16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/379-380/6552394.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 23-24 (379-380) декабрь 2019 года

Ждали одно. Получили другое

Энергоэффективность Татьяна РЕЙТЕР 289

Федеральный закон «Об энергосбережении и повышении энергетической эффективности» № 261‑ФЗ от 23 ноября 2009 г., который регламентировал правовые, экономические и организационные основы для реализации энергосберегающих мероприятий был принят десять лет назад.

К тому времени уже действовал Указ Президента Российской Федерации от 4 июня 2008 г. N 889 «О некоторых мерах по повышению энергетической и экологической эффективности российской экономики», в котором были обозначены основные задачи по сокращению энергоемкости ВВП не менее чем на 40 % к 2020 году по сравнению с 2007‑м.


Хорошее начало – половина дела

Новый документ содержал очень конкретные шаги для достижения этих целей. Среди них – обязательная маркировка товаров по энергоэффективности и сокращение использования неэнергосберегающего оборудования, особое внимание уделялось лампам накаливания, оборот которых в бюджетных учреждениях с 2014 года предполагалось полностью запретить.

Закон впервые вводил обязательные требования по переходу на расчеты за энергоресурсы по приборам учета, по оформлению паспортов энергоэффективности новых зданий и сооружений, а также требования к бюджетным учреждениям с 2010 года ежегодно в течение 5 лет сокращать затраты на энергоресурсы на 3 % по отношению к уровню 2009 года.

Важным новвоведением становился обязательный энергоаудит раз в пять лет для организаций с определенным объемом энергопотребления. Это было необходимым для сбора и обработки данных об использовании энергоресурсов, расчета потенциальной экономии и составления необходимых мероприятий по энергосбережению и энергоэффективности, а также формирования ГИС.

Требования 261‑ФЗ распространялись также на госзакупки товаров и услуг. Кроме того, в документе впервые был описан механизм энергосервисных контрактов, которые давали возможность физическим и юридическим лицам достичь экономии энергоресурсов без вложения собственных средств в мероприятия и оборудование за счет энергосервисной компании. Наконец, в законе был прописан переход к долгосрочному тарифному регулированию, который должен был стать стимулом к повышению энергоэффективности естественных монополий.


Десятилетие спустя

Безусловно, к 2019 году в энерго­сбережении удалось достичь определенных успехов. Так, уровень энергосберегающего освещения, которое получило преимущественное развитие, в отдельных регионах достигает почти 40 % в сегменте уличного освещения. В новом жилом строительстве высокие классы энергоэффективности получают не менее 75 % зданий. Отмечено снижение удельных расходов ТЭР на промышленных предприятиях.

Тем не менее в государственном докладе о состоянии энергосбережения и повышении энергетической эффективности в РФ по итогам 2017 года отмечается, что основные проблемы в сфере энергосбережения и энергетической эффективности сохраняются. В частности, средний уровень внедрения ключевых энергоэффективных технологий остается низким и не превышает 25 %.

Практически не достигнуты ключевые показатели по оснащению приборами учета в 2012 году: для вводов тепловой энергии в бюджетном секторе он составляет 54 %, в МКД – 61 %, по электроэнергии – 72,6 % (к 2018 году). Один из наиболее эффективных методов сокращения теплопотребления – тепловой пункт с погодным регулированием – так и не получил широкого распространения: доля зданий бюджетных организаций, где установлено это устройство, отличается от региона к региону, но не превышает 7 %. Высокий класс энергоэффективности зданий получают преимущественно новые жилые дома (около 75 %), но в то же время значительная часть жилья и более 80% зданий, эксплуатируемых организациями бюджетного сектора, получают маркировки класса нормальный, пониженный и низкий, то есть требуют дополнительных мер по повышению энергоэффективности.

Чрезвычайно высокой остается доля затрат на ТЭР в ряде секторов промышленности и в сельскохозяйственном производстве – до 30‑35 % при производстве кормов.

Не получил ожидаемого развития механизм привлечения внебюджетных средств: энергосервисные компании зарегистрированы в 34 субъектах РФ. Большинство из них предоставляет энергосервисные услуги в качестве дополнительного вида деятельности. Что касается энергоаудита, то его отмена как обязательного периодического мероприятия практически свела к нулю деятельность организаций, которые специализировались на оказании этой услуги.

Таким образом, большинство целей 261‑ФЗ оказались не до конца реализованными. Как отмечается в проекте новой Энергетической стратегии, энергоемкость российской экономики с 2008 года по 2018 год снизилась всего на 17‑18 %, уровни энергоемкости производства важнейших отечественных промышленных продуктов по‑прежнему оказываются выше среднемировых в 1,2‑2 раза, а по отношению к лучшим мировым практикам – в 1,5‑4 раза. Авторы документа уверены, что «в сфере энергосбережения потенциал текущего цикла структурных сдвигов в отношении снижения энергоемкости в основном исчерпан, а технологическое сбережение сдерживается дефицитом инвестиций, недостаточной эффективностью мер государственной политики по их мобилизации и ограниченной мотивацией потребителей энергии к повышению энергоэффективности».


