16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/76/5227.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 12 (76) декабрь 2006 года

Россия вступает в ВТО, но энергетики это не коснется

Власть Ольга МАРИНИЧЕВА

Главная внешнеторговая новость ноября – Россия и США подписали протокол о вступлении в ВТО. Как ни странно, в комментариях на тему дня практически не говорится о последствиях этого шага для российской энергетики.

Между тем в процессе переговоров, длившихся начиная с 1994 года, такие требования возникали. И требования эти были нешуточными.



Кот в мешке

Положим, говорить об окончательном вступлении России в ВТО в качестве 151‑го члена несколько преждевременно. Впереди ратификация протокола Конгрессом США, отмена законодательных ограничений времен «холодной войны», не дающих возможности предоставить России постоянный статус равноправного торгового партнера. Впереди и многосторонние переговоры, которые должны завершиться к лету будущего года. Основным предметом переговоров станут законодательные и правоприменительные меры, которые Россия должна принять, чтобы соответствовать требованиям ВТО. Наконец, чтобы войти в ВТО, необходимо получить согласие Грузии и Молдавии. Впрочем, Молдавия обещала дать свое «добро» до конца 2006 года.

Всего Россия принимает обязательства более чем по ста видам услуг. Подавляющее большинство этих обязательств станет известно бизнес‑сообществу только после того, как мы присоединимся к ВТО. Именно этим объясняется сдержанная реакция предпринимателей, особенно тех, кто работает на потребительском рынке. Все ждут, когда станут известны окончательные условия. Более-менее понятно, что произойдет в финансовом секторе – увеличение доступа зарубежных банков и появление филиалов зарубежных страховых компаний. Можно рассчитывать, что металлурги и производители минеральных удобрений смогут активнее защищаться против антидемпинговых требований. Можно предполагать, какие проблемы ждут российскую легкую промышленность, автопром и авиастроение. Ведь, вступая в ВТО, Россия принимает обязательство снизить таможенные тарифы на продукцию гражданского авиастроения США и тарифы на авиалайнеры, приобретаемые на условиях лизинга.

Впрочем, снижение пошлин произойдет не в один день. Либерализация тарифов по отдельным позициям будет осуществляться в течение переходных периодов продолжительностью от года до семи лет, в зависимости от «чувствительности конкретной позиции для отечественных секторов промышленности».



Простор для гипотез

А что произойдет с энергетикой и связанными с нею отраслями? Неизвестно, если не считать высказанных выше общих соображений. Впрочем, можно ожидать, что в области экспорта энергоносителей не произойдет значительных перемен. Ведь сырье и энергоносители, основные статьи российского экспорта, и так практически не испытывают проблем при входе на внешний рынок.

И самое интересное, что именно предполагаемые обязательства России в области энергетики были одной из самых спорных составляющих процесса переговоров. Речь шла о ликвидации монополии «Газпрома» и об отмене ограничений на строительство частных трубопроводов на территории России. О приведении в соответствие внешних и внутренних цен на газ и тарифов на его транспортировку, отмене экспортных пошлин на энергоресурсы. Некоторые из этих требований со временем сошли на нет. Другие реализуются, но, по‑видимому, они связаны не столько с вступлением в ВТО, сколько с растущей привлекательностью экспорта газа. Это означает: понятие «требования» пора заменить на какое‑то другое слово.

«Москва отказалась от соглашений с американскими компаниями в очень многих отраслях – от энергетики до авиастроения, – комментирует ситуацию The Wall Street Journal. – Если Россию пустить в ВТО, то по каким‑то из этих проблем наверняка удастся добиться смягчения позиций, потому что иностранцы получат площадку, с которой они смогут предъявлять свои претензии. Однако все зависит еще и от того, насколько жестко смогут во время многосторонней фазы переговоров выступить все 150 стран, уже входящих в эту организацию. Например, по энергетике члены организации могут потребовать гарантий по заключаемым контрактам, хотя энергетика как отдельная тема в формате ВТО не рассматривается. Даже после заключения договора с США России, чтобы реально войти в ВТО, нужно будет проделать еще очень большую работу».



Плюсы от вступления России в ВТО

Отмена ограничений на международных рынках на товары российского экспорта. Доступ к международному механизму разрешения споров. Участие в выработке общих правил мировой торговли. Повышение конкуренции внутри страны, следовательно, повышение качества товаров. Создание более благоприятного инвестиционного климата в России благодаря приведению российского законодательства в соответствие с нормами ВТО. Упрощение доступа к современным технологиям, который пока наши предприятия не могут получить из‑за наличия различных ограничений. Совершенствование законодательства в сфере интеллектуальной собственности. Впрочем, комментаторы сомневаются, что вступление России в ВТО поможет победить пиратов.



