16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/381-382/9942539.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (381-382) январь 2020 года

Из крайности в крайность

К настоящему моменту в России заключено 1831 концессионное соглашение в отношении объектов коммунальной инфраструктуры с общей суммой инвестиционных обязательств свыше 257 миллиардов рублей, 95 % из которых – средства частного инвестора.

Если в крупных городах механизм концессии демонстрирует определенную эффективность, то в малых – наоборот. По мнению председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Павла Завального, это связано с несовершенством данного механизма.


Ситуация складывается не радужная

– Концессия как одна из форм государственно-частного партнерства (ГЧП) давно и успешно используется в мировой практике. ГЧП в ЖКХ дает возможность демонополизировать предоставление общественных услуг, обеспечить сбалансированный подход в управлении ЖКХ, – подчеркнул парламентарий в ходе круглого стола на тему «Концессии для малых городов и поселений», организованного Комитетом по энергетике совместно с Комитетом по жилищной политике и ЖКХ, и Комитетом по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления.

Действительно: концессии как инструмент ГЧП распространены во многих странах, в том числе, США, Великобритании, странах Европейского Союза, Китае и других – их положительный опыт стал одной из причин, почему в России для привлечения частных инвестиций в ЖКХ был выбран именно он.

Павел Завальный напомнил: специальными нормами законодательства Российской Федерации, регулирующими правоотношения в сфере теплоснабжения, водоснабжения, водоотведения, в сфере концессионных отношений, установлен специальный порядок передачи прав владения и пользования объектами ЖКХ, в соответствии с которым их передача возможна исключительно по концессионным соглашениям. Выбор способа передачи прав законодатель связывает с датой ввода указанных объектов в эксплуатацию.

– Однако данные требования фактически исключили возможность выбора органами местного самоуправления формы конкурса и формы договора в отношении объектов ЖКХ. Поиск заинтересованного в заключении соглашения инвестора в сельской местности и малых городах вызывает немалые затруднения, – сетует депутат. – Зачастую потенциальными участниками конкурса на заключение концессионного соглашения являются представители малого и среднего бизнеса, ранее эксплуатировавшие объекты ЖКХ по договорам аренды. Им сложно привлечь достаточные инвестиции. Они могут относительно рентабельно работать на условиях договора аренды, но оказываются неконкурентоспособными по сравнению с крупными участниками рынка при проведении конкурсного отбора. В то же время крупные участники не изъявляют желания оказывать соответствующие услуги в сельской местности и маленьких поселениях, участвовать в конкурсе или заключать концессионное соглашение. Кроме того, у малого бизнеса, работающего на упрощенке, при переходе на концессии возникает НДС 20 % и, соответственно, рост тарифов на 10‑12 %.

В итоге складывается не самая радужная ситуация, когда договор аренды заключать нельзя, концессионное соглашение заключать не с кем, а органы местного самоуправления обязаны обеспечивать надежное и бесперебойное теплоснабжение, водоснабжение и водоотведение.


Дополнительная нагрузка для инвестора

– Провозглашенный несколько лет назад принцип, что концессии – наше все, что это единственный рабочий инструмент в сложившихся реалиях, изначально казался мне неправильным, – говорит председатель Комитета Госдумы по жилищной политике и жилищно-коммунальному хозяйству Галина Хованская. – Как показывает практика, вложения в изношенные, старые инженерные объекты в малых населенных пунктах, практически не генерирующие денежный поток, невыгодны инвесторам, поскольку их сложно окупить. Увеличить денежные потоки можно, повысив тарифы, однако это вызовет социальное недовольство и рост неплатежей. В итоге инвестор может обанкротиться задолго до окончания срока концессии, а муниципалитет – получить дополнительный источник проблем и ухудшение ситуации в ЖКХ и социальной сфере.

В качестве возможного решения депутат предлагает ввести льготы и преференции для кандидатов в концессионеры – потенциальных инвесторов, чтобы они согласились взять на себя дополнительную нагрузку. Но и здесь есть «подводные камни»:

– Мне кажется, надо очень внимательно проанализировать эту схему – боюсь, несмотря на возможные преференции, такие концессии будут считаться нагрузкой, и активность тех, кто непосредственно займется решением данной проблемы, будет направлена в сторону больших финансовых потоков. По факту это происходит уже сегодня, – констатирует Галина Хованская. – Коллеги, нам нужно сообща подумать, как заинтересовать и инвестора, и исполнителя технических действий по замене инфраструктуры, находящейся в совершенно непригодном состоянии. К примеру, наш Комитет ответственен за водоснабжение, водоотведение, и мы хорошо знаем, что во многих городах, не только малых, но и средних, и некоторых крупных катастрофическая ситуация с водой. В концессию начинали включаться успешные водоканалы, которые приносят прибыль, в бюджет поступали определенные средства. Казалось бы, зачем менять правила игры? Это было абсолютно неразумно. Теперь возникают проблемы не только с налогами – лишние НДСы не помогают, а мешают, но и с кадрами – специалисты зачастую не могут подготовить комплект документов для прохождения необходимых процедур.


"Зачастую потенциальными участниками конкурса на заключение концессионного соглашения являются представители малого и среднего бизнеса, ранее эксплуатировавшие объекты ЖКХ по договорам аренды. Им сложно привлечь достаточные инвестиции. Они могут относительно рентабельно работать на условиях договора аренды, но оказываются неконкурентоспособными по сравнению с крупными участниками рынка при проведении конкурсного отбора."


Павел Завальный поддержал это мнение, заявив, что в России принято бросаться из крайности в крайности:
– Если в городах еще было какое‑то понятие чистой воды, то в небольших сельских пунктах всегда остро стояла проблема с очистными сооружениями, по сути, здесь никогда не было качественных систем очистки воды. До сих пор во многих поселках из‑под крана течет ржавая вода. И теперь мы пытаемся за счет частного инвестора решить все проблемы разом – 95 % средств в заключенные соглашения вложили именно инвесторы. Выходит, государство самоустранилось от решения некоторых проблем, это неправильно. В малых городах и небольших населенных пунктах есть исторические проблемы, которые нельзя решать только за счет инвестора.

На данный момент всего в 12 субъектах Российской Федерации профицитный бюджет, в остальных – дефицитный. Можно сколько угодно об этом говорить, но от этого сахар слаще не станет. Значит, нужно переходить к конкретным действиям, а именно привлекать средства федерального бюджета на условиях софинансирования, что позволит облегчить нагрузку, которая ложится на концессионера, и в концессию попадет больше объектов с модернизацией, новым строительством. Таким образом, нам удастся улучшить экономику в сфере ЖКХ за счет федерального, регионального и муниципального бюджета.


Барахтанье в пустом бассейне

Председатель Комитета Госдумы по федеративному устройству и вопросам местного самоуправления Алексей Диденко убежден: у муниципалитетов и регионов должны появиться дополнительные доходы, иначе инвестор туда не пойдет.

– Конечно, можно порекомендовать муниципалитетам войти в какие‑то федеральные программы и таким образом получить финансирование, но лучше дать им возможность самостоятельно на местах определять приоритеты, тем самым, повысится их финансовая самостоятельность.

Нынешнее барахтанье муниципалов с точки зрения финансовой и бюджетно-налоговой системы напоминает плавание в пустом бассейне, – говорит депутат. – Я считаю, что дополнительные источники доходов, в том числе налоговых, нужно оставлять в регионах, в муниципалитетах, чтобы они развивали коммунальную инфраструктуру через программные методы и другие способы.

Очевидно, сейчас у них нет средств ни на то, чтобы имущество на кадастровый учет поставить, ни на то, чтобы оценить объем необходимых работ, ни нормально зайти в конкурсные процедуры.

Сроки, предусматриваемые в законе, не совсем корректны для Крайнего Севера и других труднодоступных территорий. Вот и выходит, что некоторые главы, кто посообразительнее, понимают: если зайдут в эту процедуру, то на выходе из нее могут остаться без ответственного хозяйствующего субъекта, который этой, ключевой для поселения, проблемой будет заниматься в зимний сезон.

Алексей Диденко предложил сконцентрировать внимание не только на повышении финансовой самостоятельности муниципалитетов, но и дать им возможность использовать новые формы территориального устройства муниципалитетов, где это действительно нужно, и пересмотреть сроки в отношении хотя бы труднодоступных территорий. А также облегчить конкурсное законодательство, чтобы малые населенные пункты могли, и, что немаловажно, не боялись заходить в концессию.

– Сегодня наш Комитет получает обращения от глав муниципалитетов практически всех субъектов федерации, о том, что механизм концессий, на который возлагали большие надежды в плане модернизации сферы ЖКХ, замещения бюджетных инвестиций частными, не работает. В этой связи, регуляторам важно понять, что некоторые малые поселения просто по определению являются нерыночными территориями, где даже собственность и имущество не может представлять коммерческого интереса, – заявил спикер.


Должно быть право выбора

Директор Департамента развития ЖКХ Министерства строительства и жилищно-коммунального хозяйства России Светлана Никонова полагает, что нет единого рецепта, который бы подходил для каждого муниципального образования, учитывая климатические условия, сложившуюся на местах инфраструктурную базу, некоторые территориальные особенности, в том числе размещение производств, обеспеченность населения работой, уровень дохода и кадровый потенциал.

– Поскольку возможности у всех разные, модели управления коммунальной инфраструктурой могут быть различные. У местной власти должно быть право выбора, ведь именно она несет ответственность перед гражданами за проделанную работу, – комментирует представитель ведомства. – Наше глубокое убеждение, которое неоднократно высказывалось на публичных площадках, и сформировано как позиция министерства в проекте стратегии развития ЖКХ РФ на период до 2035 года заключается в том, что мы предлагаем не ограничиваться конкретными формами владения, а производить выбор из наиболее эффективной формы управления.

