16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/393-394/4180752.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (393-394) июль 2020 года

Откладывать «на потом» больше нельзя

Министерство цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ прорабатывает механизмы цифровой трансформации компаний с госучастием.

Цифровая трансформация – непростой и небыстрый процесс. Как показывает практика, частные организации легче адаптируются к изменениям и воспринимают передовые решения как нечто само собой разумеющееся. Государственные же компании, составляющие значимую часть отечественной экономики, все еще осторожничают.


С чего начать и что делать

– По результатам наших опросов, только в 35 % госкомпаний ведется осознанная работа в данном направлении. 48 % понимает, что это важно и необходимо делать, но пока процесс системно не запущен. Только в 18 % госкомпаний у топ-менеджмента есть четкое понимание, что цифровая трансформация является абсолютным приоритетом и без нее невозможно говорить о создании по‑настоящему конкурентоспособного бизнеса, – отметил заместитель министра цифрового развития, связи и массовых коммуникаций РФ Максим Паршин на онлайн-сессии в рамках INNOPROM Online.

Представитель ведомства выделил две ключевые проблемы, препятствующие трансформации. Первая – содержательная: руководство госкомпаний, отвечающее за цифровую трансформацию, часто не понимает, с чего начать и что, собственно говоря, делать. Это обусловлено отсутствием внятной методики и соответствующих технологий.

– Совместно с партнерами мы подготовили методические рекомендации по цифровой трансформации госкомпаний. Документ еще не опубликован, сейчас апробируем его на двух крупных гос­компаниях – РЖД и Почте России. Планируем, что в третьем квартале 2020 года, учитывая результаты апробации, представим доработанную методику для обсуждения и использования. Помимо этого, рассчитываем сделать доступными лучшие практики кейсов цифровой трансформации, – сообщил замминистра.

Вторая проблема – ресурсная. Цифровая трансформация требует как временных, так и финансовых затрат.

– Время – невосполнимый ресурс, а в части финансовой поддержки мы можем помочь. Вместе с Внешэкономбанком и ведущими банками подготовлены меры поддержки, которые планируем распространить на госкомпании.

Речь идет о льготном кредитовании комплексных программ цифровой трансформации, а именно о субсидированной ставке от 1 до 5 % для конечного заемщика с лимитом в 10 млрд рублей.

Если такой продукт будет пользоваться спросом, возможно, поднимем этот «потолок», – уточнил Максим Паршин. – Постановление Правительства, запускающее кредитование, может быть принято до конца июня. По нашим внутренним KPI в этом году мы должны довести до рынка порядка 60‑65 млрд рублей. Это серьезные кредитные ресурсы, но они возвратные.

Важный нюанс – критерием отбора проектов станет наличие не менее 60 % программно-аппаратных решений отечественного производства. Кроме того, будет механизм кредитования, направленный на разработчиков – ИТ компании.

Сочетание этих мер – содержательной, методической и кредитной-финансовой поддержки в горизонте двух с половиной лет может способствовать серьезному шагу вперед в цифровой трансформации как госкомпаний, так и той части экономики, за которую они отвечают.


Пандемия расставила точки над i

Ситуация, в которой мы оказались минувшей весной, по мнению председателя фонда «Сколково» Аркадия Дворковича, резко ускорит разработку и внедрение новых решений.

– Еще до пандемии ряд промышленных предприятий активно внедрял технологии, связанные с автоматизацией, машинным обучением. В том числе для управления производственными процессами, с контролем качества и контролем условий труда, эффективным распределением ресурсов рабочего времени, поставок и логистики всех элементов производственной цепочки.

Но это делало 5‑7 %, теперь же будет делать 50‑70 % компаний, причем довольно быстро. Вопрос в том, справятся ли разработчики с таким потоком спроса.

Многие крупнейшие разработчики ИТ-технологий опасаются, что из‑за огромного спроса на их решения они не будут справляться с потоком заказов и в результате их репутация будет подорвана, – комментирует Аркадий Дворкович. – Ошибки и сбои неизбежны.

Тем более, они должны обслуживать внедренные системы, ресурсов на это может не хватить. Этот тренд касается не только российских компаний, но и зарубежных, он продлится ближайшие два-три года.

С одной стороны, в разгар пандемии спрос на ИТ-решения уменьшился из‑за вынужденной остановки некоторых производств и предприятий. С другой, сейчас, когда перед компаниями возникают четкие, прозрачные задачи по выполнению производственных заказов, обозначены конкретные сроки, появляется запрос на цифровые технологии.