Минусы, связанные с вступлением в ВТО (менее многочисленные, но весьма весомые)

Снижение ставок тарифов на промышленные товары. Открытие внутренних рынков товаров и услуг и закрытие российских предприятий, которые не выдержат испытание конкуренцией. Возможные проблемы для малого бизнеса. Рост тарифов на энергоносители внутри страны, который должен произойти и без вступления России в ВТО.



Комментарии от экспертов «Энергетики и промышленности России»

Артем Кончин, аналитик ИК «Атон»:

Упомянутые вами вопросы (монополия «Газпрома» и ее будущее, уравнивание внешних и внутренних тарифов и другие) связаны не только с вступлением в ВТО, но и с интеграцией России в европейскую энергетику. Я имею в виду подписание Энергетической хартии*. При этом некоторые из этих вопросов сегодня просто сняты с повестки дня в силу их малой реалистичности. Прежде всего это касается демонополизации «Газпрома», который принадлежит к числу естественных монополий, ведь создать альтернативную компанию, которая может выполнять те же функции, строить многокилометровые трубопроводы и десятки газоперекачивающих станций, поддерживать их работоспособность – это все равно, что строить второй «Газпром». Наконец, даже если «Газпром» или кто‑то другой создаст компанию под условным названием «Газпром-2», он вложится в это дело только при условии стопроцентной уверенности, что сможет найти долгосрочного потребителя, гарантирующего возврат на затраченный капитал.

Об уравнивании тарифов на электроэнергию на внешнем и внутреннем рынке: в последние месяцы это стало темой номер один и среди политиков, и среди законодателей, и среди энергетиков, и среди экспертов. Ясно, что воля к повышению тарифов в Кремле налицо, но этот процесс будет осуществляться не сразу и не сейчас. Это мера вынужденная, но мало популярная. По‑видимому, этот процесс будет ускорен в 2009‑2012 годах, после очередных выборов президента. Но насколько скажется рост тарифов на российском потребителе, сказать довольно сложно. Возможно, что часть роста тарифов будет напрямую доходить до внутреннего потребителя, а часть – нет, так как немалая доля российских индустриальных потребителей газа шлет свою продукцию на экспорт, изолируя внутренний рынок от роста своих затрат. Снижение рентабельности также может в некой мере ограничить влияние роста цены на газ на покупателей конечной продукции.

Что касается допуска иностранных компаний к разведке российских недр и освоению новых месторождений. Такой вариант наиболее вероятен в случаях, когда партнеры приносят новые технологии, потому что финансовые возможности российской стороны уже достаточны, чтобы освоить такие широкомасштабные проекты, как Штокман, Восточная Сибирь или шельф Сахалина. Вопрос в том, есть ли за рубежом достаточный опыт, технологии и специалисты для работы в специфических для России условиях, например в условиях арктического шельфа. Такие возможности могут быть у Норвегии, и именно предприятия Норвегии претендовали недавно на участие в освоении Штокмановского месторождения. Но «Газпром» решил, что их предложения недостаточно весомые, и решил разрабатывать месторождение самостоятельно, не найдя в этом партнерстве экономической выгоды.

Семен Бирг, аналитик ИК «Финам»:

Если говорить об электроэнергетике, то на ней вступление России в ВТО скажется очень незначительно, поскольку практически вся произведенная электроэнергия потребляется внутри страны. Проблемы могут возникнуть скорее в связи с конкурентоспособностью отечественных производителей энергооборудования, если вступление в ВТО откроет рынок для их зарубежных конкурентов. Ведь не секрет, что одно из стратегических преимуществ отечественной продукции машиностроения – это более умеренные цены. С другой стороны, для потребителей энергооборудования это явление скорее положительное, потому что сегодня отечественные производители не в силах удовлетворить потребности российского рынка. Рынок слишком обширен, он будет расти. По‑видимому, в ближайшие 3‑4 года на нем сохранится описанная выше ситуация.

Теперь о предполагаемом сближении внутренних и внешних тарифов на электроэнергию. На мой взгляд, окончательного уравнивания все‑таки не произойдет не только в ближайшие несколько лет, но и в более отдаленной перспективе. Разумеется, внутренние тарифы будут расти. Но при этом в руках государства остаются рычаги регулирования рынка, такие, как атомная энергетика и гидроэнергетика, остающиеся в государственной собственности. Это значит, что у него будет возможность выравнивания тарифов до более-менее приемлемого уровня.

Тигран Оганесян, аналитик МДМ-банка по энергетике:

По‑видимому, вступление в ВТО скажется на электроэнергетике России и связанных с ней отраслях в очень незначительной степени. Если говорить об экспорте российских энергоносителей, в первую очередь газа, в страны – члены ВТО, то он и так осуществляется весьма активно. Если говорить о положении «Газпрома», то он и так остается монополистом по известным всем причинам. Тарифы на электроэнергию на внутреннем рынке будут расти. Но они росли бы и без вступления в ВТО, потому что Россия уже вступила на путь дерегулирования тарифов в электроэнергетике. Поддерживать искусственно заниженный уровень тарифов и уровень цен на газ на внутреннем рынке просто невыгодно, в частности потому, что это означает субсидирование негосударственной промышленности за счет государственных расходов.

Другое дело, что этот процесс, разумеется, не будет одномоментным. На выполнение требований ВТО по тарифам у России будет около 5 лет. К тому же, помимо дорожающего газа, в стране есть и другие источники электроэнергии: уголь (правда, значительная часть наиболее качественного угля идет на экспорт), гидроресурсы, которые можно освоить. Так что возможность сбить рост цен, по‑видимому, есть. Чтобы компенсировать последствия роста тарифов для потребителя, возможно также введение механизма дифференцированных тарифов, при котором более состоятельные или более расточительные потребители будут субсидировать менее состоятельных или более экономных потребителей.
Энергетическая хартия – система международных соглашений, касающихся энергетических рынков. Европейская энергетическая хартия (ЕЭХ) – необязывающая международная декларация, принятая в 1991 году.

ЕЭХ направлена на установление единых прозрачных правил функционирования международного энергетического рынка в сфере торговли энергоносителями, инвестиций, транзита и энергоэффективности. Энергетическая хартия направлена на создание свободного энергорынка в ЕС. Данные документы не регулируют вопросы привлечения инвесторов и доступа к транзитной трубе, но запрещают дискриминацию в этих вопросах. Иными словами, страна вправе, к примеру, запретить иностранные инвестиции в ТЭК или доступ к транзитной трубе, но если какая‑то иностранная компания допущена к транзиту или ей разрешены инвестиции, то условия для нее должны быть созданы не хуже, чем для национальных компаний.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 12 (76) декабрь 2006 года:

  • Высоковольтный союз: программа Ретрофит

    В странах СНГ в эксплуатации находится большое количество комплектных распределительных устройств (КРУ) 6‑10 кВ предыдущих лет выпуска, пригодных к эксплуатации, но укомплектованных устаревшими коммутационными аппаратами, ресурс которых исчерпан либо близок к завершению. Альтернативой строительству новых КРУ выступает программа Ретрофит – замена маломасляных и электромагнитных коммутационных аппаратов на современные вакуумны...

  • Назрела необходимость в проведении трехсторонней встречи министров

    Министры энергетики Турции, Грузии и Азербайджана встретятся для обсуждения вопроса по реализации проекта «Шахдениз». Об этом, как передает «Тренд», в беседе с журналистами заявил министр энергетики и природных ресурсов Турции Хилми Гюлер. По его словам, хотя соглашение по реализации проекта «Шахдениз» не претерпело изменений, Грузия и Азербайджан заявили об увеличении внутренних потребностей в «голубом топливе». «Они (Грузия и Азерба...

  • Энергия созидания и прогресса
    Энергия созидания и прогресса

    25 июня 1931 года стало стартовой датой в истории большой энергетики Татарстана. В этот день председателем управления Государственного всесоюзного объединения энергетического хозяйства «Энергоцентр» Г. М. Кржижановским подписан приказ № 267 о создании районного управления государственных электрических станций ТАССР «Татэнерго». Было утверждено временное положение о РУ «Татэнерго». «Татэнерго» поручалось рассмотрение и утверждение...

  • Французские противники атомной энергии назвали ИТЭР «жульничеством»

    Французская ассоциация противников атомной энергии «Сортир дю нюклеэр» назвала «жульничеством» проект строительства первого международного термоядерного экспериментального реактора (ИТЭР), соглашение о котором подписали в Париже Россия, США, Евросоюз, Китай, Япония, Республика Корея и Индия. Под заголовком «ИТЭР: жульничество» ассоциация разместила на своем интернет‑сайте подборку материалов, в которой объясняет свой протест про...

  • Презентация нового черноморского газопровода через территорию Украины

    Презентация проекта строительства нового газопровода по дну Черного моря через территорию Украины прошла в Брюсселе, Баку и Вашингтоне. Об этом сообщил журналистам вице-президент фонда «Стратегия-1» Михаил Гончар. Выступая на круглом столе «Перспективы энергетического диалога между Украиной и Европой в газовом аспекте», он подчеркнул, что данный проект находится на очень ранней стадии проработки, но имеет свое несомненное преимущество....