16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/393-394/4189952.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (393-394) июль 2020 года

К чему ведет глобальная декарбонизация

Российская Ассоциация Ветроиндустрии и редакция газеты «Энергетика и Промышленность России» 18 июня 2020 года провели вебинар на тему «Глобальная декарбонизация. Роль и место России в меняющемся мире».

С 2021 года международно-правовой режим в климатической сфере будет определяться Парижским соглашением. Его цель на данном этапе состоит в том, чтобы полностью исключить поступление парниковых газов (ПГ) в атмосферу при осуществлении хозяйственной и иной деятельности, обеспечив перевод мировой экономики на низкоуглеродный путь развития или к глобальной декарбонизации (снижения углеродоемкости ВВП).

Генеральный директор Центра экологических инвестиций Михаил Юлкин рассказал, какие вызовы в этой связи стоят перед Россией и сможет ли страна вписаться в новый мировой тренд.


Изменения климата

На сегодня о намерении достичь нулевых выбросов к 2050 году объявили уже 120 сторон Рамочной конвенции ООН об изменении климата, 15 субнациональных регионов, 398 городов, 786 предприятий и 16 инвесторов. Дания, Франция, Новая Зеландия, Швеция, Евросоюз и Великобритания закрепили это обязательство в законодательстве.

Михаил Юлкин отметил, что тему декарбонизации необходимо рассматривать только в контексте изменения климата, поскольку нынешнее глобальное потепление является антропогенным. В отличие от человека, естественные факторы оказывают сегодня в целом охлаждающее воздействие на климат.
Согласно данным Climate Central, 10 самых теплых лет за всю историю наблюдений, начиная с 1880 года, пришлись на последние 15 лет. Из них последние пять лет были самые теплые, и на данный момент самым-самым теплым был 2016 год.

При этом наблюдаемая концентрация СО2 в атмосфере является самой высокой, как минимум, за последние 800 тыс. лет. В 2017 году антропогенные выбросы ПГ составили 55 млрд. тонн СО2. Из них 32,5 млрд. тонн, или 63,85 %пришлись на выбросы СО2 от сжигания ископаемого органического топлива для выработки энергии.

Крупнейшим эмитентом по выбросам является Китай (24,5 %). На втором месте США – 13,9 %. Страны ЕС дают 9,8 %, Индия – 6,7 %, России – порядка 5 %.

Эксперт обратил внимание, что в России теплеет в 2,5 раза быстрее, чем в среднем по миру, а в Арктической зоне – в 4‑6 раз. Быстрее всего мерзлота тает в районе Воркуты, Салехарда, Читы, Улан-Удэ, Петропавловска-Камчатского. На Ямале к 2025 году прогнозируется снижение несущей способности грунта на 25‑50 %.


Вызовы для россии

Россия является крупнейшим экспортером ископаемого топлива, превосходя по этому показателю все остальные страны. При сжигании поставляемого из России топлива, потребителями в странах-импортерах образуется свыше 2 млрд. тонн СО2. выбросов ПГ в атмосферу.

Очевидно, что при переходе к модели низкоуглеродного развития и реализации в странах-импортерах политики и мер, направленных на сокращение выбросов ПГ, спрос на ископаемое топливо, а значит, и на его импорт из России, будет падать. Сначала это коснется угля, затем нефти и газа, – это вопрос времени.

Одновременно с этим, с 2000 года выбросы ПГ в России устойчиво растут. Сокращение выбросов происходило только в годы кризисов вместе с падением ВВП. Углеродоемкость ВВП Россия достаточно высокая – 0.471 кг СО2, тогда как в мире в среднем – 0.26 кг СО2. По объему выбросов СО2 на душу населения Россия занимает 17-ю строчку (11,76 т в год), тогда как первую строчку занимает Катар (49,718 т в год), а двадцатую – Чехия (10,16 т в год).

Михаил Юлкин обращает внимание на то, что заявленная Россией цель сократить выбросы ПГ к 2030 году до уровня 70‑75 % от уровня выбросов 1990 года с учетом поглощений углерода в лесах – фактически предусматривает увеличение выбросов ПГ на 40 % относительно текущего уровня. По данным за 2018 год выбросы ПГ составили 52,4 % от уровня 1990 года.

Эксперт считает, что приемлемой целью на 2030 год могло бы быть сокращение выбросов ПГ на 50 % от уровня 1990 года, т. е. стабилизация выбросов ПГ на достигнутом уровне. Разумной целью на 2050 год представляется сокращение выбросов на 70‑75 % от уровня 1990 года, что эквивалентно сокращению на 40‑50 % от текущего уровня. Как максимум на 2050 год России нужно ставить задачу полной декарбонизации экономики России с сокращением нетто-выбросов ПГ до нуля.

Изменение климата: Россия

В Докладе Росгидромета о климатических рисках на территории Российской Федерации 2017 года приведены оценки воздействия климатических и метеорологических факторов на жизнь и здоровье населения, инфраструктуру, сельское и лесное хозяйство, показана степень подверженности и уязвимости отраслей экономики по отношению к указанным рискам в разрезе регионов.




1. Северо-Западный ФО (запад) 
2. Северо-Западный ФО (восток) 
3. Центральный ФО 
4. Южный ФО 
5. Приволжский ФО 
6. Уральский ФО (север) 
7. Уральский ФО (юг) и Сибирский ФО (юго-запад) 
8. Сибирский ФО (север)
9. Сибирский ФО (центр и юг) 
10. Сибирский ФО (юго-восток)
11. Дальневосточный ФО 
(северо-запад и центр)
12. Дальневосточный ФО 
(северо-восток)
13. Дальневосточный ФО 
(юго-восток) 

Оценка погодно-климатических рисков для отраслей экономики, социальной сферы и населения в России





– Если мы хотим удержать молодое поколение и дать ему возможность работать и вносить вклад в развитие экономики России, то нужно создавать другие – более «зеленые» рабочие места, – сказал Михаил Юлкин.

По его мнению, с этой целью в России нужно развивать низко­углеродные технологии, «зеленый» водород и технологии его получения из ВИЭ, солнечную и ветровую энергетику, применять энергоэффективные технологии, а также использовать энергию атомных станций нового поколения.

Уже сегодня в промышленных городах России, на предприятиях «старого» образца (не модернизированные и не переведенные в «цифру») уже существует острая проблема нехватки кадров, когда старые работники уходят, а новые – молодые люди – не приходят на эти рабочие места.

– Я не знаю, как так получилось, но нынешнее поколение Z, как в Европе, так и в России – оно другое – «зеленое». Они стремятся найти экологически чистую работу, – отметил эксперт.

Михаил Юлкин также считает, что рано или поздно в России решения будут приниматься, не исходя из интересов отдельных крупных энергетических компаний, а в интересах страны. Изменения климата – это как раз тот самый фактор.

– Не только потому, что этого требует мир, и не только потому, что Россия потенциально теряет экспорт. Но и потому, что мы потенциально и даже реально теряем физические возможности делать ставку на добычу углеводородов в зоне тающей мерзлоты, – подчеркнул эксперт.


Глобальная декарбонизация

Во многих развитых странах уже удалось добиться сокращения выбросов ПГ при росте ВВП (декаплинг) и создать тем самым предпосылки для перехода к низкоуглеродному развитию.

Пожалуй, наиболее ярким примером перехода к низкоуглеродному развития служит план «Зеленая сделка» (Green Deal), принятый в 2019 году в Евросоюзе. Частью этого плана является ужесточение регулирования выбросов ПГ во всех секторах экономики ЕС и внедрение системы углеродного регулирования импорта наиболее углеродоемкой продукции. В июне 2020 года в Европе также стартовала кампания под названием «Гонка за нулем» (RaceToZero), цель которой – добиться полной декарбонизации мировой экономики в 2050 году.

Глобальная декарбонизация предусматривает переход на ВИЭ: для удержания роста средней температуры до конца XXI века в пределах 1,5 °C нужно к 2050 году довести долю ВИЭ в выработке электроэнергии до 70‑85 % в 2050 году.

Кроме того, использование CCS позволит сохранить долю газа в производстве электроэнергии в 2050 году на уровне 8 %, а выработку на угле свести к нулю.

Отказ от двигателей внутреннего сгорания (ДВС, бензин и дизельное топливо) в пользу электромобилей на батареях или водороде – еще один немаловажный тренд. Более 20 городов и 14 стран уже объявили о намерении в самом ближайшем будущем запретить продажу (или использование) на своей территории транспортных средств с ДВС.

При этом мировые автопроизводители планируют в период до 2030 года инвестировать в производство электромобилей $ 300 млрд, из которых 50 % придется на Китай.

Вместе с тем, регулирование выбросов ПГ на основе принципа платности выбросов применяется уже в 44 странах и в 31 субнациональных образованиях (города, провинции, штаты и их объединения), на долю которых в совокупности приходится более 60 % выбросов ПГ.

За период с 2009 по 2018 год в «зеленую» энергию в целом по миру было вложено $ 3,1 трлн, из них более $ 1 трлн – в последние три года. Инвестиции в основном идут на развитие ВИЭ-энергетики (включая получение биоэнергии) и умных энергоэффективных технологий.

В 2018 году в ВИЭ-энергетику в целом по миру было вложено $ 332,1 млрд, в том числе в Китае – $ 100,1 млрд, в ЕС – $ 74,5 млрд, в США – $ 64,2 млрд С 2012 года более 50 % прироста генерирующих мощностей в мире приходится на объекты ВИЭ-генерации. В 2018 году на каждый дополнительный МВт генерирующей мощности на ископаемом топливе ВИЭ-энергетика отвечала двумя.


Возобновляемые источники энергии (ВИЭ), Экология

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные