16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/378/4592434.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 22 (378) ноябрь 2019 года

Профбезопасность пойдет под гильотину?

Охрана труда Ольга МАРИНИЧЕВА 194

Сложившийся еще в эпоху СССР реактивный подход к охране труда, подразу­мевающий ведущую роль государства и доказавший свою эффективность в недавние годы, практически исчерпан. В этом уверен начальник отдела политики охраны труда департамента условий и охраны труда Минтруда РФ Денис Зибарев.

Доказательство тому – динамика зарегистрированных несчастных случаев на производстве. В минувшем 2018 году их количество снизилось по отношению к 2017 году на 1,99 %. Общее число погибших в результате несчастных случаев снизилось на 1,44 %. За предыдущие 10 лет этот показатель сократился почти втрое. Такие цифры были озвучены в ходе научно-практического форума здоровья и безопасности #РИСКАМНЕТ-2019.

Настало время для капитальных преобразований – формирования риск-ориентированного законодательства, направленного не столько на подробную регламентацию процесса безопасного выполнения работ, сколько на внедрение системы снижения вероятности профрисков. Пришла пора и для пересмотра устаревших надзорных требований к бизнесу («регуляторная гильотина»), самые «древние» из которых были приняты в годы становления советской власти и не отменены до сих пор. «Новый 2021 год страна должна встретить с обновленной правовой базой», – напомнил представитель Минтруда. Но компании, которым предстоит работать по новым правилам, опасаются, что чрезмерное рвение в процессе избавления от избыточного регулирования может создать новые риски и противоречия.

– В последние годы мы наблюдаем противоречивый процесс: с одной стороны, налицо устойчивое снижение числа несчастных случаев на производстве, как и снижение доли работников, занятых в неблагоприятных условиях труда, – говорит Денис Зибарев. – С другой стороны, мы видим, что 90 % несчастных случаев на производстве связаны с отсутствием профессионального обучения, ненадлежащим распределением обязанностей, низким качеством планирования работ и только 10 % – с техническим фактором.

Система охраны труда, созданная для индустриальной экономики, перестает отвечать новому экономическому укладу с его автоматизацией, удаленным взаимодействием сотрудников и работодателя, новыми профессиями и новыми стрессами. Впрочем, «человеческий фактор» является одной из ведущих причин производственного травматизма и профессиональной заболеваемости не только в России, но и во всем мире.

– Большинство причин, по которым люди пропускают рабочие дни, связаны не с основной трудовой деятельностью, а с психологическими причинами, стрессами и социальными факторами, не имеющими прямого отношения к работе, – подчеркивает генеральный секретарь Международной ассоциации социального обеспечения (МАСО) Ханс-Хорст Конколевски.

Пока что отечественная статистика экономических потерь, связанных с несоблюдением норм охраны труда, не учитывает потерь из‑за профессионального выгорания и иных психологических проблем. При этом российские компании, в том числе и энергетические гиганты, уже начинают проводить психологический мониторинг, учат своих сотрудников справляться с эмоциональным выгоранием и ежедневными стрессами. В борьбе со стрессами используются самые различные инструменты – от техник самодиагностики до медосмотров и «умных» гаджетов, позволяющих отслеживать тревожные симптомы. Как напоминает региональный руководитель отдела ОТ и непрерывности бизнеса ООО «Новартис Фарма» Татьяна Борисова, «в мире и в России существует огромное число практик, позволяющих не изобретать велосипед, а брать готовое решение и подстраивать его под свои индивидуальные нужды».


Умные гаджеты

«Заботливые» гаджеты, такие, как «умные» браслеты или защитные шлемы с датчиками, не только предупреждают стрессы и сигнализируют о попадании человека в опасную для жизни и здоровья зону. Они помогают разгадать уловки хитроумных граждан, которые работают «спустя рукава» и создают повышенные риски не только для своих коллег, но и для посторонних лиц.

Пример такой работы – задание электросетевой компании МОЭСК по отслеживанию передвижений обходчиков, которые контролируют состояние трансформаторов. Ни для кого не секрет, что многие из представителей этой профессии придерживаются принципа экономии сил и не инспектируют все порученные им объекты. Между тем выход из строя одного трансформатора может оставить без света несколько районов Москвы.

Какой эффект дает применение «умных» гаджетов и других «атрибутов» промышленного интернета вещей? К примеру, компания «Северсталь» благодаря технологиям машинного обучения и анализу полученных данных добилась экономии около 200 миллионов рублей в год, а автомобильный завод УАЗ, вложивший в проект мониторинга транспорта около 100 тысяч рублей, получил экономический эффект до 2,5 миллионов рублей в месяц. Уникальные возможности для профобучения и отработки полученных навыков открывает использование технологий виртуальной реальности. Исследования показывают, что после обучения с применением этих технологий в долговременной памяти работников сохраняется до 80 % информации. А такие ситуации, как тушение пожара, отработать «заочно», без применения подобной технологии, просто невозможно.


