16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/405-406/1613308.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 1-2 (405-406) январь 2021 года

Эпизод 2021. Новая надежда

Учитывая, что прошлый год был достаточно непростым, на 2021-й многие возлагают большие надежды. Каким он будет для энергетики? Своим мнением на этот счет с «ЭПР» поделились эксперты и участники рынка.

Алексей Хохлов, руководитель направления «Электроэнергетика» Центра энергетики Московской школы управления СКОЛКОВО:

Алексей Хохлов



«Продолжится борьба за ограниченные финансовые потоки от потребителей среди разных отраслевых участников. Снижение объемов потребления электроэнергии в минувшем году в связи с коронакризисом и риски сохранения низких темпов роста потребления в дальнейшем обострили вопрос распределения будущих поступлений за электроэнергию — первой под ударом и угрозой сокращения уже оказалась вторая волна программы ДПМ ВИЭ. Выполнение поручения Президента РФ Владимира Путина об удержании роста цен на электроэнергию на уровне, не превышающем инфляцию, приведет к обострению борьбы за ресурс между генерирующими компаниями, а также со стороны электросетевого комплекса. С другой стороны, этот процесс выведет на новый виток обострения попытки ввести меры, ограничивающие уход потребителей с оптового рынка, в том числе в рамках перехода на собственную генерацию.

Продолжится развернувшаяся с новой силой в 2020 году дискуссия по теме декарбонизации российской экономики. Первым толчком для этого стало подписание Россией Парижского климатического соглашения в 2019 году, и далее подписание в ноябре 2020 года Президентом РФ указа № 666 о сокращении выбросов парниковых газов РФ к 2030 году до 70% от уровня 1990 года с учетом максимально возможной поглощающей способности лесов. Вторым и, возможно, еще более действенным фактором стало намерение Евросоюза ввести свой собственный трансграничный углеродный налог. В 2021 году мы ждем утверждения Стратегии низкоуглеродного развития России до 2050 года и законопроекта «Об ограничении выбросов парниковых газов». Также ожидаем продолжения дискуссии на тему подходов к декарбонизации экономики России в целом и отдельных компаний в частности.

С ВИЭ и водородом особых прорывов в России в 2021 году, скорее всего, не произойдет. Сооружение новых объектов с использованием ВИЭ будет продолжено согласно уже отыгранным ранее конкурсам. Наконец-то должен решиться вопрос о параметрах продления программы ДПМ ВИЭ после 2024 года — обсуждение которой идет уже много месяцев. Интересным вопросом является начавшийся поиск способов развития ВИЭ за пределами механизма ДПМ, в том числе путем замещения неэффективных и незагруженных тепловых станций на ветер и солнце. Заменить тепловые мощности на солнце и ветер будет непросто — есть как минимум три основных барьера. Во-первых, значительная часть вынужденных или незагруженных тепловых мощностей используются в когенерационном режиме для производства тепла, и ВИЭ эту задачу эквивалентно тепловым станциям решить не смогут. Во-вторых, солнце и ветер не дают Системному оператору традиционной гарантированной мощности аналогично тепловым станциям, поскольку их выработка зависит от погодных условий и времени суток. И, в-третьих, есть сомнение в том, что денежного потока за электроэнергию и мощность вне ДПМ (то есть без гарантированных выплат на обеспечение доходности вложенного капитала) будет достаточно для инвестиционной привлекательности такого же объема новых мощностей ВИЭ.

Однако обсуждать различные варианты обновления баланса мощностей страны и увеличения доли ВИЭ сейчас крайне важно — иначе мы рискуем застрять в текущей ситуации до середины века.

В части водорода интересной, на наш взгляд, является инициатива губернатора Сахалинской области Валерия Лимаренко о том, чтобы область стала пилотным регионом РФ в реализации Парижского соглашения по климату. Одной из инициатив в рамках данного проекта является развитие водородной энергетики. В случае успеха Сахалин может стать самым крупным плацдармом для реализации реальных водородных проектов в стране, что существенно продвинет нас с текущего этапа разработки дорожных карт до конкретных объектов.

Еще одним интересным вопросом следующего года будет обсуждение целевой модели оказания услуг по управлению изменением потребления электрической энергии. В целом результаты пилотного проекта по созданию рыночного механизма агрегации спроса розничных потребителей электроэнергии показывают устойчивый рост интереса к этой программе со стороны потребителей и агрегаторов. Системный оператор также смог продемонстрировать работоспособность этого механизма в пилотном режиме. В дальнейшем необходимо будет обеспечить возможность масштабирования программы и привлечения в нее кратно большего числа участников, как с точки зрения их возможности по снижению потребления, так и в части верификации этого действия. Ну и ответить на самый главный вопрос — за счет чего будет достигаться экономический эффект от внедрения и масштабирования целевой модели?»


