает весьма перспективным сдвиг приоритетов в политике диверсификации направлений поставок газа в сторону Азиатско-Тихоокеанского сектора евразийского рынка энергоресурсов.

Если в краткосрочной перспективе (2–3 года) США преодолеют рецессию в экономике, то в этом случае можно рассчитывать на расширение их потребности в энергетических ресурсах. Северная Америка может стать для России стабильным рынком сбыта нефти и сжиженного газа.

Китай, Япония, Южная Корея, Индия – самые перспективные рынки сбыта газа, нефти, технологий и продукции ядерно‑топливного цикла в южно-азиатском и азиатско-тихоокеанском секторах евразийского энергетического рынка. По прогнозам, к 2020 году доля только азиатско-тихоокеанского сектора в экспорте российской нефти может увеличиться с сегодняшних 3 процентов до 30 процентов, а природного газа – до 15 процентов.

Что касается ближневосточного сектора евразийского рынка энергоресурсов и внешних по отношению к нему рынков Северной Африки и Латинской Америки, то произошедшие здесь сдвиги в социально-экономической и политической жизни целого ряда стран позволяют надеяться на рост импорта оборудования для ТЭК, на увеличение спроса на технологические услуги российских энергокомпаний.



Технологии энергоэкспансии

В современном мире конкурентная стратегия любого участника международного рынка энергоресурсов реализуется по следующим ключевым направлениям: контроль над энергетическими ресурсами; доступ к рынкам; контроль над транспортными путями; конкурентное доминирование – как иное выражение стремления к увеличению могущества.

Для достижения этих целей используются как традиционные (экспорт коррупции, непрозрачных методов ведения бизнеса, теневых финансовых трансфертов), так и новые методы конкурентной борьбы, в основе которых – «философия нестабильности и хаоса».

Вначале ведется детальная разведка, изучаются персоналии, организуются группы и каналы лоббирования, затем идет предложение проекта при дипломатической поддержке. Организуется бизнес‑схема с учетом индивидуальных интересов лиц, ответственных за принятие необходимых решений. Создается сеть посреднических структур. Проводится массированная информационная атака, создается политическая «крыша» и видимость соответствия проекта «национальным интересам» той или иной страны. Применяются политический прессинг, коррупция, шантаж.

Отличительная черта современных технологий – выход на уровень высших государственных лиц, принимающих ответственные политические и экономические решения. Это особенно эффективно на постсоветском пространстве, для которого характерна тотальная коррупция.



Заключение

Сегодня основной вопрос энергостратегии не в том, какая часть евроазиатского энергетического рынка является отправной точкой для доминирования России, и не в том, что важнее: азиатский сектор рынка или европейский. Энергополитика России продвинулась от регионального мышления к глобальному, при этом доминирование на всем евразийском рынке энергоресурсов – основа для главенства на рынке мировом. В настоящее время Россия доминирует в европейском секторе, при этом ее влияние непосредственно распространяется на три из четырех периферических сектора евразийского энергорынка: центральноазиатский, дальневосточный и собственно европейский. С этих позиций Россия и осуществляет свое мощное влияние на приграничные государства. Но именно на самом важном секторе – ближневосточном в какой‑то момент может зародиться жесткое потенциальное соперничество. Концентрация внимания на ключевых субъектах этого рынка и правильная оценка рыночной ситуации должны стать отправной точкой для коррекции энергостратегии России в свете геополитических интересов страны.

В связи с этим необходимо решить следующие задачи: выявить потенциальных и наиболее динамичных конкурентов; установить, какие факторы могут оказать существенное влияние как на сохранение, так и на снижение конкурентных преимуществ России; и с учетом вышеизложенного сформулировать стратегию России на мировом энергорынке в интересах отстаивания национальных интересов и поддержания национальной безопасности.

Иными словами, для России энергостратегия – целенаправленное руководство конкурентоспособными субъектами рынка и осторожное обращение с конкурентами – катализаторами глобальных возмущений на рынке. Это позволит в ближайшей перспективе сохранить свое доминирующее положение, а в отдаленной – глубже войти в глобальное сотрудничество.

Российские власти должны всячески содействовать усилению позиций национальных энергетических и транспортных компаний.

Россия не должна ввязываться в «энергетические войны» ни на чьей стороне, наша главная задача – избежать перенесения «боевых действий» на российскую территорию. Доступ любых иностранных компаний должен быть жестко ограничен. Правительству следует строго контролировать как внутриотраслевые перетоки капитала (в том числе иностранного) из сферы переработки в сферу добычи, так и межотраслевые – из неэнергетических отраслей в отрасли ТЭК.

Помимо этого, в интересах России – увеличить число стран, конкурирующих за энергоресурсы, прежде всего за газ и нефть. России надо отказаться от роли посредника между странами‑соперницами. Эта роль, на которую Москва сегодня претендует, абсолютно излишня. России следует категорически, возможно даже законодательно, исключить свое участие в международных организациях, где она не имеет права решающего голоса и где сталкиваются интересы соперничающих сторон. Все значимые для нее вопросы Россия может решать на двусторонней основе с заинтересованными странами.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (99) апрель 2008 года:

  • Свет для сельской медицины

    «Комиэнерго» вносит свой вклад в реализацию национального проекта «Здоровье». С начала 2007 года компания присоединила к электрическим сетям девятнадцать фельдшерско-акушерских пунктов Республики Коми. Основная часть подключаемых медицинских объектов расположена в южных районах республики – Сысольском, Койгородском и Усть-Куломском. В рамках мероприятий по техническому присоединению специалисты компании провели реконструкцию сете...

  • Намерения – ничто, возможности – всё

    Окончание. Начало читайте в номере 6 (98): http://www.eprussia.ru/epr/98/7333.htm...

  • Columbus IT – для нефтяников Казахстана

    Международная консалтинговая компания Columbus IT завершила второй этап внедрения ERP‑системы в АО «Компания ГИС» – одном из крупнейших предприятий Казахстана в области геофизических исследований скважин для нефтегазового комплекса. В результате «Компания ГИС» получила современное решение, которое позволило автоматизировать ключевые бизнес-процессы предприятия. «Компания ГИС» («Геофизические исследования скважин») оказывает...

  • Энергия для производителей золота

    ОАО «ГидроОГК» и ОАО «Полюс Золото» подписали соглашение о намерениях в рамках проекта по поставке электроэнергии от строящейся Усть-Среднеканской ГЭС и действующей Колымской ГЭС на строящийся Наталкинский горно-обогатительный комбинат (ГОК). В ближайшее время заявка на получение государственной поддержки в отношении проектно‑сметной документации и объектов инфраструктуры, необходимых для реализации данного проекта, будет подана ...

  • Закрытый процесс остекленения, или Как я ездил в закрытый город, жители которого считают, что радиация – не самая опасная штука

    Отправляясь в город Озерск Челябинской области, я знал две вещи. Там есть предприятие «Маяк», на котором сделали первую советскую ядерную бомбу. И еще там была авария. Типа Чернобыльской. Я чувствовал себя сталкером. Устроила родная редакция пикник, блин, на обочине. Но я держался. Поскольку, цитирую, «когда в Зону выходишь, то уж одно из двух: либо плачь, либо шути, – а я сроду не плакал». Оказалось… Что оказалось, можно понять ...