16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/407-408/3185243.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 3-4 (407-408) февраль 2021 года

Энергетический переход - драйв или слом?

Или другими словами: «Что делает частный и государственный бизнес для реализации седьмой цели устойчивого развития (ЦУР): доступность недорогостоящей и чистой энергии?» Международные эксперты ответили на этот вопрос в ходе on-line Global Impact Conference, ключевой темой которой стал вопрос «Устойчивое развитие: где мы сейчас?»

«Что хорошо для планеты, то хорошо для бизнеса и клиента»

В этом отношении интересна стратегия вложений Ира Эренпрейс (Ira Ehrenpeis) — эксперта конференции, основателя венчурного Фонда DBL Partners и первого инвестора проектов Илона Маска. Почему он вложил средства в проекты Tesla и Solar City, когда в них еще никто не верил?

В целом стратегия понятна из поздравления Ира, адресованного сотрудникам в канун 2021 года. В переводе оно звучит примерно так: «Отличная работа команды DBL, — написал он в Twitter — способствовала как инновациям, так и сохранению драгоценных лесов нашего мира! Когда-то лес был миром сказки, теперь лес — мир сказки и мир доходных инвестиций в сохранение природы».

Имя своего детища «Fund DBL» — «Фонд «Двойной результат» — основатель считает сутью сегодняшней повестки дня: результат работы должен быть как финансовый, так и экологический. «У нас под управлением, — говорит он, — более 1 млрд долларов. И не должно быть противоречия между «хорошо заработать» и «быть социально ответственным»».

Если от общей логики венчурного капиталиста перейти к конкретике, полезной каждому, зажавшему в кулачке -дцать долларов, то можно зафиксировать две аксиомы. Во-первых, надо определить направление вложений — это должна быть отрасль, которая на время выпала из поля зрения инвесторов. Во-вторых, найти сегмент отрасли, который имеет наибольший потенциал для роста и развития.

Например, в период когда начинал Илон Маск, отраслью, обделенной вниманием инвестора, была, в частности, энергетика. Там работали компании, использующие традиционные виды топлива, и поэтому эксперты посчитали перспективной возобновляемую генерацию. При этом они оценили горизонты ее роста в триллионы долларов. Действительно, сегодня ¾ вновь вводимых объектов — зеленые, и здесь продолжается внедрение инноваций и снижение затрат на производство. Так, за последнее 10-летие стоимость солнечной энергии снизилась на 90% , а ветровой генерации упала на 70% . Очень подешевели светодиоды.

По мнению Ира Эренпрейс в центре движения к зеленому миру — предприниматель, который видит четкую цель и воплощает ее. Так, крупные компании объявили о новой политике: они меняют не фасад, а стратегию развития и главное направление: «Что хорошо для планеты, то хорошо для бизнеса и клиента». Триста компаний уже взяли на себя обязательства перейти на возобновляемые источники энергии на 100%, Google планирует к 2030-му обеспечить себя энергией от компаний, которые не имеют углеродного следа.

Сегодня у предпринимателя хорошие перспективы: власти многих стран, в частности федеральные власти США, планируют вложить в сбережение климата триллионы долларов.

И наконец, деньги фондового рынка начали перетекать в компании, деятельность которых отвечает принципу корпоративной социальной ответственности (КСО), а венчурный капитал, сохраняя разнообразие вложений, сдвигается в сторону проектов, сберегающих природу. Тут ярким примером служат фонды прямых инвестиций, такие «акулы» как BlackRock, Goldman Sachs Group, Morgan Stanley, Фонд TPG, благотворительный фонд Rockefeller Foundation, фонды Bill & Melinda Gates Foundation.

Идет трансформация рынка в целом. «В прошлом году, — говорит венчурный капиталист, — девять из десяти наших фондов, которые работают с компаниями КСО, показали лучшие результаты, чем девять из десяти фондов, работающих с компаниями из «S&P-500». Это хороший индикатор и финансовый, и социально-экономический. Мы демонстрируем возможности двойного результата. Я уверен, что капитал продолжит перетекать в эти сферы, это инвестирование перестанет быть нишевым и станет массовым. Фондов, которые направлены на двойной результат, как DBL, станет больше».

Относительно будущих вложений у Ира Эренпрейс нет сомнений: «Декарбонизация скелета ХХ века — тема для венчурного капитала в ХХI-ом». Кроме того, могут быть проекты в сфере аккумуляторных хранилищ и сельского хозяйства, ритейла и переработки отходов продуктов питания, индустрия одежды, которая сегодня дает 10 % углеродного выброса, и оптимизации энергопотребления.

Кроме того, он выделяет перспективность проектов в сфере развития устойчивой связи между космосом и землей, которые обеспечат всемирный доступ к интернету.

«Меня вдохновляют молодые люди с новыми идеями, — отмечает он. — Важно не убить дух предпринимательства. Компании обязаны заниматься инновациями, чтобы развиваться. Например, «Тесла» не теряет динамики развития, не теряет дух предпринимательства»


Энергия из таблетки?

Еще два эксперта форума Global Impact Conference — Кирилл Комаров и Жан-Бернар Леви — первые лица Госкорпорации «Росатом» и Концерна «Электрисите де Франс» по-разному акцентируют участие своих компаний в реализации ЦУР.

«Учитывая, что 700 млн человек, еще живут в темные времена, — говорит первый заместитель генерального директора, директор Блока по развитию и международному бизнесу госкорпорации «Росатома» Кирилл Комаров, — производство энергии с помощью одной топливной таблетки вместо 400 кг угля, практически не оставляющее углеродного следа, неизбежно».