Будь это частное предприятие, акционерное общество со стопроцентным участием того или иного региона, муниципалитета – по этому пути сейчас идут несколько регионов в сфере водоснабжения, или это муниципальная государственная форма управления при ее эффективной реализации.

У нас есть и эффективные муниципальные предприятия, во главе которых стоят надежные хозяйственники, которые не только принимают качественные решения, есть но и видят на перспективу.

Как говорится, кадры решают все. Причем такие люди в сельских населенных пунктах, не нужно мешать им работать, не стоит ограничивать их в возможностях по получению мер господдержки, немного смещающихся в сторону концессионеров.

Все мы понимаем: концессия – перспективный механизм, и форма владения собственностью может быть любая, главное – обеспечить эффективный конечный результат – качественное оказание коммунальных услуг населению. А дальше уже должна подключаться система мер господдержки – без них не обойтись.

Светлана Никонова посетовала на то, что зачастую говорить о коммерческой составляющей в коммунальной инфраструктуре не приходится, особенно если речь идет о населенных пунктах, где проживают менее 100 тысяч человек.

– Парадокс в том, что учитывая необходимость поддержки, дотаций со стороны государства, мы продолжаем зарабатывать на этой отрасли, – рассуждает спикер. – В нашем понимании, абсолютно точно нужна система мер господдержки, состоящая из двух больших сегментов: поддержки операционной деятельности и поддержки в форме капитальных грантов, которые были бы направлены на обновление коммунальной инфраструктуры.

Но, учитывая, что сегодня в тарифах инвестиционный источник равен нулю, капитальные гранты не должны утяжелять тарифную нагрузку. Речь идет о безвозвратном капительном гранте.

В какой‑то перспективе, после того, как имущественный комплекс отслужит свой нормативный и физический срок, нам придется принимать решение о повторном проведении данной операции.



МНЕНИЯ

Анастасия Адодина, заместитель начальника Управления регулирования в сфере ЖКХ ФАС:

– Концессии в ЖКХ в малых поселениях действительно оказываются своего рода социальной нагрузкой для потенциального инвестора. Выходом здесь может быть механизм совместных торгов, когда вместе с коммерчески неинтересными объектами идут и привлекательные. Также целесообразно было бы дать больше прав инвестору и учитывать его мнению при формировании пакета имущества, выставляемого на такие торги.


Антон Чертов, начальник управления нормотворчества ПАО «Квадра»:

– Мы считаем, что не существует неинтересных концессий, существуют неинтересные условия их реализации. В том числе это касается малых населенных пунктов. На наш взгляд, в законодательстве недостаточно четко урегулирован вопрос возможности заключения концессионных соглашений одновременно в отношении объектов водоснабжения, водоотведения и теплоснабжения. Если посмотреть большинство муниципальных унитарных предприятий, которые действуют в сельской местности, это, как правило, многопрофильные унитарные предприятия. Соответственно, деление концессий на тепло и воду приводит к увеличению административных расходов. В статье 39 закона «О концессионных соглашениях» установлен запрет на объединение в объекте концессионного соглашения нескольких видов коммунальной инфраструктуры. Несмотря на разъяснение ФАС, что объединение тепла и воды возможно, норма остается прежней, ее никто не поменял. Это и препятствие, и риск, в частности, для кредитных организаций.

В то же время мы солидарны с ФАС в том, что необходимо разрешить частную концессионную инициативу и регламентировать в отношении объектов ЖКХ нескольких муниципальных образований. Это позволит снять с публичного партнера – концедента затраты, связанные с подготовкой конкурсной документации и ускорить процесс заключения концессионных соглашений.

Кроме того, сегодня установлены непонятные для нас ограничения, касающиеся бесхозяйных объектов – по концессионному соглашению могут быть переданы ранее бесхозяйные объекты, на которые оформлено право собственности концедента, при том, что эти объекты выявлены после начала реализации концессионного соглашения. С остальными объектами, ранее бесхозяйными, остается только один способ – передача их по договору аренды как технологически связанных, в соответствии с законодательством в градостроительной деятельности. Такой подход представляется не оптимальным.

Еще один серьезный момент. Несмотря на поручение правительства РФ, которое давалось в рамках «дорожной карты» по развитию инструментария государственно-частного партнерства, в бюджетном законодательстве до сих пор не определен порядок оценки реализации проектов с государственным участием с применением различных форм – государственного контракта, концессионного соглашения и иных. Соответственно, концессионеру сложно конкурировать с тем же муниципальным унитарным предприятием, заказчиком по госконтракту, с учетом того, что муниципалитету в силу различных причин намного проще иметь дело с контролируемым им МУПом, чем строить сложные отношения с концессионером. Этот подход не отражен в правилах предоставлениях субсидий – фактически при прочих равных условиях концессионер ставится в невыгодное положение.


ЖКХ, Теплоснабжение, Инвестиции

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные