16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/385/3210321.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (385) март 2020 года

«Черный ящик», в который потребители приносят деньги

Тема номера Елена ВОСКАНЯН, Ирина КРИВОШАПКА 328
Художник Shutterstock.com/Sapunkele

К настоящему моменту у энергосбытовых компаний сформировалась неоднозначная репутация – некоторые эксперты считают их лишней «прослойкой» между производителем и потребителем. Чтобы разобраться, так ли это на самом деле, мы обратились к представителям отрасли.

На высоком уровне

Для начала попросили оценить роль энергосбытовых компаний в энергосистеме страны и высказаться честно – справляются ли они с возложенными функциями?

Старший аналитик по электроэнергетике Центра энергетики Московской школы управления «СКОЛКОВО» Юрий Мельников считает, что энергосбытовые компании выполняют важную для рынка функцию по реализации электроэнергии, произведенной несколькими поставщиками, тысячам и миллионам конечных потребителей, а также по получению и обработке соответствующих платежей с трансфером вырученных средств «в обратном направлении».

– Бизнес в генерации энергии или в электросетях редко имеет дело с конечными потребителями – и в этом их главное отличие, – заметил эксперт.

Ведущий эксперт Института экономики естественных монополий РАНХиГС Василий Кузнецов акцентирует внимание на том, что на розничном рынке электрической энергии в настоящее время функционируют два типа компаний, осуществляющих энергосбытовую деятельность: гарантирующие поставщики и независимые энергосбытовые компании.

– Мотивы их функционирования в энергосистеме страны отличаются, поэтому необходимо отдельно определить место каждого вида предприятий. Независимые энергосбытовые компании являются представителями интересов заинтересованных в минимизации затрат потребителей, которые должны обеспечить финансовую привлекательность осуществляемой энергосбытовой компанией деятельности, – рассуждает он. – При этом потребители не обязаны обеспечивать рост рентабельности деятельности гарантирующего поставщика, так как эти предприятия обязаны при наличии технической возможности обеспечивать электрической энергией всех потребителей, как платежеспособных, так и неплатежеспособных. Таким образом, оба типа энергосбытовых компаний являются структурой, увеличивающей конечную стоимость электрической энергии для конечного потребителя. При этом независимая компания направляет сбытовую надбавку на удовлетворение собственных интересов, в то время как наценка гарантирующих поставщиков зачастую идет в том числе на погашение задолженности неплатежеспособного населения (резерв по сом­нительным долгам). Последнее приводит к постепенному росту тарифов для конечных потребителей и негативно сказывается на имидже гарантирующих поставщиков. В существующем нормативно-правовом поле можно говорить о достаточно высоком уровне выполнения возложенных на гарантирующих поставщиков функций.


Нужно увеличивать прозрачность

Почему же к настоящему моменту у энергосбытов сформировалась неоднозначная репутация и каким образом ее можно улучшить?

– Репутация была испорчена после череды банкротств, сотрясавших рынок энерго­сбыта во второй половине 2010‑х – «Энергострим», «Межрегионсоюзэнерго» и другие компании прекратили свое существование, оставив после себя невозвратные долги в десятки миллиардов рублей и вынудив регуляторов в порядке исключения привлекать к энергосбыту в девяти регионах (по состоянию на 2018 год) изначально для этого не предназначенную компанию «Россети», – рассуждает Юрий Мельников. – Накопление таких долгов объяснялось не только неэффективностью компаний, но и хроническими неплатежами потребителей. Регулируемый характер энергосбытового бизнеса и проблема неплатежей влияют на всех игроков рынка, но среди них есть примеры гораздо более успешные, сохранившие свою репутацию и играющие важную роль. Одна из тенденций – развитие энергосбытового бизнеса генерирующими компаниями, которые видят в этом возможность снижения рисков неплатежей и появление синергетических возможностей для развития.

Василий Кузнецов полагает, что негативный образ энергосбытов, в первую очередь, формируется из‑за роста тарифов на электроэнергию для конечных потребителей. Это связано с высоким уровнем неплатежей (308,4 миллиарда рублей на ноябрь 2019 года), из‑за которого растут цены. Вторая причина связана с первой: недостаточная информированность потребителей о деятельности энергосбытовых компаний.

– В результате деятельность гарантирующих поставщиков представляется в виде черного ящика, в который потребители приносят деньги, – констатирует эксперт. – Однако стоит отметить, что негативный образ определен не только недопониманием со стороны потребителя. Так, введение метода сравнения аналогов определил рост необходимой валовой выручки (расходов, которые должны быть возмещены). При этом на последних совещаниях, проводимых органами государственной власти, становится ясно, что в состав расходов включены затраты на автоматизированный сбор показаний счетчиков. Таким образом, действенным способом улучшения репутации энергосбытовых компаний, в частности гарантирующих поставщиков, является увеличение прозрачности регулирующих деятельность компаний методик, их функционирования и формирование годовых отчетов для потребителей.


Есть ли смысл и экономический эффект от прямых договоров крупных потребителей с сетевыми компаниями? Замечаете ли вы такую тенденцию на рынке?
Даниэль Дмитриев, советник председателя правления Ассоциации НП ТСО:
– В том случае, если сбытовая организация или гарантирующий поставщик не соблюдают платежную дисциплину, такие договоры помогут потребителю и сетевой организации взаимодействовать более эффективно. Если же у сбытовой организации работа поставлена хорошо, никакой разницы нет, прямой ли это договор или договор через сбыт.


Возможности ограничены, но попытки предпринимаются

Возможно, российским энергосбытовым компаниям стоило бы позаимствовать успешные практики работы у своих зарубежных и отечественных коллег?

– Одна из успешных зарубежных методик в настоящее время внедряется в отношении гарантирующих поставщиков электрической энергии – метод сравнения аналогов, как специфический вид эталонного метода, – уточняет представитель РАНХиГС. – Однако в связи с его подстройкой под российскую практику использование этого метода пока увеличило тарифную нагрузку. Но в будущем это положение может быть изменено, в том числе за счет увеличения прозрачности методик регулирования.

Юрий Мельников добавляет, что энергосбытовой бизнес в мире развивается интенсивно, особенно в направлении распределенной энергетики и связанных с ней сервисов (управление спросом, энергоэффективность, хранение энергии, микрогенерация и другие).

– В нашей стране это направление развивается пока недостаточно, поэтому и возможности для перенятия успешных практик из‑за рубежа ограничены, – уверен он.

По мнению заместителя директора Ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Валерия Дзюбенко, вместо создания условий для развития энергосбытового бизнеса, а именно – сокращения ограничений для конкуренции на оптовом и розничных рынках, регулирование в последние годы движется в обратном направлении.

– В итоге проигрывают потребители, которые вынуждены оплачивать дополнительные и совсем необязательные расходы и не получают возможных выгод от конкуренции в этом секторе. Наглядно иллюстрируют эту ситуацию две инициативы – переход к расчету сбытовой надбавки по эталонному принципу и лицензирование энергосбытовой деятельности. «Эталонизация» сбытовых надбавок заменяет рыночные механизмы в конкурентном секторе на тарифное регулирование, которое в итоге кратно увеличивает расходы потребителей на услуги сбытов. Рационального объяснения этому шагу нет, как нет объективных причин для лицензирования энергосбытовой деятельности, которое фактически цементирует отсутствие конкуренции в секторе, – подчеркнул он.


Энергосбыт, Электроэнергия , Энергоэффективность, Тарифы на электроэнергию

Похожие Свежие Популярные