Россия расширяет возможности атомной промышленности: в стране, в частности, работают АЭС и атомный ледокольный флот, а также центры ядерной науки и технологий на базе исследовательских реакторов и комплексы радиационной обработки продукции.

Наряду с этим, по словам Кирилла Комарова, «Росатом» развивает ветроэнергетику, производство композиционных материалов, аддитивные технологии (послойное наращивание материала — 3D печать).

«В этом году мы запустили на Юге России ветрогенератор мощностью 150 МВт и активно строим следующий, — говорит он. — Хотим довести мощности ветрогенерации до 1 ГВт. Наше внимание привлекает водород как топливо, и мы давно производим и используем его для внутреннего потребления. Сегодня у нас в портфеле 80 проектов, далеких от энергетики, и мы планируем к 2030 году получать 40% выручки не от атомной энергетики».

С октября 2020 года Госкорпорация «Росатом» является членом Глобального договора ООН (UN Global Compact). Компания оказывает влияние на достижение 17 ЦУР . Однако, исходя из масштаба влияния и специфики деятельности, концерн считает ключевыми шесть: «Недорогая и чистая энергия» (N7), «Достойная работа и экономический рост» (N8), («Индустриализация, инновации и инфраструктура»(N9), («Ответственное потребление и производство»(N12), («Борьба с изменениями климата»(N13) и («Партнерство в интересах устойчивого развития»(N17).

Генеральный директор «Электрисите де Франс» Жан-Бернар Леви (Jean-Bernard Levy) определяет атомную энергетику сдержанно: «Она развитая». Уточним, по данным сайта www.atomic-energy.ru: сегодня атомная энергетика Франции обеспечивает до 75% потребностей страны в электроэнергии и снижение этой цифры до 50% отодвигается с 2025 до 2035 года. Одна из причин — опасность увеличения углеродного следа при снижении доли АЭС в энергобалансе страны.

В то же время, по словам гендиректора, в каждом проекте, который реализует компания, уделяется особое внимание надежности электроснабжения, охране окружающей среды и его пользе для местных жителей.

«Сегодня концерн развивает инновационные направления. Во Франции — это гидро-, ветро- и солнечная генерации. В частности, мы построили в Альпах гидроэлектростанцию, которая заместила пять прежних и позволила вернуть реку в первоначальное русло. Вторая страна присутствия концерна по объемам бизнеса — Великобритания, но и за пределами Европы мы тоже работаем. В Лаосе компания возвела гидроэлектростанцию, которая закрывает серьезные потребности страны и соседнего Таиланда. В Камеруне концерн при содействии Всемирного банка строит электростанцию, которая должна войти в строй в 2024 году. Электростанция должна обеспечить 30% потребностей страны в электричестве».

В перспективе французская госкорпорация собирается стать ведущим поставщиком энергии для электромобилей в Европе к 2024 году. По ранее обнародованным планам к 2022 году она должна построить 75 тысяч станций для зарядки электромобилей по всей Европе, на которых будет не менее 250 тысяч постов зарядки, таким образом, теоретически одновременно эти станции смогут обслуживать четверть миллиона электромобилей.


«... Россия может стать крупным экспортером водорода

…. точно так же, как она сейчас занимается экспортом природного газа, — напомню, что этот прогноз лауреата Нобелевской премии мира, председателя Международного комитета по присуждению премии «Глобальная энергия» Рае Квон Чунг был зафиксирован в материалах on-line и off-line Гайдаровского форума-2021.

По мнению эксперта, производить и экспортировать водород «с технической точки зрения это будет непросто, и Россия одна не сможет решить эту проблему. Поэтому потребуются общемировые усилия и помощь со стороны других стран, в том числе Южной Кореи и Европейского Союза, которые могли бы взять на себя обязательство по покупке водорода, производимого в России».

Вице-президент по устойчивому развитию Всемирного банка Юрген Фогель был более комплементарен по отношению к стране — хозяйке форума. По его оценке, Россия уже делает шаги для изменения глобальной ситуации к лучшему, в том числе за счет снижения использования углеродного топлива.

«Россия очень хорошо понимает экономические преимущества проведения такой политики, — сказал он. — Три основных сферы, в которых необходимо работать: переход на энергосберегающие технологии, продовольственная безопасность, увеличение производительности в различных секторах экономики».

Закольцевав тему в целом, приведу слова эксперта Гайдаровского форума, которые относятся к формированию мировоззрения будущих бизнес-лидеров.

Декан школы бизнеса Южного университета Джорджии Аллен Амасон считает серьезным моментом для обновления программ и подходов бизнес-школ «смену семантики» в международной бизнес-среде: если раньше все говорили о «прибыли», то сейчас — о «ценностях».


Развитие энергетики, Экология, Атомная энергетика, Водородная энергетика, Топливо,

Энергетический переход - драйв или слом?Код PHP" data-description="Или другими словами: «Что делает частный и государственный бизнес для реализации седьмой цели устойчивого развития (ЦУР): доступность недорогостоящей и чистой энергии?» Международные эксперты ответили на этот вопрос в ходе on-line Global Impact Conference, ключевой темой которой стал вопрос «Устойчивое развитие: где мы сейчас?»<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/407-408/3185243.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/895/895f9688d5f0329eb3b8fefa21186a9d.jpg" >

Похожие Свежие Популярные