16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/378/5326426.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 22 (378) ноябрь 2019 года

Минимизировать иностранный софт уже рекомендовано

Тема номера Римма РЕМИЗОВА 700

Переход энергетики на отечественное ПО должен иметь взвешенный и экономически обоснованный подход.

В начале ноября 2019 года стало известно, что Минэкономразвития РФ предлагает запретить использовать зарубежное оборудование и софт на системах критической информационной инфраструктуры (КИИ). К ним относятся в том числе объекты электросетевого хозяйства. «ЭПР» попыталась разобраться, насколько риски велики и реально ли перевести российские энергокомпании на «отечественное».


Взгляд на проблему

Согласно Доктрине энергетической безопасности, утвержденной Указом Президента РФ от 13 мая 2019 г. № 216, одним из принципов обеспечения энергетической безопасности является приоритет внутреннего рынка. Таким образом, в целях обеспечения независимости в стране установлен ориентир на российские аналоги иностранного оборудования и софта, при наличии таковых.

В Минэнерго РФ обращают внимание, что вопрос перехода на «оте­чественное» требует детальной проработки на предмет видов российской продукции, приобретение которой возможно сделать обязательным. В частности, необходимо реализовать условия, позволяющие энергокомпаниям не снижать свою эффективность производственных процессов при приобретении отечественных аналогов.

Евгений Грабчак– Этот переход важен, особенно в условиях все более глубокого проникновения цифровых технологий в процессы отрасли. Другое дело, что не нужны крайности в виде одномоментного и повсеместного перехода на российские продукты. Мы за взвешенный, последовательный и экономически обоснованный подход, – комментирует заместитель министра энергетики РФ Евгений Грабчак.

Игорь РыжовРуководитель направления «Защита АСУТП» АО НИП «Информзащита» Игорь Рыжов считает, что не стоит трогать технологию, если она позволяет производить высококачественный продукт. Необходимо защищать организационно и технически каналы взаимодействия с иностранной технической поддержкой, а также периметры и контуры использования иностранного ИТ-оборудования и ПО.

– Но если целесообразность замены иностранного оборудования и ПО подтверждена технической политикой предприятия, то, конечно, надо последовательно менять на российского производителя. И законодательные нормы здесь уместны – главное, обеспечить выполнимость задаваемых нормативов, – говорит эксперт.

Дмитрий АвраменкоПо мнению руководителя Центра компетенции ИБ АСУ ТП «ICL Системные технологии» Дмитрия Авраменко, если в сегодняшних реалиях полностью запретить использование зарубежного оборудования и софта в системах обеспечения безопасности на объектах КИИ, то это, скорее, снизит уровень безопасности, чем повысит его.

– Некоторых классов решений в РФ либо нет, либо они лишь формально закрывают требования, но защищают недостаточно, либо базируются на open source разработках и очень сильно от них зависят, – убежден Дмитрий Авраменко. – Для повышения уровня безопасности объектов КИИ вместо полного запрета корректнее рассматривать введение определенных требований к используемому оборудованию и ПО, которые позволят существенно снизить риски.

Алексей Кулешов– Российские производители не располагают достаточными мощностями, чтобы заменить все иностранное ПО. Слишком много уникальных узко заточенных западных решений, которые разрабатывались и оттачивались десяти летиями, их сложно заменить по щелчку пальца, – отмечает директор департамента организационного развития и технологий ИТ-компании ОТР Алексей Кулешов.


А в чем же риски

Значительные темпы роста автоматизации процессов в отрасли, сложная внешнеполитическая обстановка обуславливают значимость процесса импортозамещения. По данным экспертов, наибольший риск всегда находится в области программных решений уровня SCADA-систем, к которым относятся автоматизированные системы управления технологическими процессами (АСУТП), автоматические системы управления электроснабжением, автоматизированные системы коммерческого учета энергоресурсов, а также диспетчерский контроль и управление оборудованием.

– Прежде всего, необходимо учитывать экономические и политические риски, а также угрозы, связанные с возможностью потери и перехвата управления, необратимому негативному изменению параметров функционирования (разрушению) или существенному снижению безопасности эксплуатации объекта электроэнергетики. Некоторые риски можно нивелировать с помощью превентивных и компенсационных мер, некоторыми можно пренебречь, самые значительные должны решаться через использование продуктов российского производства, – считает Евгений Грабчак.

Дмитрий РоговПо мнению директора по технологическому развитию компании «АйДи – Технологии управления» Дмитрия Рогова, все зависит от класса ПО. Как правило, энергетические компании всю критически важную ИТ-инфраструктуру надежно закрывают от внешних воздействий и вторжений. С другой стороны, в связи с санкционной ситуацией и политическими моментами появляются риски другого рода – например, компания Oracle вводит ограничение на распространение своих продуктов на территории РФ, например в Крыму. И это явный тренд в политике многих западных вендоров.


Сроки и реальности

В Минэнерго РФ отмечают, что большая часть ПО, которое используют энергетические компании, иностранного производства. Безусловно, переход на оте­чественные изделия необходим и в отношении технических средств, и в отношении программных продуктов, начиная с операционных систем и заканчивая прикладными программами. Но процесс этот сложный и подчас болезненный для многих субъектов отрасли.

В силу того что энергокомпании являются самостоятельными хозяйствующими субъектами, прогнозировать дату перехода на российское ПО всей отрасли не представляется возможным.

– Считаем разумным, если замена будет происходить поэтапно. В первую очередь на вновь строящихся и модернизируемых объектах, а также там, где высока вероятность реализации рисков и возможный ущерб от наступления неблагоприятного события. Не будем забывать и о том, что в отрасли проходят процессы цифровизации, и информационная инфраструктура будет значительно расширяться. Вот здесь и должны изначально внедряться российские решения, – говорит Евгений Грабчак.

Максим ЛипатовВ этом контексте технический директор системы ПРАНА компании «РОТЕК» Максим Липатов отмечает, что в такой консервативной сфере, как энергетика, нередко сталкиваешься с инертностью и скептическим отношением к цифровой трансформации в целом и к российскому софту в частности. Но в подавляющем большинстве случаев это противодействие идет не со стороны руководства компаний, которое хорошо понимает необходимость цифровизации, а от менеджмента среднего звена и линейного обслуживающего персонала, который оказывается не готовым работать в условиях абсолютной прозрачности всех процессов.

И все же в силу особенностей отрасли эксперты видят большие возможности для перехода на «оте­чественное». При этом сроки, если они будут грамотно представлены в законодательных актах, могут быть драйвером внутри компаний и, безусловно, будут развивать рынок производства и услуг внутри страны. Весьма хороший показатель по замещению можно получить уже через 7‑8 лет.

Дмитрий СорокинРуководитель отдела развития продаж отечественного ПО группы компаний Softline Дмитрий Сорокин обращает внимание, на то, что энергокомпании давно присматриваются к отечественному софту. Но план перехода к импортонезависимым решениям должен быть индивидуальным для каждой организации, с учетом особенностей ее работы и обеспечения непрерывности рабочих процессов.


Перспективы импортозамещения

Расходы, необходимые для перехода отрасли на «отечественное», оценить сложно. Эксперты отмечают, что к любой называемой цифре стоит относиться с долей скепсиса. Во-первых, проблема в отсутствии полного перечня российского ПО и оборудования, которое должно заменить иностранные аналоги. Во-вторых, критерии российского происхождения остаются дискуссионным вопросом.

Алексей Кулешов считает, что, несмотря на то что работа по снижению зависимости энергетических компаний от западных технологий и оборудования началась еще в 2014 году, говорить об итогах слишком рано. Импортозамещение – процесс долгий, сопряженный с огромным количеством рисков и затрат. Но, безусловно, поступательное развитие идет, например, к 2018 году, по данным Минэнерго, около 19 крупнейших компании ТЭКа реализовали уже более 100 проектов импортозамещения.

Александр КоробковГенеральный директор компании – разработчика ПО для видеоанализа Macroscop Александр Коробков отмечает, что в отсутствие глобальных лидеров ИТ-рынка из России, обсуждаемые цели нельзя назвать однозначно достижимыми. Тем не менее государство активно подталкивает частные компании к минимизации использования иностранных продуктов. Опыт показывает, что энергокомпании уже используют российский софт: «Ижевские электрические сети», АЭС «Колатомэнергоремонт», «Подольская электросеть» и др.

Артем Евланов– Сложилось мнение, что вопрос импортозамещения в российской экономике – однозначно негативный, что импортозамещение ведет к регрессу. Но это не так. Единственным существенным отрицательным моментом является невысокий темп перевода компаний на российское оборудование. Преимуществ же гораздо больше, – убежден генеральный директор ООО «ИНТЭК-Строй» Артем Евланов.


Ложка дегтя

Владимир ТрофименкоГенеральный директор представительства компании Mankiewicz Gebr. & Co. в России и странах СНГ Владимир Трофименко предлагает задаться вопросом: по каким причинам энергокомпании не используют исключительно российский продукт?

– Если бы на сегодня российские интеграторы и производители могли бы полностью закрыть потребность энергетики по оптимальным решениям, это бы произошло естественным образом, – убежден Владимир Трофименко.

Денис БатранковВ свою очередь независимый консультант по информационной безопасности Денис Батранков отмечает, что проблема заключается в том, что те, кто обсуждает тему замещения импортного софта на российский, не знают, как пишутся программы.

Здесь есть один важный нюанс: любой программный продукт использует сторонние библиотеки. Библиотека – это уже готовый код, который можно использовать, чтобы не повторять уже сделанное кем‑то. Мало того, он может быть защищен авторским правом, и это требует использовать этот код. Это могут быть библиотеки, использующие графический процессор или специфичный функционал управления технологическим оборудованием, или криптографические функции и др.

– Если вы хотите, чтобы весь продукт стал российским, то это значит, что нужно переписать все библиотеки. То, что 30 последних лет создавалось всем человечеством, нужно отменить и написать заново. Сложно представить, сколько на это нужно средств… И сколько времени это займет, – резюмирует Денис Батранков.



Электроэнергетика, Цифровизация, Информационные технологии

Отправить на Email