Роман Самсонов, вице-президент, исполнительный директор Российского газового общества:

Роман Самсонов



«Пандемия колоссально повлияла на все отрасли экономики. Кроме того, пандемия спровоцировала изменения на мировом газовом рынке, и это отразилось на Российской Федерации в том числе. Самым серьезным последствием стало снижение спроса на традиционные источники энергии на основе нефтяного и газового топлива. Стали также очевидными плюсы того запаса прочности и мощности, который заложен задолго до 2020 года в российской газовой отрасли и был создан такими компаниями, как ПАО «Газпром», ПАО «НК Роснефть», ПАО «Лукойл», ПАО «Сургутнефтегаз», ПАО «Новатек». Сокращение импорта газа традиционными потребителями создало новые возможности, которые в этом году начинают реализовываться на внутреннем российском рынке. И наконец, неожиданно стало ясно, что темы «чистой энергетики», давно поднимаемые «зелеными», в 2020 году приняли такую масштабную форму, что повлияло на мировых потребителей — газовые компании и предприятия энергосектора. Проще говоря, низкоуглеродная энергетика и желание перейти к использованию водорода как нового прогрессивного вида топлива привело к нарастающей политической и экономической волне по сокращению использования традиционных углеводородов. Безусловно, все эти темы следует рассматривать детально, поскольку в каждой из них есть свои особенности и нюансы.

При этом, когда говорят, что возросла или снизилась потребность в газе, стоит понимать, что газ, в частности, природный, настолько хорош и удобен в использовании, например, для отопления, производства электричества и для других бытовых нужд, что он может быть полностью потреблен на рынке, важна лишь его стоимость. Газ — продукт, который нужен всегда.

В этом году, благодаря указу Президента России, масштабное развитие получила важнейшая для нашей страны тема — газификация регионов. Доставка газового топлива всегда осуществлялась трубопроводным транспортом: в нашей стране порядка 155 тысяч километров магистральных трубопроводов, более 650 тысяч километров распределительной газотранспортной сети, порядка 80 тысяч километров трубопроводов для нефти и нефтепродуктов. Но «трубу» провести можно не везде, есть территории, где потребителей слишком мало и экономически нецелесообразно проводить туда трубопровод. Появилась проблема, которая серьезно осложняет темпы газификации: речь идет не столько о доставке газа, сколько об энергообеспеченности потребителей. В данном случае источником энергии может быть не только природный газ, а, например, СУГ, уголь, ветер, или солнце, в зависимости от региона.

Именно в рамках этих инициатив по поручению Президента РФ в Минэнерго при участии Российского Газового общества и крупнейших компаний проводится работа по новой программе газификации, которая будет включать в том числе и дополнения в законодательство о том, как вести газификацию без использования денег населения. В этой программе задействованы новые игроки, которые ранее к работе по газификации не привлекались. Новая программа предусматривает участие акционерных капиталов других компаний, которые будут работать в рамках газификации и получать прибыль. Планируется также принятие решения о создании единого регионального оператора в лице газораспределительной компании.

Отмечу также, что в самом конце 2020 года глава ПАО «Газпром» Алексей Миллер подписал документ, которым предписано нарастить темпы газификации в три раза.

Что касается ожиданий на 2021 год, могу сказать, что мы живем в трудно прогнозируемом мире. Я надеюсь, что в наступившем году мы будем чаще встречаться с нашими коллегами, вернемся к личному формату общения. Мы также рассчитываем на возвращение нашей традиционной конференции в Берлине, к нам поступило предложение от европейских коллег провести конференцию в Брюсселе. Будем также готовиться к российской конференции «Газ России», которая намечена на декабрь 2021 года».


Валерий Дзюбенко, заместитель директора Ассоциации НП «Сообщество потребителей энергии»:

Валерий Дзюбенко



«Скорее всего, в следующем году на российском рынке электроэнергетики будет ситуация, которая уже сложилась. Хотелось бы избежать каких-то дополнительных негативных решений, которые могли бы увеличить цену на электроэнергию. Со своей стороны мы будем прикладывать к этому максимум усилий. Надеемся, что как минимум не будет хуже и все-таки регуляторы вернутся к поручению о снижении тарифно-ценовой нагрузки. Срок исполнения поручения — начало второго квартала 2021 года.

Надеемся, что дискуссия по данному вопросу будет плодотворной и конструктивной и в процессе обсуждения удастся выявить возможности, которые позволят действительно снизить нагрузку на потребителей. Тогда можно будет говорить о каких-то позитивных переменах.

