16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/402/5462755.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 22 (402) ноябрь 2020 года

Интеллект важен в большой сети

Валерий Дзюбенко

Эксперт газеты «Энергетика и промышленность России» — заместитель директора ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Дзюбенко, отвечая на вопросы читателей «ЭПР», отметил, что полномасштабное внедрение интеллектуального учета — непродуманная идея, которую взяли на вооружение без учета экономической эффективности и зарубежного опыта. «Интеллектуальный учет — это не самоцель, он может быть эффективен только в тех случаях, когда требуется наблюдение и управление распределительной сетью в режиме онлайн в связи с большим числом распределенной генерации, включая ВИЭ, создающей разнонаправленные потоки энергии».

Валерий Валерьевич, сейчас много говорят о том, что в условиях пандемии растет количество кибератак на критически важные системы и ПО компаний, в том числе и в энергетическом секторе. Считаете ли вы, что необходимо более пристальное внимание оказывать сфере информационной безопасности и гарантии невмешательства злоумышленников в компьютерные системы как отдельно взятой компании, так и систем учета, например, региона или промышленного района? Вероятно, это важнее, чем планировать установку интеллектуальных приборов учета и дискутировать, кто будет за это отвечать?

Франц Компана, сотрудник СП по автоматизации, Москва



Бесспорно, реагировать необходимо на реальные вызовы, а не мнимые, и при этом правильно расставлять приоритеты, очередность решения проблем, оценивать величину рисков и возможные последствия. В отношении развития интеллектуальных систем учета, считаем эту программу недостаточно обоснованной и проработанной, ее выгоды для экономики и общества неочевидны.



Уважаемый Валерий! Кто в итоге заплатит за установку «умных счетчиков»? Ранее предполагалось, что  внедрение интеллектуальных систем   учета электроэнергии будет проводиться  в рамках инвестиционных программ энергокомпаний, сейчас обсуждается вопрос, что затраты будут включены в тарифы на свет для потребителей. Эти расходы опять лягут на население?

Антон Ивановский, аспирант, Петрозаводск


Инвестиционные программы также финансируются за счет тарифов и платежей потребителей, поэтому питать иллюзии, что приборы учета могут поставить даром, не стоит. За эту программу, впрочем, как и за любые другие расходы энергокомпаний, платят потребители. В той части, которую не сможет оплатить население из-за ограничений роста тарифов, нагрузка будете перенесена в тарифы для предприятий и организаций, которые, в свою очередь, должны будут поступиться своей прибылью, снизить налоговые отчисления или переложить эти расходы в стоимость своих товаров и услуг, которые, в итоге, все равно оплатит население. Другой вопрос — дороже это или дешевле, чем если бы свои приборы учета по-прежнему меняли сами потребители. Считаю, что перенос ответственности за учет на сетевые и сбытовые организации ведет к их удорожанию, поскольку ресурсоснабжающие организации для закупки и установки счетчиков, в отличие от самих граждан, будут вынуждены привлекать кредиты, предусматривать доходность, а также нести сопутствующие и накладные расходы, которые экономия на оптовой закупке счетчиков может не покрыть.



Уважаемый Валерий! Видите ли вы какие-то серьезные недостатки в целом по идее оснащения российских потребителей интеллектуальными приборами учета?

Эльчин Саянов, инженер, Улан-Удэ



Это непродуманная идея, за ее реализацию взялись без оглядки на экономическую эффективность и зарубежный опыт подобных проектов. Интеллектуальный учет — это не самоцель, он может быть эффективен только в тех случаях, когда требуется наблюдение и управление распределительной сетью в режиме онлайн в связи с большим числом распределенной генерации, включая ВИЭ, создающей разнонаправленные потоки энергии. Другими словами, интеллектуальный учет необходим не столько для финансовых взаиморасчетов, сколько для технологического управления сетями и подключенными к ней устройствами.

В России же пока нет такого числа распределенной генерации и ВИЭ, то есть объективные условия для развития интеллектуального учета еще не созрели, а когда они созреют, установленные сейчас системы уже точно морально устареют и потребуют замены, что удвоит расходы. В итоге в целеполагании у авторов идеи произошла подмена — вместо реальных вызовов, для которых предназначен такой учет, ставятся задачи сокращения потерь и улучшения платежной дисциплины. О том, что указанные задачи можно решать более экономичными способами, а также о том, что установка интеллектуального учета планируется повсеместно, включая территории, где с потерями и платежной дисциплиной особых проблем нет, авторы идеи скромно умалчивают.



Валерий Валерьевич! Как вы оцениваете новую модель на рынке тепловой энергии РФ — «альтернативные котельные», которую сейчас пытаются внедрить (пока на уровне пилотных проектов)? Стоит ли ожидать от новой модели реального снижения тарифов для потребителя?

Виталий Павлович Газов, сотрудник ОГК,


Снижение тарифов возможно только на тех территориях, где они были существенно завышены, а таких по стране единицы. В остальных случаях потребителей ожидает повышение тарифов на тепло, причем нередко довольно существенное. Модель «альтернативной котельной» выгодна энергетикам и, к сожалению, выгод для потребителей не предусматривает.

Дело в том, что тарифное регулирование в случае «альтернативной котельной», как следует из самого названия, осуществляется по самым высоким расходам котельного производства тепла, в то время как поставка может осуществляться от более экономичных теплоэнергоцентралей с заведомо более низкой себестоимостью. Выгода может оседать в карманах энергетиков без гарантий инвестирования этих средств или снижения тарифа.



Уважаемый Валерий! С какими рисками сталкиваются потребители энергии, не считая отключения энергоресурсов и неплатежей?

Иван Солодкин, автогазотранспортное предприятие, Красноярск



Самая большая проблема — это необоснованный рост тарифно-ценовой нагрузки, значительная часть которого связана с перекрестным субсидированием отдельных категорий потребителей, регионов страны и целых отраслей.

По нашим подсчетам, эта дополнительная нагрузка составляет уже около трети цены электроэнергии, и она не снижается даже в отдаленной перспективе. Дополнительная нагрузка и перекрестное субсидирование искажают экономику электроэнергетики и негативно отражаются на конкурентоспособности российских предприятий. В первую очередь энергоемкой промышленности, которая формирует больше четверти ВВП и почти половину бюджетных поступлений.



Уважаемый Валерий! Недавно стало известно, что потребители энергии выступили с предложением перенести сроки обязательств по внедрению интеллектуального учета не менее чем на 3 года. Как вы прогнозируете развитие этой ситуации в нашей нестабильной экономике и с учетом таких внезапных явлений, как пандемия?

Варвара Ситникова, специалист ЖКХ, Оренбург



Предложение состоит не в том, чтобы отложить и подождать. Время необходимо для того, чтобы пересмотреть эту инициативу, проверить ее обоснованность и эффективность, при необходимости отказаться от нее или произвести более точную настройку. Потребители против повсеместной установки интеллектуальных систем, это громадные затраты, которые никогда не окупятся и станут дополнительной тарифной нагрузкой на экономику. Интеллектуальные системы учета необходимо устанавливать адресно, только там, где они точно окупятся.

Пандемия лишний раз показала, что планировать инфраструктурные программы необходимо предельно рационально, исходить из того, что в кризис экономика должна выстоять, тарифно-ценовая нагрузка должна быть гибкой и помогать восстановлению экономического роста, а не тормозить его.



Уважаемый Валерий Валерьевич! Как известно, «Россети» одними из первых в стране провозгласили переход на цифровизацию и озвучили планы о том, что уже в конце этого года в стране будет работать более 20 цифровых подстанций. Верите ли вы в это? И вообще, нужны ли России цифровые подстанции?

Алиса Варшавина, оператор ТЭЦ, Иркутск


Цифровизация сетей — это не самоцель, она необходима для снижения расходов экономики на энергоснабжение. Если эти расходы продолжают расти или, более того, непропорционально увеличиваются, никакого смысла в цифровизации нет. Поэтому по заявленным и реализованным проектам целесообразно выполнить оценку: насколько сократились расходы монополии, в какие сроки окупятся новые объекты и насколько они позволят снизить тарифы для потребителей.

Все остальное — это всего лишь модные лозунги, под дымовой завесой которых сети продолжат наращивать стройку и тарифы без должных эффектов для экономики и общества.



Читал, что многие крупные потребители электроэнергии стали производить ее сами для себя. Как-то не особо понимаю: неужели можно конкурировать с вроде бы не особо дорогими ценами на электроэнергию в России? Ведь построить энергообъект — очень дорого, плюс штат обслуживания и т.д.

И, кстати, если предприятия, которые входят в вашу ассоциацию станут не только потребителями, но производителями, не придется ли вам название ассоциации потом менять?

Артем Неживых, научный сотрудник, Санкт-Петербург


Название менять не придется, поскольку выработка электроэнергии осуществляется для собственных технологических нужд и не является бизнесом. В отношении выгоды очевидно, что в ущерб себе строить свою генерацию никто не будет. Дело в том, что цена электроэнергии из общей сети с учетом разно-образных надбавок и перекрестного субсидирования уже превышает стоимость собственного производства электроэнергии, включая инвестиции, обслуживание и ремонты генерации и прочие расходы.

Согласно результатам исследования, выполненного в ассоциации «НП Совет рынка» в 2019 году, в 54 из 61 рассмотренного газифицированного субъекта Российской Федерации уже сегодня потребители энергии, подключенные к электросети на уровнях напряжения ВН (высокое напряжение, 110 кВ) и СН1 (35 кВ), могут строить собственную генерацию на базе газопоршневых установок (5 энергоблоков) с окупаемостью 10 лет, соблюдая необходимый уровень резервирования (1 из 5 энергоблоков находится в резерве) и при внутренней норме доходности (IRR) на уровне 14%.

Прибавьте к этому возможность, а подчас необходимость утилизировать для выработки электроэнергии попутные и вторичные энергоресурсы, которые делают проекты собственной генерации еще более экономичными, например, утилизация попутного нефтяного газа в нефтедобыче, доменного, коксового и конвертерного газов в черной металлургии, отходов переработки в лесной промышленности.

Низкие цены на электроэнергию для промышленности в России давно уже стали мифом. Международные сопоставления, которые мы ежегодно выполняем в ассоциации, показывают, что цена электроэнергии для промышленности в России близка, а в ряде случае превышает аналогичные показатели в Европе и США. Это также подтверждают данные российских компаний, имеющих зарубежные активы.


Приборы учета, Цифровизация, Энергоэффективность,

Интеллект важен в большой сетиКод PHP" data-description="Эксперт газеты «Энергетика и промышленность России» — заместитель директора ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерий Дзюбенко, отвечая на вопросы читателей «ЭПР», отметил, что полномасштабное внедрение интеллектуального учета — непродуманная идея, которую взяли на вооружение без учета экономической эффективности и зарубежного опыта. «Интеллектуальный учет — это не самоцель, он может быть эффективен только в тех случаях, когд" data-url="https://www.eprussia.ru/epr/402/5462755.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/33a/33a92db945add2279adeee97c5a93034.jpg" >

Отправить на Email


Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.