Требования безопасности

И все же надеяться исключительно на добрую волю бизнеса, который забудет о корыстных интересах и направит все силы на предупреждение производственного травматизма и ЧП с трагическими последствиями, – утопия. Правила безопасности по‑прежнему пишутся кровью, а российским законодателям предстоит найти «золотую середину» между требованиями безопасности и звучащими с вершины властного Олимпа призывами «прекратить кошмарить бизнес». Об этом напомнил инспектор отдела нормативно-технического и перспективного развития пожарной безопасности Департамента надзорной деятельности и профилактической работы МЧС РФ Илья Счастливый, указав на то, что стимулом к разработке новых правил совершенствования пожарного надзора стала прошлогодняя трагедия в кузбасском торговом центре «Зимняя вишня». Разработка соответствующего законопроекта началась буквально на следующий день после ЧП. «Мы рассчитываем на то, что этот закон будет принят в рамках осенней сессии», – говорит инспектор.

Главная идея законопроекта, сообщают его разработчики, – «обязательное участие органов государственного пожарного надзора в экспертизе проектной документации и подготовке заключения о соответствии построенного или реконструированного здания требованиям пожарной безопасности. По завершении строительства надзорные органы должны будут выдавать еще одно заключение – о соответствии построенного или реконструированного здания требованиям пожарной безопасности».

– Сегодня действует порядок, отстраняющий представителей государственного пожарного надзора от возможности требовать внесения изменения в проекты строящихся зданий на этапе, когда устранение нарушений еще возможно, – поясняет Илья Счастливый. – Инспектор пожарного надзора МЧС появляется на уже введенном в эксплуатацию объекте три года спустя, когда приходит срок проверки пожарной безопасности. В течение трех лет объект эксплуатируется бесконтрольно, и о том, что происходит за этот срок, мы можем только догадываться.


Новые предложения

Другие новации, предлагаемые законопроектом, – наделение Гос­пожнадзора правом аттестовать экспертов, которые привлекаются для подготовки проектной документации или оценки результатов инженерных изысканий в части обеспечения пожарной безопасности, обязанность обучения мерам пожарной безопасности руководителей и работников частных охранных организаций. Именно беспомощность охранного персонала стала одной из причин прошлогодней трагедии в «Зимней вишне», подчеркивает министерство.

Также предлагается наделить инспекторов госпожнадзора полномочиями по проведению рейдовых осмотров объектов с массовым пребыванием людей, в том числе торговых центров и кинотеатров, без уведомления об этом многочисленных собственников или арендаторов. Сегодня для того, чтобы провести проверку такого здания, необходимо владеть информацией обо всех юридических лицах, которые владеют, пользуются или распоряжаются имуществом. При этом план проверок на следующий год формируется в августе, в него включаются юридические лица, но не сам объект защиты.

– К моменту проверки там могут поменяться и собственники, и арендаторы, и это уже будут не те лица, которые включались изначально в план проверок, – поясняет директор департамента надзорной деятельности и профилактической работы МЧС – главный государственный инспектор по пожарному надзору Ринат Еникеев. – Соответственно, пожарный инспектор придет в торговый центр, узнает, что там другой собственник, и он должен развернуться и уйти. Но его задача – исследовать объект, инженерно-технический организм в целом и выдать предписание в случае выявления нарушений. Мы отдаем себе отчет, что малый бизнес – это драйвер рыночной экономики, что его нужно поддерживать, где‑то и уговаривать, и предупреждать по несколько раз. Но нам нужна отдача, нам нужно, чтобы бизнес понимал, что, если он не исполняет требования, его или закроют, или приостановят. Пока он понимает, что в большей степени бесправен пожарный инспектор.


По «лезвию бритвы»

Пройти по «лезвию бритвы» предстоит не только в создании законов, учитывающих требования безопасности и интересы бизнеса, но и при отсечении избыточных и устаревших нормативных требований, при предотвращении выдвижения дублирующих друг друга и противоречащих друг другу законодательных инициатив. Об этом напомнил заместитель технического директора по производственному контролю, охране труда и экологии ПАО «Фортум» Игорь Лыков, указавший на то, что избыточное законодательное рвение может обойтись слишком дорого.

– Сегодня практически каждое отраслевое министерство вторгается в смежные отрасли, пытаясь объять необъятное, – напомнил он. – В результате мы получаем избыточную зарегулированность, за последствия которой будет отвечать бизнес.

По словам энергетика, риск «выплеснуть с водой ребенка» содержит и запуск «регуляторной гильотины», о целесообразности которой говорили многие участники форума.

– Этот процесс должен быть согласован с бизнесом, отмена устаревших законодательных актов должна сопровождаться принятием новых актуальных решений, – подчеркивает он. – В противном случае мы может столкнуться с необходимостью пересматривать принятые в запале излишнего законодательного рвения решения.


Профбезопасность пойдет под гильотину?

Безопасность, охрана труда