На данный момент никаких позитивных вещей не наблюдается и рост нагрузки уже предопределен ранее принятыми решениями: ДПМ, конкурентными отборами мощности и рядом других решений. В части регулирования сетевых тарифов мы понимаем, что действует тарифное ограничение, регулирование идет по принципу «инфляция минус» — это тоже довольно предсказуемо».


Игорь Брызгунов, председатель Российской Ассоциации ветроиндустрии:

Игорь Брызгунов



«Попробую обозначить риски для участников рынка ветроэнергетики на 2021 год.
Итак, первый и главный риск, способный погубить рынок, и разогнать инвесторов, опасность, которая подстерегает абсолютно всех участников рынка — это отсутствие на текущий момент законодательно утвержденной поддержки ВИЭ до 2035 г.

Послужило ли причиной задержки назначение министра энергетики профильным вице — премьером и назначение главы «РусГидро» министром энергетики? Возможно, у новых ответственных сотрудников есть свои мнения в отношении поддержки? Нам это пока неведомо.

Помним также, что осенью прошлого года Минэкономразвития выступило против ранее утвержденных объемов поддержки, мотивируя это опасностью завышения цены на электроэнергию.

Уверен, что завеса тайны над актуальным состоянием важнейшего для рынка законодательного акта не идет на пользу отрасли.

Обращаюсь к участникам процесса от лица членов РАВИ, коих уже более 170 компаний, с просьбой приоткрыть завесу тайны, чтобы предоставить им возможность оценить перспективы.

Второй риск для участников ветроэнергетического рынка — это отсутствие самого розничного ветроэнергетического рынка, как бы это парадоксально ни звучало.

Проекты «РусГидро» на Востоке страны пока не в счет, хотя они и очень полезны. Тревожит также и тот факт, что только столь мощная и ресурсная компания в состоянии «договориться» с местными функционерами о создании столь полезных для регионов проектов, экономящих ресурсы и сберегающих окружающую среду.

Отсутствию розничного ветроэнергетического рынка причин много. Но главная из них — сырость и недосказанность формулировок в законодательстве, при котором регионы должны за свой счет поддерживать ВИЭ, а сети 5% потерь должны покупать у возобновляемых источников энергии, хотя они это делают на том же оптовом рынке и без них.

Третий риск связан с тем же розничным рынком. Как известно, в скором будущем у российских экспортеров появится еще одна забота — «позеленеть», причем не сертификатами, а натуральной энергией от ВИЭ, иначе они рискуют нести дополнительные затраты при экспорте на рынки Евросоюза. По некоторым оценкам, эти затраты на углеродный налог могут составить от 33 до 50 млрд евро.

И сделать большинство из них сможет это только на розничном рынке, не все такие большие, чтобы идти на оптовый. А как купить электроэнергию, например, от ветропарка на Севере страны, если предприятия у тебя на Урале? А никак.

Третий риск — отсутствие трансрегиональных механизмов приобретения электроэнергии.

На более гибких рынках в той же Европе это делается через смарт-контракты, с применением технологии блокчейн. А так ли важна священная корова разделения рынка на опт и розницу, не пора ли эту корову продать?»


Ия Гордеева, председатель Ассоциации развития электромобильного, беспилотного и подключенного транспорта и инфраструктуры:

Ия Гордеева



«В настоящее время развитие рынка электромобилей в России тормозится за счет и объективных, и субъективных факторов. Однако, по нашему мнению, в среднесрочной перспективе это направление может получить определенное развитие в нашей стране.

Мы надеемся, что сейчас появятся меры поддержки, направленные на локализацию производства электромобилей и непосредственно на содержание таких машин (налоговые льготы). Сегодня различными министерствами уже разрабатываются подобные программы. Уже в ближайшее время новые технологии, такие, как, например, графеновые аккумуляторы или гибридные двигатели, работающие на электричестве и водороде, могут появиться в промышленных масштабах. Хотя, конечно, ожидать, что электрокары сравняются по цене с традиционными автомобилями, работающими на двигателях внутреннего сгорания, не стоит.

Что касается возможности влияния климатической повестки на развитие рынка электротранспорта: думаю, это тоже внесет свою лепту. Россия присоединилась к Парижскому соглашению, по крайней мере такие заявление есть. Конечно, в рамках климатической повестки государственная поддержка требуется для всех видов экологичного транспорта и для всех видов производства. Ведь понятно, что одни электромобили не способны полностью нивелировать углеродный след.

Хочу отметить, что в России, когда говорят об экологичном транспорте (в том числе и электротранспорте), редко вспоминают об изменениях климата. Больше внимания уделяется здоровью граждан и выбросам CO2 в городах. В таком ключе, как мне кажется, экологическая повестка может создать дополнительный импульс для развития электротранспорта в нашей стране.

Если говорить о влиянии рынков традиционного топлива на рынок электротранспорта, то, по моему мнению, нефтегазовые компании рано или поздно придут к понимаю, что нефтяные рынки постепенно «схлопываются» и будут рассматривать электричество как дополнительную нишу на топливном рынке».


Аркадий Замосковный, президент Ассоциации «ЭРА России»:

Аркадий Замосковный



«В 2020 году электроэнергетическая отрасль прошла серьезную проверку и в целом справилась со всеми вызовами, в том числе продиктованными пандемией коронавируса.

Это же, я полагаю, можно сказать и о нашей Ассоциации, которая в течение всего года, в том числе в ходе полуторамесячного весеннего локдауна, работала в штатном режиме, предоставляла необходимый объем услуг энергокомпаниям и, кроме того, реализовала целый ряд дополнительных инициатив по минимизации негативных последствий пандемии для работодателей и работников отрасли.

Безусловно, успешно пройти сложный период помогли решения, своевременно принятые руководством ведущих энергокомпаний. Значительная часть вопросов касалась сферы труда, охраны труда, мер по защите здоровья работников, перевода на удаленную работу, на изолированную работу и т.д. Наши работодатели успешно справились со всеми вызовами, продемонстрировали высокий уровень социальной ответственности, направили значительный объем средств не только на закупку обязательных СИЗ, но и на дополнительную поддержку работников.

В 2021 году нас ждут переговоры по новому Отраслевому тарифному соглашению в электроэнергетике. Предстоит поиск непростых решений, осложняющийся крайне трудным финансово-экономическим положением значительного числа энергетических компаний в условиях падения энергопотребления по итогам 2020 года.

При этом несомненно одно — нет никакой альтернативы Тарифному соглашению как базовому отраслевому социальному стандарту, с учетом чего число участников ОТС станет последовательно расширяться и в перспективе будет доведено с текущего уровня в 75-80% до 100% от числа крупнейших работодателей отрасли».


Алексей Голиков, эксперт отрасли электроэнергетики, руководитель «Мастерской цифровых решений» (МЦР):

Алексей Голиков



«Электроэнергетику в 2021году ждет глобальная цифровизация. В вопросах всего инновационного для России характерно развитие «сверху» — то есть направления задают выпускаемые НПА. В прошедшем году отрасль получила новые импульсы. Сюда относится и энергетическая стратегия, где цифровая трансформация — ключевой инструмент на пути к гибкой и устойчивой энергетике, и Постановление Правительства 1431, которое утвердило правила формирования и ведения информационной модели объекта.

Уже сейчас вижу положительные сдвиги в отрасли. Цифровиция бизнес-процессов становится структурной: больше компаний разрабатывают IT-стратегию и следят, чтобы текущие и новые программные продукты вписывались в единую IT-архитектуру. 

Пандемия и самоизоляция научили выстраивать работу в удаленном режиме. 

Мы усвоили необходимость использования трекеров для управления задачами и разработали собственный, который позволяет контролировать эффективность работы сотрудников.

2020 год был удачным для нашей компании. «Мастерская цифровых решений» разработала IT-продукт GIPRO, который попал в тренд. Это платформа, где можно найти полную структурированную информацию по 88 000 инвестиционных проектов и посчитать стоимость объекта по УНЦ.

Коронакризис перестроил сознание людей, и теперь большинство понимает необходимость цифровизации. Если информация хранится в облаке, а процессы на электростанциях автоматизированы, отрасли проще приспосабливаться к меняющимся условиям».


Алексей Мезенцев, директор по продажам «Фирмы «Техноавиа»:

Алексей Мезенцев



«Самое сложное в прошлом кризисном году заключалось в том, что на рынке спрос на сырье превысил предложение и цены на него выросли. Потребность в нашем товаре увеличилась в 100–150 раз. Поэтому к проблеме нехватки мощностей добавился дефицит материалов, время ожидания которого достигало четырех месяцев. Выйти из трудной ситуации помогла работа участников всего бизнес-сообщества, в том числе  — Ассоциации СИЗ в плотном контакте с госорганами. Благодаря их поддержке наша компания ни на один день не останавливала свою работу по выпуску необходимой продукции.

В первую очередь, мы направили наши силы на производство костюмов для инфекционистов. По заказу Минпромторга мы не только произвели около 90 тыс. штук этого изделия, но и в кратчайшие сроки разработали техдокументацию и передали ее всем производителям, которые работали на министерство.

Нам также пришлось изменить свой график выпуска продукции, чтобы, с одной стороны, не подвести клиентов с непрерывным циклом производства, с другой — выполнить заказ Минпромторга, ставший для нас одним из приоритетных. Также внутри компании для более эффективного распределения, например, средств индивидуальной защиты органов дыхания (СИЗОД) мы приняли решение разделить клиентов на группы по приоритетам: А — клиенты с долгосрочными контрактами и обязательствами; Б — тендерные контракты с обязательствами по обеспечению в течение года; В — по возможности и наличию свободного остатка (клиенты, которые ранее с нами не работали). Благодаря такому ранжированию базы клиентов мы смогли выполнить взятые на себя обязательства без серьезных срывов. При этом мы продолжали обеспечивать и наших розничных покупателей посредством онлайн-продаж.

Мы ставили себе задачу вывести в 2021 году на рынок одежду с комплексной защитой: от влаги, ветра, огня, антистатики, от химрастворов, нефтепродуктов, еще и вместе со всеми перечисленными защитными свойствами сигнальную, которую хотели предложить нефтегазовой отрасли. Эту задачу мы успешно выполнили, хотя время для внедрения инноваций сейчас не самое хорошее — рынок стагнирует. Из-за курсовой разницы потребители начинают сокращать свои затраты или пытаются остаться в тех же бюджетах, которые были в 2019 и 2020 годах. В этой ситуации реальной поддержкой со стороны государства стало бы включение в приказ Минтруда дополнения о расширении возможностей промпредприятий приобретать высокотехнологичные СИЗ, изготовленные из импортных материалов, не имеющих аналогов в России». 


Илья Долматов, директор Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ ВШЭ:

Илья Долматов



«Современный рынок электроэнергетики в России не идеален и полноценной конкуренции на нем нет. С другой стороны, сегодня мы не понимаем, к чему именно нужно стремиться; у нас нет целевой модели рынка. При этом мы не видим большой заинтересованности в переменах ни со стороны правительства, ни со стороны рынка. Некоторые потребители, конечно, критикуют рынок, но это, скорее, локальные случаи. Для того чтобы говорить о новой модели, нужно говорить о том, что она кого-то не устраивает и предлагать принципиально иные механизмы (к примеру, регулятор, опираясь на мнение потребителей, может разработать новую модель рынка), но этого сейчас никто не делает. И пока я не вижу предпосылок для кардинальных перемен на российском рынке электроэнергетики.

Что касается энергоперехода и декарбонизации, то Россия пока просто наблюдает за тем, что происходит в Европе, с целью уловить тренды и адекватно реагировать на них, оставаясь конкурентоспособной. Если говорить о внутреннем рынке, то с энергоснабжением внутри страны больших проблем нет. У нас хорошая структура энергобаланса, и мне кажется, что с точки зрения диверсификации мы себя вполне неплохо чувствуем. Но в плане экономического развития мы, к сожалению, отстаем. И вопрос цен на энергоносители достаточно чувствителен для страны, поскольку мы зависим от экспорта углеводородов. Все это заставляет смотреть на «углеродный» налог с неким опасением. Массовое же строительство ВИЭ-генерации пока невозможно из-за дороговизны. Поэтому в ближайшее время Россия будет занимать наблюдательную и адаптационную позицию. С другой стороны, риторика ВИЭ будет усиливаться. В долгосрочной перспективе, возможно, мы будем делать ставку на «чистую» энергетику. Но в ближайшие годы вряд ли стоит ожидать каких-то существенных изменений, поскольку энергетика — это достаточно инертная отрасль».


Ольга Беленькая, руководитель отдела макроэкономического анализа Группы ФИНАМ:

Ольга Беленькая



«Приоритетными направлениями инвестиций на долгосрочный период, как и в 2020 году, станут компании возобновляемой энергетики, производители экологически чистого транспорта, инфраструктурный сектор, искусственный интеллект, 5G, облачные сервисы и big date. Помимо того что это наиболее быстроразвивающиеся секторы, это соответствует приоритетам развития крупнейших экономик — США (программа Байдена), ЕС и Китая. Вероятные бенефициары — производители полупроводников и оборудования для сетей 5G, электромобилей, ожидается сохранение тренда на опережающее развитие e-commerce. Для развивающихся рынков в 2021 году ожидаются благоприятные условия — низкие процентные ставки, снижение рисков торговых войн, прогнозы роста экономики и прибыли — это касается Китая и стран Юго-Восточной Азии, меньше всего пострадавших от пандемии.

Если говорить о российской экономике, то мы относительно легче перенесли этот кризис в сравнении с другими странами. По оценкам Миэкономразвития РФ, спад ВВП составил 3,5%, наша оценка — в пределах 3,9%. Среди наиболее пострадавших секторов — добывающая промышленность, за счет сокращения спроса на нефть, уменьшения добычи нефти по соглашению ОПЕК+. Прогнозы на 2021 год таковы, что в целом экономика к докризисному уровню вернется в 2022 году».


Наталья Малых, директор Института экономики и регулирования инфраструктурных отраслей НИУ ВШЭ:

Наталья Малых



«Рынки акций не просто выжили в период пандемии, но и вышли на свой исторический максимум. В 2021 году есть потенциал роста для мировой экономики, которая сейчас находится в начале нового цикла, что всегда позитивно сказывается на рынке акций. Часть инвесторов до сих пор находится в выжидательной позиции, надеясь увидеть в том числе и лучшие экономические условия.

Все кризисы когда-то заканчиваются, тренды разворачиваются, и в последнее время надо отметить ротацию в более рискованные активы. Одни из главных аутсайдеров 2020 года, энергетические компании, резко набрали вес за последние 3 месяца — 33%. Повышение цен на нефть и ожидание выхода из рецессии привлекли инвесторов в этот сектор в расчете на рост прибыли в следующие годы. Интересными для вложения капитала могут стать также отрасли, наиболее пострадавшие от вирусного кризиса, например коммунальные компании, хотя, вероятно, это «растянется» на ближайшие два года».


Родион Сурков, Управляющий директор ООО «Русэлпром. Электрические машины» — торговая организация концерна «Русэлпром»:

Родион Сурков



«Динамика отрасли в текущем году будет традиционно определяться состоянием спроса в трех крупных платежеспособных отраслях: сырьевом секторе, энергетике и транспорте. Реализуется такой спрос для предприятий отрасли либо через поставки на компании машиностроения (ОЕМ производителей насосов, вентиляторов и т. д.), либо через закупки по замене ранее установленного технологического оборудования. Наши оценки указанных отраслей на 2021 год вполне оптимистичны и связаны они с прогнозом удовлетворения отложенного спроса, стабилизацией объемов добычи и транспортировки углеводородов и ископаемого топлива, рудных материалов и долгосрочных инвестпрограмм (ДПМ, зеленой энергетики и т. д. Вероятно, умеренный рост будет неоднородным, однако мы рассчитываем на 8–10% роста выручки.

Откровенно говоря, 2020-й был трудным. Резко сократилась инвестиционная активность в нефтегазовой отрасли (при отрицательной цене на нефть), сложно было ожидать иного развития событий, шесть месяцев из-за пандемии были закрыты ключевые для нас рынки стран СНГ, сократилась добыча угля, по некоторым традиционным для нас продуктовым группам снижение спроса составило 30%! Однако диверсифицированный портфель продуктов и заказчиков концерна дал возможность существенно вырасти в других сегментах, помогли нам также удорожание импорта и госзакупки. Импортозамещение стало трендом года. Хотя надо сказать, что фундамент успехов на этом пути был заложен гораздо раньше.

В целом компания завершила 2020-й с ростом к уровню 2019 года выше темпа инфляции, а значит, добилась определенных результатов в конкурентной гонке за долю рынка.

Сейчас наметился некоторый разворот от традиционных за последние годы требований произвести и поставить все по низкой цене к решению задач по надежности и расширенных гарантий к безостановочной работе оборудования. Очевидно, что указанные задачи решаются совершенно различными способами. Видимо, у наших потребителей произошло насыщение «азиатским продуктом», произошла оценка стоимости владения «дешевыми аналогами». Теперь растет спрос на инженерную поддержку при выборе продукта, расчеты надежности и расходов на эксплуатацию. Компании-заказчики стали проводить настоящие аудиты поставщиков и начали допускать избранных в свою экосреду. Поверьте, это совсем другие продажи!

Традиционно наши собственники предлагают нам — топ-менеджерам, в качестве целей не эволюционный рост, а революционные задачи. На 2021 год мы рассчитываем на 30%-ный рост выручки и прибыли до уплаты налогов, и к тому есть все предпосылки, скажу, что значительная часть такого роста уже законтрактована. Кроме финансовых показателей, появились новые цели — развитие персонала в регионах присутствия концерна, программа работы с институтами развития России».


Алексей Синельников, директор по развитию и продвижению новых продуктов АО «НТЦ ЕЭС Группа компаний»:

Алексей Синельников



«Можно выделить несколько направлений, которые станут трендами энергетики в 2021 году. Первое — усиление роли цифровых технологий в бизнес-процессах производства, передачи и продажи электрической энергии. Речь идет не только об оцифровке уже существующих, но и о создании принципиально новых бизнес-процессов в энергетике. Это могут быть и простое совершенствование сервисов для конечных потребителей, и более серьезные технологии для различных рынков электрической энергии и мощности. Например, сервисы для операционной деятельности самих сетевых, генерирующих и сбытовых компаний (цифровые двойники, системы прогнозирования ремонтов, запасов, спроса и т. д.) или новые форматы отношений потребителя с рынком (агрегаторы спроса, активные энергокомплексы).

Второй тренд — это децентрализация, обусловленная с доступностью технологий производства электроэнергии на базе газовых, а в обозримой перспективе — водородных двигателей. Здесь же я бы хотел отметить важный запрос рынка на упрощение процедурных вопросов интеграции объектов генерации в энергосистему. Сегодня сервисы и пакеты услуг по сопровождению присоединения и дальнейших отношений распределенной генерации с внешним рынком — востребованное направление. Создание специальных устройств для упрощения присоединения и контроля объектов генерации стало бы гораздо более простым и приемлемым решением, сократило бы стоимость и сроки присоединения. И первые ощутимые шаги в эту сторону мы увидим уже в этом году, когда на рынке появится управляемое интеллектуальное соединение в проектах АЭК. Одновременно будет сохраняться другой тренд — рост числа объектов генерации на базе возобновляемых источников энергии. Этот тренд стимулирует сразу несколько направлений: развитие систем прогнозирования и управления выработкой объектов ВИЭ; развитие систем накопления электрической энергии; организационные и даже экономические механизмы для обеспечения работы сложных систем, включающих разнородные объекты генерации и накопления.

И третья тенденция — это укрупнение локальных нагрузок в распределительной сети низкого и среднего напряжения. Если раньше плотность нагрузки в промышленном и бытовом секторах была относительно невысокой, то сейчас в связи с активным развитием технологий плотность нагрузки будет расти. Один из ярких примеров — недавний рост количества дата-центров, присоединяющихся к сетям 0,4–10 кВ, и выдвигающих очень высокие требования к качеству и надежности электроснабжения. До недавнего времени вопросы автоматизации систем управления относились преимущественно к сетям высокого напряжения, однако уже сейчас очевидна потребность в более «умном» автоматическом управлении и в распределительных сетях. Распределительная сеть должна стать более адаптивной, гибкой и даже «дружелюбной» к потребителю. Думаю, в ближайшем будущем появится много новых интересных алгоритмов управления, способов и устройств для их реализации. Полагаю, мы увидим в распределительных сетях автоматику с применением нейронных сетей или что-то подобное».


Ирина Золотова, директор Центра отраслевых исследований и консалтинга Финансового университета при Правительстве РФ:

Ирина Золотова



«2021 год — непростой, придется сделать работу из серии «за себя и за того парня». Имеется в виду, что необходимо компенсировать минусы прошлого года (из-за пандемии) и обеспечить рост в текущем (аналогично восстановлению после кризиса 2009 года). Комментируя недавнее решение, принятое в отношение ВИЭ, отмечу, что так или иначе сфера ВИЭ и безуглеродная энергетика будут развиваться, и речь идет не только о солнце и ветре, но и гидро- и атомной энергетике, поэтому мы взяли некую паузу, чтобы выйти из определенно сложного периода. 2021 год будет направлен на продолжение того тренда, который был задан в 2020 году и сохранится на последующие годы — это декарбонизация экономики.

И, соответственно, в этом году будет усиление или создание инструментов, механизмов, мер, обеспечивающих реализацию данной политики. Кроме того, 2021 год станет временем повышения экологизации и эффективности традиционной энергетики, а также развития новых направлений — водородной энергетики и экологизации транспорта.

Помимо этого, отмечу предстоящее расширение использования механизма «зеленых» сертификатов, его более эффективное функционирование. Также вижу перспективный спрос на формирование института «белых» сертификатов как стимула для повышения энергоэффективности. Думаю, что важными и наиболее острыми станут вопросы кибербезопасности».


Павел Завальный, председатель Комитета Государственной думы по энергетике:

Павел Завальный



«Вся работа Комитета Государственной Думы по энергетике в 2020 году была публичной. Заседания и круглые столы, которые мы проводили, шли в режиме онлайн-трансляций, отчеты в течение года и по его итогам представлены на нашем сайте. Насыщенной будет и нынешняя весенняя сессия — депутаты планируют рассмотреть 10 законопроектов.

В 2020 году на площадке Комитета было рассмотрено 40 законопроектов, которые в той или иной степени касались топливно-энергетического комплекса, за прохождение 14 из них отвечал наш Комитет. В течение года Госдума приняла 10 федеральных законов, подготовленных нами, из них 6 в ходе весенней сессии и 4 — во время осенней.

Нам удалось провести 13 круглых столов по самым актуальным и проблемным вопросам энергетики: от рассмотрения Энергостратегии на период до 2035 года до развития возобновляемой генерации и работы ТЭКа в условиях пандемии COVID-19. По итогам мероприятий выработаны рекомендации, с которыми можно ознакомиться на сайте Комитета, также они, как правило, направляются в правительство, ФОИВы, компании.

Таким образом, мы вносим свой вклад в развитие отрасли. Площадка Комитета, на мой взгляд, — идеальное место для рассмотрения важных для отрасли вопросов, где можно услышать разные точки зрения, познакомиться с разными подходами и в результате выработать консолидированный взгляд на решение проблем, который мы предлагаем учитывать в работе правительства, ФОИВов, прежде всего, профильных — Минэнерго, Минэкономразвития, Минстроя и ФАС.

В ходе весенней сессии мы намерены рассмотреть 10 законопроектов. Я бы выделил два из них, над которыми планируем поработать наиболее плотно.

Первый касается вопросов газификации, развития возможностей поставки газа в отдельные регионы, расширения газотранспортной сети, реконструкции и строительства газораспределительных станций, создания сетей газораспределения.



В 2021 году на круглых столах планируем обсудить стратегию развития электросетевого комплекса до 2035 года, внедрение и использование ГИС ТЭК, развитие когенерации и модернизацию систем теплоснабжения России, стратегию низкоуглеродного развития страны, законодательное обеспечение развития распределенной генерации для удаленных и труднодоступных территорий Крайнего Севера и Дальнего Востока. Также у нас запланированы парламентские слушания, посвященные  развитию угольной отрасли, приуроченные к 300-летию со дня промышленного освоения Кузбасса.



Хотя Программа газификации «Газпрома» подписана практически со всеми субъектами Федерации, остается много административных барьеров и вопросов, например, относительно стоимости строительства, неэффективных расходов, а также в части сроков принятия решений. Все озвученные вопросы требуют решения именно нормативного характера, и мы планируем в рамках данного законопроекта ускорить этот процесс, что поможет в реализации программы газификации в России и достижении тех целей, которые поставил Президент РФ, по доведению уровню газификации в нашей стране к 2030 году до 82,5%.

Второй законопроект затрагивает не менее важную проблему бесхозных сетей теплоснабжения, которая остро стоит и в других сферах, а именно электро- и газоснабжении. Бесхозные газопроводы и электрические сети расположены, как правило, между конечным потребителем и поставщиком энергии, отсюда возникают вопросы безопасности и качества энергообеспечения. Очень много нареканий от граждан по этому поводу.

Мы постараемся найти какую-то модель, чтобы решить эту проблему без перекладывания на тариф, чтобы можно было ставить эти сети на баланс через муниципальные образования или напрямую приводить их в нормативно-техническое состояние, обеспечивая надежность, безопасность, и главное — качество поставок.

Взять то же электроснабжение: много сетей построено в дачных поселках без проектов, хаотично, архаично, в итоге эти сети не выдерживают нагрузки, ведь дачные поселки сейчас присоединяются к сети как хотят, в результате падает напряжение, дымят бытовые приборы.

Для решения данной проблемы нужно создать механизм передачи таких сетей сетевым компаниям, к которым они примыкают. Но для этого надо создать источники, чтобы в тарифе были деньги, или привести все в порядок за счет повышения эффективности работы сетевого комплекса. Такая работа уже ведется, задача нашего Комитета — поддержать ее.

Большое внимание мы уделяем экспертному обсуждению наиболее актуальных проблем развития ТЭКа страны в рамках круглых столов и парламентских слушаний. В 2021 году на круглых столах планируем обсудить стратегию развития электросетевого комплекса до 2035 года, внедрение и использование ГИС ТЭК, развитие когенерации и модернизацию систем теплоснабжения России, стратегию низкоуглеродного развития страны, законодательное обеспечение развития распределенной генерации для удаленных и труднодоступных территорий Крайнего Севера и Дальнего Востока. Также у нас запланированы парламентские слушания, посвященные развитию угольной отрасли, приуроченные к 300-летию со дня промышленного освоения Кузбасса».


Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Водородная энергетика, ДПМ, Развитие энергетики, Электроэнергетика,

Эпизод 2021. Новая надеждаКод PHP" data-description="Учитывая, что прошлый год был достаточно непростым, на 2021-й многие возлагают большие надежды. Каким он будет для энергетики? Своим мнением на этот счет с «ЭПР» поделились эксперты и участники рынка.<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/405-406/1613308.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/0cf/0cfb6973ea69e8b547c66f7b1a499eef.jpg" >

Похожие Свежие Популярные