16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/383-384/1320367.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 03-04 (383-384) февраль 2020 года

Энергостратегии-2035 не хватает оптимизма

Энергетика: законы Евгений ГЕРАСИМОВ 115

Сценарные условия, заложенные в проект Энергостратегии-2035, могли бы быть более оптимистичными, уверены в Минэкономразвития.

Обновленный проект Энергостратегии-2035 был внесен в Правительство РФ в декабре 2019 года. Однако споры вокруг документа не прекращаются.

По словам заместителя директора департамента госрегулирования тарифов и инфраструктурных реформ Минэкономразвития РФ Андрея Габова, сценарные условия, заложенные в проект Энергостратегии 2035, могли бы быть более оптимистичными. Таким образом, он обозначил позицию ведомства, отвечающего за всю экономику страны, в ходе круглого стола, организованного Комитетом Госдумы по энергетике «Энергостратегия-2035: долгосрочные ориентиры в изменчивых условиях. Обсуждение актуальности разработки и принятия стратегического отраслевого документа».

Кроме того, отметил представитель Минэкономразвития РФ, в конкретизации нуждаются многие показатели развития отдельных отраслей, их стоило бы сделать более четкими и амбициозными с тем, чтобы стимулировать развитие. С точки зрения ведомства в проекте стратегии слабо отражены задачи технологического развития ТЭКа.

Заместитель министра энергетики РФ Павел Сорокин подчеркнул важность правильного целеполагания в условиях энергетического перехода и связанной с этим неопределенности. «Главное для страны – максимизация эффекта от добычи и монетизации каждого кубометра, барреля и киловатта, которые потребуются мировой и российской экономике, создание необходимой для этого среды, технологий и инфраструктуры, – уверен представитель Мин­энерго. – А спорить об объемах этих баррелей и кубометров можно долго, но сегодня это неэффективно и бесперспективно».


Стратегический подход

Как пояснил директор департамента государственной энергетической политики Минэнерго РФ Алексей Кулапин, проект энергостратегии формировался в режиме максимально широкого обсуждения с отраслевым сообществом. Для того чтобы определить основные показатели, проводились не только рабочие группы с представителями ТЭКа, но даже экспертное анкетирование. Поэтому вошедшие в проект цифры, в принципе, должны соответствовать преставлениям отрасли о ситуации и задачах. Кроме того, многие показатели, в общем виде содержащиеся в энергостратегии, будут конкретизированы в документах стратегического планирования по конкретным отраслям.

Представитель Минэнерго подчеркнул также непредсказуемость ситуации в мировой энергетике, переживающей сегодня так называемый энергетический переход. Очевидно, что модель развития меняется от экстенсивной к интенсивной, но скорость, параметры и даже суть изменений предугадать невозможно.

В этих условиях необходимо переходить от целевых сценариев к так называемому риск-ориентированному подходу, отказаться от показателей объемов добычи как целевых индикаторов. Важнейшие задачи, которые нужно реализовывать в любых сценарных условиях, – это повышение монетизации запасов, ускоренное производство продукции высоких переделов, включая СПГ, ГМТ, нефтегазопереработку и нефтегазохимию, децентрализация и цифровизация всех отраслей ТЭКа, приведение показателей эффективности по отраслям к лучшим мировым аналогам.


Условия для рывка

– К предыдущему варианту Энергостратегии-2035, активно обсуждавшемуся в 2015‑2017 годах, было много замечаний, он утратил актуальность в процессе доработки и не был принят. Еще более несоответствующим современным тенденциям и вызовам глобального энергетического перехода является действующий документ, утвержденный в 2009 году, – напомнил председатель Комитета Государственной Думы по энергетике Павел Завальный. – Отсутствие актуальных официальных документов стратегического планирования создает определенные трудности для дальнейшего устойчивого развития энергетического комплекса.

– В сам подход к стратегическому планированию в энергетике сегодня заложены пороки, которые и приводят к не устраивающему никого результату, – уверен руководитель отдела исследований энергетического комплекса мира и России ИНЭИ РАН Вячеслав Кулагин.

По его мнению, это фактическое отсутствие четкой включенности энергостратегии в общую систему государственного планирования, несинхонизированность меж­отраслевых планов, отсутствие методической базы по расчету показателей, срокам и обмену информацией. Отсутствие актуальной Энергостратегии приводит к отсутствию и других отраслевых документов. При этом сегодня благодаря национальным проектам, рассчитанным до 2024 года, сложились достаточно благоприятные условия для предписанного проектом Энергостратегии модернизационного рывка, но что будет за горизонтом этого периода в постоянно меняющихся экономических условиях, не знает никто.


Замечания и предложения

– Для Энергостратегии как документа общего порядка важнее учесть и спрогнозировать основные мировые тенденции развития энергетики, чем расписать конкретные отраслевые нюансы, с тем чтобы представители отраслей, выстраивая свои планы, четко ориентировались на них, – считает первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Валерий Селезнев. – При этом обсуждающийся проект, скорее игнорирует часть таких тенденций, например, связанных с развитием ВИЭ, теплоснабжения и так далее.

Член правления – заместитель председателя правления Ассоциации «НП Совет рынка» Олег Баркин отметил недостаток внимания, уделяемого в проекте стратегии проблемам снижения перекрестного субсидирования в электроэнергетике и повышения платежной дисциплины за энергоресурсы. Между тем, без решения этих проблем невозможно повышение эффективности функционирования всей электроэнергетики, что является важнейшей стратегической задачей.

Директор Ассоциации «Совет производителей энергии» Дмитрий Вологжанин акцентировал внимание собравшихся на необходимости создания скользящего режима актуализации стратегии, тем более что в условиях быстрой трансформации мировой энергетики риск появления «черных лебедей» нарастает.

Директор департамента перспективного развития ПАО «РусГидро» Роман Бердников заметил, что во всех стратегических документах традиционно много внимания уделяется углеводородам и ВИЭ, но про гидроэнергетику забывают. При этом наличие в России таких гидроресурсов, несомненно, относится к конкурентным преимуществам, позволяющим сделать нашу энергетику низкоуглеродной. Необходимо более полное использование потенциала гидроресурсов страны, и это должно стать именно стратегическим подходом.

Директор Ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Василий Киселев полагает, что проект Энергостратегии содержит ряд недостижимых показателей и недостаточно эффективные механизмы реализации уже поставленных в утвержденных Президентом других стратегических документах задач. Он также предложил указать в качестве интегрального показателя эффективности работы электроэнергетики достижение электроемкости ВВП не выше 4 %.

Президент Российской Ассоциации малой энергетики Максим Загорнов посетовал, что проект энергостратегии по‑прежнему не придает значения развитию распределенной энергетики, при том, что это – один из основных мировых трендов, и фактическое развитие распределенной генерации в России идет в русле этого тренда. Именно распределенка может придать новое качество конкуренции на розничных рынках электроэнергии. Необходимо создание нормативной базы распределенной энергетики.

Член комитета Совета Федерации по экономической политике Юрий Важенин считает, что в проекте уделяется недостаточно внимания вопросам повышения коэффициента извлекаемых запасов (КИН) и полезной утилизации ПНГ. При том, что повышение КИН – это та самая возможность максимизации эффекта освоения минерально-сырьевой базы, снижение объемов безвозвратно потерянных объемов нефти и так далее. А полезная утилизация ПНГ – это дополнительные возможности производства продукции высоких переделов и достижение экологических и климатических целей.

Исполнительный директор Российского газового общества Роман Самсонов озвучил мнение членов РГО о необходимости прописать в документе риски – возможности-угрозы, а также сценарий комплексного развития отрасли. Документы государственного стратегического планирования должны корреспондироваться друг с другом: стратегия – доктрина – отраслевая генеральная схема – генеральная схема региона, – отметил эксперт. Энергостратегия требует постоянного мониторинга и ежегодной актуализации, при этом участие независимого профессионального сообщества должно быть обязательным.

Президент Санкт-Петер­бургской международной товарно-сырьевой биржи Алексей Рыбников полагает, что необходимо более внимательно отнестись к вызовам принципиального изменения механизмов формирования цен на энергоресурсы на мировых рынках и постараться включиться в формирование этих механизмов. Он также обратил внимание, что проект Энергостратегии содержит гораздо более абстрактные постулаты, касающиеся либерализации рынка газа, чем уже утвержденные президентом решения и решения, принимаемые на уровне ЕАЭС.


Минэнерго, Энергостратегия, Модернизация в энергетике, Минэкономразвития

Похожие Свежие Популярные