16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/419-420/9254033.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (419-420) август 2021 года

Запасы нефти: рентабельные и не очень

В 2020 году прирост по промышленным категориям (AB1C1) извлекаемых запасов по результатам геологоразведочных работ по нефти составил 1002 миллиона тонн — при уровне добычи чуть выше 500 млн тонн. По свободному газу зафиксирован прирост в 747 млрд кубометров, что тоже выше уровня добычи, тем самым обеспечено полное воспроизводство. Как рассказал руководитель Минприроды России Александр Козлов в интервью «Интерфаксу», в 2021 году также ожидается полное воспроизводство запасов.

Прирост есть, но…

Одним из главных вопросов повестки дня для профессионального сообщества является эффективность использования текущих запасов углеводородов.

«В прошлом году мы действительно в первый раз показали прирост запасов по всем категориям А, B1, B2, C1, C2. Обычно мы показывали запасы по категориям А, B1, C1. Кроме того, по результатам разведки в 2020 году на Таймыре было открыто Западно-Иркинское месторождение с большим объемом запасов — правда, по запасам категории С2, но тем не менее прирост запасов составил почти 500 млн тонн, — отметил начальник управления — главный геолог Государственной комиссии по запасам полезных ископаемых Андрей Давыдов на Российском нефтегазовом саммите-2021. — Если мы просто сопоставим категории A, B1 и C1, то, в принципе, тот объем запасов, который зафиксирован по этим категориям, сопоставим с приростом запасов 2017 года».

Выходит, с одной стороны, по итогам прошлого года прирост запасов большой. С другой — такой объем Российской Федерации удавалось прирастить несколько раз за последние десять лет.

«Не могу сказать, что все стало настолько плохо, что мы стали смотреть на запасы С2 и плюсовать их с запасами С1. По моей информации, прирост запасов за счет Пайяхского и Приобского месторождений за 2020 год составил порядка 300 млн тонн. По Пайяхскому месторождению это оказалось возможным за счет бурения, перевода скважин из категории С2 в категорию С1, а по Приобскому месторождению произведен большой пересчет запасов с новой технологической схемой. С 2007 года там не было нового подсчета запасов и разбурено большое количество площадей, — сказал заместитель генерального директора DeGolyer & MacNaughton Максим Саакян. — Если учесть, что на Западно-Иркинском месторождении запасы составляют 500 млн тонн и что прирост составил 1 млрд тонн запасов категорий С1+С2, выходит, у нас все не так хорошо, как кажется. Получается, прирост был по четырем месторождениям».

Директор ООО «Гекон» Михаил Григорьев уточнил, что запасы Западно-Иркинского месторождения в сумме составляют 511 млн тонн, из них категории С1 — 2 млн тонн.


Инвентаризация не прошла зря

При этом по результатам проведенной инвентаризации запасов видно, что есть компании, которые на ближайшие 75 лет обеспечены запасами, и им можно не волноваться. Сравнивая имеющиеся результаты с результатами оценки западных компаний, Минэкономразвития отменило льготы по высокообводненной и высоковязкой нефти.

Целью инвентаризации была оценка целесообразности новых льгот и сохранения старых льгот. Однако остается открытым вопрос — почему нужно было делать инвентаризацию, почему нельзя было обойтись данными госбаланса (Государственного баланса запасов)?

«Дело в том, что у нас в госбалансе пока не стоят рентабельные запасы, — комментирует Андрей Давыдов. — Когда мы перешли на новую классификацию запасов, был дан переходный период, который заканчивается в 2021 году. Для того, чтобы все запасы перевести в новые категории и определить рентабельные. Если по просьбе компаний этот период не продлят, то со следующего года в госбалансе появятся эти значения. Пока их взять неоткуда.

Второй важный аспект — поскольку у нас появились рентабельные запасы в новой классификации, надо было понять, сколько у нас сегодня их в целом. Поэтому правительство предложило провести инвентаризацию. Были даны определенные ограничения. Никоим образом это не связано ни с налогами, ни с отъемом.

Надо было просто оценить в действующей налоговой системе, сколько у нас запасов. И мы это сделали. Причем оценили в двух сценариях. По реальному сценарию мы оценивали табель запасов в 65%. Второй, более пессимистичный сценарий был предложен Минэкономразвития России. В нем учтены падение цены на нефть и изменение курса доллара, и получилось 38%. Кстати, западные оценки рентабельных запасов в России по компаниям и так далее тоже приближаются к оценке примерно 65%.




Что касается отмены льгот. Это связано с введением налога на добавленный доход (НДД). Предполагалось, что выпадающие доходы будут в первый же год. Но когда они действительно появились, все стали говорить: «Как же нам компенсировать эти выпадающие доходы?»

На мой взгляд, НДД не начнет действовать с первого года, должен пройти какой-то период, чтобы он заработал в том объеме, в котором надо, чтобы увеличились доходы. Сегодня идет обратная история, все думают: «Как бы нам эти льготы вернуть, в другом виде или в каком-то еще?» Потому что все прекрасно понимают: такие сложные инфраструктурные проекты по добыче, как высоковязкие или сверхвязкие нефти, с учетом отмены льгот, никто не будет реализовывать. К тому же на сложнейших месторождениях — Усинском, Ярегском. В этом плане инвентаризация свои задачи выполнила, с ее помощью удалось показать, сколько в нашей стране рентабельных запасов».

Так стоит ли ставить знак равенства между рентабельными запасами и реальной обеспеченностью ими? Напомним: по заявлению главы Роснедр Евгения Киселева, при существующих технологиях запасов нефти в России хватит на 58 лет. А именно рентабельных — всего на 19 лет. Правда, с развитием технологий этот срок может увеличиться.

«Когда мы отмечаем, что в стране хватит нефти на 58 лет, речь идет о том, что у нас есть извлекаемые, условно говоря, технологические запасы. И учитывая сегодняшний уровень добычи, поделив одно на другое, был сделан вывод, что запасов нам хватит на столько лет, — говорит Андрей Давыдов. — Во втором случае были взяты рентабельные запасы, точно так же поделены на добычу, и получена другая цифра. То есть считается, что рентабельных запасов хватит на меньшее количество лет. Вопрос в том, что брать за рентабельные запасы? Когда мы говорим про 19 лет, то исходим из того, что у нас рентабельных запасов 38%. Когда говорим про 30 лет, то исходим из того, что у нас рентабельных запасов 65%».

Ископаемые источники энергии,

Запасы нефти: рентабельные и не оченьКод PHP" data-description="В 2020 году прирост по промышленным категориям (AB1C1) извлекаемых запасов по результатам геологоразведочных работ по нефти составил 1002 миллиона тонн — при уровне добычи чуть выше 500 млн тонн. По свободному газу зафиксирован прирост в 747 млрд кубометров, что тоже выше уровня добычи, тем самым обеспечено полное воспроизводство. Как рассказал руководитель Минприроды России Александр Козлов в интервью «Интерфаксу», в 2021 году " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/419-420/9254033.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/15a/15a46092f78f1d1e2b4bc1e3999dc412.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.