16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/376/1981532.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 20 (376) октябрь 2019 года

Еще раз о сравнении цен на электроэнергию в России и за рубежом

Цена и себестоимость «дешевых» энергоресурсов для российского потребителя

В распоряжении нашего издания оказалась статья генерального директора Института проблем энергетики, профессора Булата Искандеровича Нигматулина «Методология сравнения цен товаров и услуг, включая электроэнергию для конечных потребителей, в России, в США и в других странах».

Известный специалист, с 1998 по 2002 год занимавший должность заместителя министра по атомной энергии, автор Энергетической стратегии РФ обращается к одному из самых спорных вопросов в экономике, связанному с ценообразованием электроэнергии.

Новый труд Б. И. Нигматулина является продолжением его статьи 2017 года «От щедрот российского потребителя», в которой отмечена парадоксальность ценообразования в российской электроэнергетике: при наличии в стране около 40 ГВт избытка установленных мощностей цена на электроэнергию растет опережающими темпами. В качестве основной причины автор указывает на «непомерные аппетиты и лоббистские возможности собственников и топ-менеджеров генерирующих и сетевых компаний», хотя официальным обоснованием этого роста, как правило, становится аргумент о якобы дешевом тарифе на электроэнергию и цену углеводородного топлива по сравнению с другими странами. При этом цена на электроэнергию в рублях пересчитывается в доллары по валютному курсу ЦБ, что, по мнению автора, можно считать экономическим невежеством.

Эксперт делает глубокий и обоснованный анализ российских цен на электроэнергию для населения и промышленности, последовательно рассматривая ряд факторов, влияющих на корректность расчета стоимости электроэнергии в России и, для примера, в США. В качестве источников статистических сведений использованы данные Росстата, Всемирного банка, МВФ, Центробанка за последние полтора десятилетия.


Стагнация экономики – стагнация энергопотребления

Прежде всего, в статье рассматривается методология международного сопоставления стоимости товаров и услуг в различных странах, которая базируется на расчете ВВП этих стран. Как поясняет автор, ВВП можно рассчитать, как суммарную рыночную стоимость (с учетом всех налогов) всех товаров и услуг, произведенных в стране в год для конечного потребления внутри страны и экспорта, но по внутренним ценам США и в долларах США. В данном случае США выбраны как эталонная страна сравнения (принято в ОЭСР). Полученный таким образом ВВП страны называется рассчитанным по паритету покупательной способности доллара ($ ППС) по всей корзине ВВП.

Показано, что сравнение между собой ВВП разных стран в конкретном году имеет экономический смысл тогда и только тогда, когда они представлены в $ ППС (ВВП) в том же году, т. е. пересчитаны по внутренним ценам США в долларах США (внутренние цены эталонной страны в валюте этой страны), а не с использованием валютного курса Центробанка ($ ЦБ).

Исходя из этих предпосылок, приведена динамика ВВП России в текущих и постоянных ценах в $ ППС и $ ЦБ в 2004‑2018 гг. За этот период ВВП в текущих ценах монотонно растет с 17,03 трлн руб. до 103,9 трлн руб. (за исключением кризисного 2009 г.), или в 6,1 раза. Однако значение ВВП в постоянных ценах 2004 г. (т. е. очищенное от ежегодных темпов инфляции) увеличилось всего в 1,4 раза – с 17,03 трлн до 24,1 трлн рублей.

Значения ВВП в постоянных ценах по годам (очищенные от инфляции) отражают реальное изменение ВВП страны: они используются для оценки ежегодных темпов изменения ВВП страны в определенный промежуток времени. Таким образом, за 10 лет с 2008 по 2018 год российский ВВП в постоянных ценах 2004 года увеличился всего с 22,37 трлн до 24,1 трлн рублей, или на 7,7 %, со среднегодовым темпом 0,75 %. Эти темпы связаны с соответствующими темпами роста (падения) энерго- или электропотребления в стране или другими макроэкономическими показателями, не зависящими от ежегодной инфляции.

Как следствие, значение ВВП в текущих ценах в национальной валюте в конкретном году, пересчитанное по курсу $ ЦБ этого года, не имеет никакого экономического смысла. Его использование как для сравнения со значениями ВВП других стран, также пересчитанных по валютному курсу $ ЦБ этих стран, так и для сравнения по годам в одной стране, а также для определения экономических параметров (энергоемкость и т. д.), в которые входят значения ВВП, является грубой ошибкой и приводит к неверным выводам.


ППС как коэффициент пересчета цен на электроэнергию

Особенностью России являются относительно небольшие объемы внешних перетоков электроэнергии. Доля импортного оборудования в общем производстве, транспортировке и распределении электроэнергии в стране не является определяющей. Топливо для электростанций (газ и уголь для ТЭС, ядерное топливо для АЭС) имеет только отечественное происхождение. Поэтому доля стоимости импортных товаров и услуг в цене электроэнергии в стране несущественна. Отсюда следует, что валютный курс $ЦБ не имеет никакого отношения к внутренней цене на электроэнергию в стране.

В России в 2017 г. цены на электроэнергию (включая все налоги) для промышленных и других потребителей (кроме населения) за 1 кВт-ч составили 0,204 $ ППС (4,96 руб.), а в США – 0,091 $ (разница – 2,24 раза). Для населения за 1 кВт-ч они равнялись 0,152 $ППС и 0,129 $, соответственно (разница 18 %). Это означает, что в России имеются другие товары и услуги (например, услуги здравоохранения, продовольственные товары и т. д.), у которых цены в рублях, пересчитанные в $ ППС, меньше цен на аналогичные товары и услуги в США в $ США настолько, что затраты конечных российских потребителей на приобретение этих товаров или услуг компенсируют их завышенные затраты на электроэнергию.

Так, в России суммарный объем затрат всех конечных потребителей на приобретение электроэнергии (0,906 трлн кВт-ч) составил 4,3 трлн рублей, или 4,7 % ВВП. В США на приобретение 3,72 трлн кВт-ч было потрачено $ 401,4 млрд или 2,07 % ВВП. Это означает, что в России, по сравнению с США, затраты конечных потребителей на электроэнергию в долях ВВП были в 2,3 раза выше. Наоборот, в США, по сравнению с Россией, общие затраты на здравоохранение в долях ВВП были в 3,2 раза выше.

В России в 2017 г. стоимость электроэнергии для промышленных и других потребителей, кроме населения, рассчитанная через валютный курс $ ЦБ, равняется 0,085 $ ЦБ за кВт-ч, а для населения – 0,064 $ ЦБ. Поэтому считается, что в России стоимость электроэнергии для промышленных и других потребителей (кроме населения) была «дешевле», чем в США на 6,6 %, для населения – на 50 %, или в 2 раза. На основании такого рода заблуждений и делаются неправильные выводы: во‑первых, о необходимости повышения цены электроэнергии для населения, чтобы снизить перекрестное субсидирование промышленными потребителями; во‑вторых, о возможности дальнейшего повышения цен для промышленных потребителей.


Индекс «Биг Мака»

Автор предлагает также рассмотреть еще одно обоснование возможности использования значения $ППС (ВВП) в качестве коэффициента пересчета стоимости товаров и услуг (включая электроэнергию), номинированных в национальной валюте и в $ США, сравнив индекс «Биг Мака» с $ ППС (ВВП).

Напомним, что индекс «Биг Мака» введен журналом The Economist в 1986 году в качестве оценки покупательной способности валют разных стран. Однако вместо всей корзины ВВП берется стандартный бургер «Биг Мак», который производится и продается компанией McDonald’s в большинстве стран мира.

Делается это для того, чтобы определить реальные обменные курсы валют различных государств, например обменные курсы рубля и доллара США (коэффициенты пересчета рублей в доллары США). «Биг Мак» удобно использовать в качестве эталона по двум причинам: McDonald’s представлен в большинстве стран мира, а сам «Биг Мак» содержит продовольственные компоненты практически полностью собственного производства в стране.

Этот способ позволяет увидеть несоответствие валютных курсов ЦБ реальному соотношению стоимости товаров и услуг в разных странах, тем более в странах с различным уровнем экономического развития. Например, в США в январе 2019 года средняя цена «Биг Мака» равнялась $ 5,58, а в России – 130 руб. В пересчете по валютному курсу ЦБ его цена равна 1,99 $ (1 $ ЦБ = 65,28 рубля, январь 2019 года). Рассчитанный таким образом индекс «Биг Мака» называется «сырым». Он показывает, что прямое использование валютного курса $ ЦБ в пересчете цены «Биг Мака» из рублей в доллары ЦБ неправомерно. Цена «Биг Мака» в России, пересчитанная таким образом, оказалась в 2,8 раза ниже, чем в США.

Что получится, если пересчитать цену «Биг Мака» из рублей в доллары по значению $ ППС (ВВП), рассчитанному по всей корзине ВВП? В России в 2018 году 1 $ ППС (ВВП) = 24,9 руб. Тогда цена «Биг Мака» равняется 5,22 $ ППС, что на 6,4 % дешевле, чем в США. То есть использование значения $ ППС (ВВП) в качестве коэффициента пересчета рублевой цены «Биг Мака» в России в долларовую цену в США достаточно точно отражает соотношение его цены между Россией и США.

Таким образом, значение $ ППС (ВВП) вполне возможно использовать в качестве интегральной оценки покупательной способности рубля к доллару. Или, что то же самое, в качестве коэффициента пересчета цен на потребительские товары (включая электроэнергию), номинированных в рублях, в $ США при их международном сопоставлении. Приведенное сопоставление показывает также, что в России в 2017 г. цена электроэнергии для населения по отношению к стоимости продуктов питания была дороже на 23 %, а в 2015 г. – на 17 %, то есть для населения в течение двух лет цена на электроэнергию опережала рост стоимости продуктов питания.

Электроэнергия

Похожие Свежие Популярные