– То есть они пытаются решить старые задачи по‑новому, применив «цифру». Особенно востребованы технологии, позволяющие моделировать различные сценарии будущего, – говорит технический директор Dassault Systemes в России и СНГ Дмитрий Козаченко.

Несмотря на то что цифровые решения стремительно проникают во многие производственные процессы, некоторые организации до сих пор сомневаются: стоит ли вкладывать в них средства или лучше работать по старинке? В этом смысле пандемия COVID-19 расставила точки над i. Компании, на протяжении нескольких лет инвестировавшие в цифровые технологии, в разгар пандемии продолжили выполнять свои планы и работать в удаленном режиме, не теряя в качестве принимаемых решений.

Те же, кто не спешил с принятием решения о переходе в «цифру», были вынуждены на несколько месяцев приостановить свою деятельность, потеряв время и ресурсы. В конкурентной среде это недопустимо.

– Нас часто спрашивают: если компания прежде не задумывалась о внедрении умных решений, подходящее ли сейчас время для этого? Я считаю, улучшать процессы и увеличивать свою прибыль никогда не поздно. Поэтому рекомендую перейти от размышлений о цифровой трансформации к действиям. Мир меняется стремительно, откладывать «на потом» больше не получится, – считает Дмитрий Козаченко.

Аркадий Дворкович предполагает, что после завершения пандемии в мире появится как минимум дюжина хороших разработок, которые будут востребованы в разных странах. Крупные компании – лидеры рынка продолжат покупать небольшие сервисы, хотя их консерватизм относительно цифровизации, вероятно, повысится.

– Вместе с тем, повысятся барьеры в торговле и трансграничных операциях. Кроме того, предполагаем, что какое‑то время будет война технологического взрыва, то есть желание внедрить новые технологии столкнется с закрытостью рынков. Будет наблюдаться «островизация» решений и ограничение в торговле как товарами, так и услугами, – резюмировал представитель Сколково.


Фокус – на быстрое реагирование

Надо отметить, что компании ТЭК еще до локдауна внедряли ИТ-решения и развивали соответствующую инфраструктуру – ровно на это направлена программа «Цифровая экономика Российской Федерации». Но с началом пандемии они поняли, что цифровизация – не просто стратегическое направление на будущее, по нему нужно двигаться быстро.

– Что такое быстро? Из воздуха ведь ничего не возьмется, – говорит директор по цифровизации ГК «Росатом» Екатерина Солнцева. – Допустим, для того чтобы наращивать мощности центров обработки данных, серверы должны уже быть на месте.

Не знаю, как справлялись коллеги. У нас‑то понятно: некоторое время назад мы начали реализовывать проект строительства ЦОДов при станциях. Первый ЦОД в партнерстве с Ростелекомом запущен, и у нас было много ресурсов на продажу.

То есть нас пандемия поймала на старте формирования нашего подхода как поставщика инфраструктуры. В итоге за месяц мы использовали все мощности, предназначавшиеся на продажу.

Тот проект, который планировался изначально, сейчас превышен раз в 25 по мощности, цель – увеличить его раз в 50. В рамках этого подхода к масштабированию мы сделали вывод, что нужно запускать вторую параллельную линию построения инфраструктуры, где ключевым параметром была бы скорость.

Конечно, мы не будем сворачивать проект строительства опорных ЦОДов при атомных станциях, однако запланировали развивать еще одно направление.

Наш ядерный центр в Снежинске (Российский Федеральный Ядерный Центр – Всероссийский научно-исследовательский институт технической физики имени академика Е. И. Забабахина. – Прим.авт.) является производителем контейнерных и мобильных ЦОДов, но это всегда делалось на заказ: заказали – и через полгода получили.

Мы приступили к проработке линейки ЦОДов, которая была бы хотя бы в каком‑то количестве на расстоянии вытянутой руки в том месте, где это необходимо. Ко всему прочему, мобильные ЦОДы обладают хорошим экспортным потенциалом. Сейчас ведем переговоры с Индией.

По мнению представителя Рос­атома, ситуация с коронавирусом подтвердила, насколько важны резервы, которые, в общем‑то, стоят денег. Из этого следует, что компаниям отрасли нужно расширить подход к системе устойчивого развития.

– Если раньше мы говорили, что нам надо строить систему устойчивого развития в достаточно стабильных условиях, теперь ее надо строить в нестабильной ситуации, поскольку неясно, будет ли вторая волна COVID-19, а развиваться нам нужно. Фокус при этом нужно смещать на быстрое реагирование, – убеждена Екатерина Солнцева.


Цифровая трансформация, Коронавирус

Похожие Свежие Популярные