16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/409-410/5118443.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 5-6 (409-410) март 2021 года

Белые сертификаты: внебиржевая модель или механизм контроля?

Белые сертификаты в мировой практике пользуются спросом более десяти лет. В России — нет, хотя есть похожий опыт по отдельным проектам энергоэффективного освещения, инновационным тепловым пунктам и экономичным промышленным электродвигателям. Какое будущее есть у белых сертификатов в России, пытался разобраться журналист «ЭПР».

Десятки стран ЕС уже законодательно закрепили за собой обязательства по энергоэффективности, разработали разные схемы реализации планов и ввели ряд административных мер. А именно: правительство определяет политику энергосбережения, ставит задачи и назначает администратора (например, регулирующий орган), он, в свою очередь, определяет цели, требования и стандарты для энергетических компаний, измеряет фактическое энергосбережение и информирует об этом правительство.

«Белые сертификаты» — это специализированные ценные бумаги, выпускаемые уполномоченным государственным органом в объеме, подтвержденном органом оценки соответствия согласно установленной величине сэкономленной энергии.

В России этот инструмент обсуждается уже более пяти лет. Вероятно, в отечественной промышленности применяются схемы, аналогичные белым сертификатам, хотя общедоступной информации по таким проектам журналисту «ЭПР» найти не удалось. К сожалению, не нашлось и компаний, которые с радостью бы поделились реальным опытом внедрения подобных схем.

Само понятие белых сертификатов внесено в глобальные планы по энергоэффективности РФ. Упоминается оно и в Государственном докладе «О состоянии энергосбережения и повышении энергетической эффективности в Российской Федерации», представленном Министерством экономического развития в декабре 2020 года. В нем суть белых сертификатов описана, как механизм, обязывающий энергетические компании выполнять часть их инвестиционных программ за счет покупки неэффективной мощности и энергии у потребителей. В этих целях для электроснабжающих, теплоснабжающих и топливоснабжающих компаний (ЭСК) формулируются задания по обеспечению целевой доли производственных и инвестиционных программ по отпуску электроэнергии (тепла или газа) и мощности за счет приобретения ресурса энергоэффективности.

Согласно докладу, схема «белые сертификаты» на объектах промышленных предприятий реализуется энергоснабжающими компаниями за счет тарифных надбавок, где внедряются такие технологии, как эффективные электродвигатели, регулируемые электроприводы, энергоэффективные системы освещения, системы сжатого воздуха, системы производства кислорода и пароснабжения. В рамках схемы энергоснабжающие компании могут привлекать энергосервисные компании (ЭСКО) для реализации проектов.

По прогнозам Минэкономразвития, экономия энергии в секторе «Промышленность» за счет влияния мер государственной политики к 2030 г. достигнет 25,8 млн тонн у. т. В ведомстве пока не комментируют эти планы, ссылаясь на то, что белые сертификаты — пока лишь часть глобальной стратегии по энергоэффективности. Более конкретные определения этой схемы будут оглашены, возможно, в ближайшие месяцы.

По словам Игоря Башмакова, д. э. н., лауреата Нобелевской премии мира в составе учрежденной ООН и Всемирной метеорологической организацией Межправительственной группы экспертов по изменению климата (МГЭИК), директора «Центра энергоэффективности — XXI век», в Минэкономразвития есть намерения по разработке схемы белых сертификатов, но пока нет четкого плана применения этой схемы.

«Любой механизм всегда «наступает» на чьи-то интересы. Рынок — это разные интересы рыночных агентов. И нет ни одной операции и транзакции, которые устроили бы всех участников — поставщиков, потребителей энергии, регуляторов, а также финансовые и страховые структуры, которые участвуют в этом процессе и надеются извлечь выгоду. Модель белых сертификатов в любой стране имеет свои особенности — начиная от менталитета и заканчивая нормативной базой. В разных странах разработаны собственные критерии и показатели, по которым формулируются задания для энергоснабжающих компаний по экономии энергии. Энергоснабжающие компании получают задание по экономии фиксированного объема энергии у своих потребителей в течение заданного периода времени, например одного года.

Потребители получают снижение своих затрат, а энергетикам затраты компенсируются. Могут потерять только поставщики топлива, но у них, как правило, есть дополнительные рынки сбыта своей продукции. В России есть примеры таких проектов с хорошей окупаемостью. Например, успешный проект по установке в организациях бюджетной сферы автоматизированных систем учета и регулирования и индивидуальных тепловых пунктов», — рассказал Игорь Башмаков.

«Белый сертификат как способ стимулирования генераторов начал применяться в Европе и США с начала 2000-х гг., — отметил Александр Ковалев, аналитик ГК «ФИНАМ». — Однако говорить о том, что российский рынок в скором времени столкнется с введением подобной инициативы, не приходится. Нет никаких свидетельств того, что регуляторы введут обсуждение внедрения инструмента на российской рынок. Куда больше перспектив сейчас у зеленых сертификатов, которыми «вознаграждаются» компании за ВИЭ-генерацию.

Заместитель директора департамента развития электроэнергетики Минэнерго Андрей Максимов в начале декабря прошлого года сообщил, что проект изменений в закон «Об электроэнергетике», описывающий условия использование зеленых сертификатов в РФ, уже внесен в Правительство. С учетом временного лага между внедрением зеленых и белых сертификатов в развитых странах есть основания предположить, что при запуске в России первого инструмента в 2021 году белые сертификаты могут появиться на российском рынке в 2023–2026 гг».

«Белые сертификаты являются одним из экономических механизмов стимулирования энергоэффективности предприятий. Важно понимать, что повышение энергоэффективности влечет за собой цепную реакцию положительных эффектов: увеличение масштабируемости экономических процессов, а также повышение экологичности экономики и снижение ее антропогенного воздействия, — прокомментировала Ирина Золотова, директор Центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета при Правительстве РФ. — Механизм белых сертификатов не используется в нашей стране, при этом достаточно распространен в Европе, США и Австралии.

По своей базовой сущности белый сертификат является документом, подтверждающим достижение определенного уровня снижения потребления первичной энергии со стороны владельца сертификата. Данный принцип актуален для всех стран, где реализуется механизм. Однако в каждой стране сложился собственный подход в части определения единицы измерения энергоэффективности, установления полномочий по выдаче сертификатов и формирования финансовых стимулов для обладателей белых сертификатов.

В мировой практике распространены две модели. Биржевая модель белых сертификатов похожа на торговлю квотами СО2-эквивалентами, более того, в ряде стран именно СО2-эквивалент является единицей измерения энергоэффективности. Суть такова: каждому предприятию или проекту, задействованному в механизме, задается базовый уровень потребления энергоресурсов — определенный лимит в зависимости от производственной мощности и загруженности предприятия. В случае перерасхода лимита предприятию требуется приобрести белые сертификаты либо выполнять дополнительные платежи в виде штрафов или дополнительных налогов. Предприятия, которые достигают целевых показателей энергоэффективности, — получают сертификаты, которые в рамках биржевой модели могут быть реализованы на рынке, а в случае внебиржевой — исключить штрафные санкции или снизить налоговую нагрузку предприятия.

Конечно, есть сложности в определении базового уровня, и в разных странах существуют различные подходы. Так, например, в Великобритании, Германии, США данная величина определяется в зависимости от числа потребителей данного предприятия, в Италии, Франции, Дании — от доли рынка, в Польше исходят из оборота компании. Также при определении базового уровня встает следующий вопрос: устанавливать ли данный параметр исходя из действующих технологий предприятия или уже «закладывать» некий процент повышения энергоэффективности.

Важным и непростым элементом рынка белых сертификатов является механизм контроля за соблюдением установленных лимитов. Кроме того, формирование рынка приводит к созданию биржи, и в цене белого сертификата начинает фигурировать рыночная наценка. В целях исключения данного риска (необоснованно высокой маржи) государство (регулятор) само может устанавливать обоснованную цену на «сэкономленную» единицу энергоресурса (на кВт*ч, на т. у. т. и т. п.).

Это своего рода некий элемент антимонопольного регулирования. Насколько это будет интересно в России? Полагаю, что внебиржевая модель может быть эффективна в секторе потребления энергоресурсов гражданами: ресурсоснабжающая организация возьмет на себя обязательства по экономии энергоресурсов и повышению энергоэффективности в зоне своей ответственности. Данный механизм может быть дополнительным стимулом для развития энергосервиса. Биржевая модель, то есть создание рынка белых сертификатов, также имеет потенциал развития в нашей стране, и я хотела бы видеть его как инструмент проводимой политики по снижению энергоемкости экономики, но, безусловно, потребуется ее полноценная настройка и нормативная поддержка».


Энергоэффективность,

Белые сертификаты: внебиржевая модель или механизм контроля?Код PHP" data-description="Белые сертификаты в мировой практике пользуются спросом более десяти лет. В России — нет, хотя есть похожий опыт по отдельным проектам энергоэффективного освещения, инновационным тепловым пунктам и экономичным промышленным электродвигателям. Какое будущее есть у белых сертификатов в России, пытался разобраться журналист «ЭПР»." data-url="https://www.eprussia.ru/epr/409-410/5118443.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/96a/96a5c3cb579188426d50ce895385ce29.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.