Новые горизонты

В минувшем году после долгого обсуждения правительство утвердило Комплексный план мероприятий по повышению энергетической эффективности экономики РФ. Реализовать задачи по перезапуску программы экономии ресурсов поручено Минэкономразвития, Минэнерго, Минобрнауки, Минфину, Минпромторгу, Минкомсвязи, Минприроды, Росимуществу, Ростехнадзору, Федеральной антимонопольной службе, органам местного самоуправления, а также предприятиям промышленности, бюджетной сферы и жилищно-коммунальному сектору.

По сравнению с утвержденной в 2010 году госпрограммой «Энергосбережение и повышение энергетической эффективности на период до 2020 года» цели нового документа выглядят намного скромнее. К 2025 году энергоемкость валового внутреннего продукта должна снизиться на 12 %, а к 2030‑му на 23 % к уровню 2016 года. Указан также ежегодный показатель: снижение энергоемкости ВВП на 1,5 % в год.

В качестве финансовых стимулов для участников рынка рассматриваются в том числе дифференцированные налоговые ставки на объекты недвижимости в зависимости от класса их энергетической эффективности. Министерству экономики предстоит вместе со Сбербанком, Газпромбанком, ВТБ и ВЭБом разработать предложения по типовым банковским решениям по привлечению в проекты и мероприятия по энергосбережению и повышению энергоэффективности «зеленых финансов». Кроме того, предполагается законодательными мерами увеличить количество энергосервисных контрактов – до тысячи в 2020 году и до двух тысяч в 2030‑м, то есть почти втрое больше, чем заключено в 2016 году (740 контрактов).



МНЕНИЯ

Антон МорозАнтон Мороз, вице-президент НОСТРОЙ, член Совета НОПРИЗ, член Совета НОЭ:

Закон 261‑ФЗ был необходим для принципиального старта развития проектов в области энергоэффективности и энергоресурсосбережения. Он дал определенный толчок появлению ряда документов, которые позволяют, хоть и очень медленно, вводить энергосберегающие технологии на рынок российского строительства.

Но в связи с тем, что закон не содержал каких‑то запретительных, ограничительных или принудительных мер в части обеспечения энергоэффективности зданий и сооружений, особенно строящихся жилых зданий и промышленных объектов, он превратился в формальность: большинство застройщиков фактически пошли не по пути реального внедрения энергосберегающих и энергоэффективных технологий, а констатации их в рамках раздела проекта с дальнейшим уходом от исполнения по факту сдачи здания в эксплуатацию.

Из-за отсутствия контроля в этом направлении особого влияния на повышение уровня энергоэффективности зданий закон не оказал. Однако для ряда крупных промышленных предприятий он способствовал заключению энергосервисных контрактов, которые в действительности помогли сэкономить немалые бюджетные средства экономике как самих предприятий, так и страны.

Еще одной проблемой стал достаточно формализованный порядок энергоаудита. В определенный момент проведение энергоаудита для большинства обязательно подлежащих ему объектов превратилось в профанацию – в составление документа без проведения визуального и инструментального энергоконтроля.

Однако сказать, что закон разочаровал, мы не можем. Он показал свою значимость, а в случае его развития и дополнения, а также принятия определенных подзаконных актов он мог бы лучше стимулировать энергоэффективность строительства, проектирования новых зданий, технологий, оборудования.

Сейчас закон существует, актуален, но требует редакций и дополнений, а также норм, которые будут вводить обязательность ряда процессов.


Алексей БусахинАлексей Бусахин, председатель Совета СРО СОЮЗ «ИСЗС-Монтаж», заместитель председателя комитета по инженерным системам НОСТРОЙ:

– В целом, итоги реализации 261‑ФЗ скорее разочаровали: стимула, основанного на заинтересованности застройщика вкладывать деньги в энергоэффективные решения, так и не появилось, энергосервисные контракты развития не получили, требующие капитальных затрат энергоэффективные решения не применяются и при выборе решений они уступают место менее дорогостоящим вариантам. Говорить об актуальности закона можно будет тогда, когда он начнет приносить реальную выгоду застройщикам от инвестиций в более дорогие, но приносящие при эксплуатации экономию тепловой и электроэнергии.


Александр ЖуравлевАлександр Журавлев, советник директора Ассоциации СРО «БалтЭнергоЭффект»:

За время действия закона в его содержание было внесено 36 поправок другими законодательными актами, поэтому многие его положения претерпели существенные изменения. В частности, речь идет о положениях главы 4, посвященной энергетическому обследованию и деятельности саморегулируемых организаций. Если ранее в законе говорилось об обязательном энергетическом обследовании ряда лиц (органы государственной власти и муниципального управления, госучреждения, организации с регулируемыми видами деятельности и др.), то постепенно, исключая отдельные лица из общего списка, пришли к понятию «добровольного энергетического обследования», которое никого ни к чему не обязывает. Существующие энергоаудиторские организации, являющиеся членами саморегулируемых организаций в области энергетического обследования, привлекшие на работу специалистов-энергетиков и купившие аппаратуру и измерительные приборы, по сути, остались не у дел.Не достигнуты основные цели энергетического обследования, указанные в 261‑ФЗ.

Энергосервисные договоры (контракты) также не получили широкого распространения, так как зачастую требовали от заказчика или от энергосервисной компании использования собственных или заемных средств с труднопрогнозируемой окупаемостью оборудования и выполненных работ.


Экология, Энергосбережение, Энергоэффективность

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные