16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/375/554147.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 19 (375) октябрь 2019 года

Энергетиком может быть даже домохозяйка. Портрет отрасли неизбежно меняется

Стремительное распространение и внедрение цифровых технологий, развитие возобновляемых источников энергии и другие знаковые тренды, которые мы наблюдаем сегодня, постепенно меняют портрет отрасли. Изменится ли роль энергетика?

С какими вызовами столкнется отрасль в обозримом будущем и сможет ли ответить на них, разбирались участники конференции «Энергетика: новые правила, новые возможности», состоявшейся в Москве 25 сентября. Организовал мероприятие ИД «Коммерсантъ».


Все карты в руки… кому?

– Одним из ключевых направлений последних лет стало развитие ВИЭ, соответствующая задача была поставлена правительством перед Минэнерго. Сегодня можно сказать, что отрасль запущена, мы можем оценить первые успехи, – отмечает заместитель директора департамента развития электроэнергетики Министерства энергетики РФ Андрей Максимов. – Еще несколько лет назад мы не являлись ни производителями, ни разработчиками оборудования, а сейчас у нас построены заводы, технологии либо выкуплены, либо появились собственные разработки. Причем, если говорить про солнечную генерацию, сформированы технологические цепочки, позволяющие добиться лучших результатов, чем зарубежные решения. Параллельно динамично развивается инфраструктура в сфере ветряной энергетики.

Представитель ведомства напоминает, что правительство наконец определилось с параметрами программы поддержки ВИЭ и готово продлить ее до 2035 года.

– Пока мы движемся небольшими темпами, но надеемся, что меры поддержки, которые предлагает государство, помогут компаниям развиваться в этом направлении. Тем более, обязательным условием поддержки станет экспортная составляющая, то есть мы будем поддерживать тех производителей, кто готов работать не только на территории России, но и намерен выходить на зарубежные рынки, конкурировать с иностранными производителями. К слову, это уже происходит: последние отборы в Казахстане показали, что наше оборудование востребовано. Поэтому, как говорится, все карты в руки коллегам, – подчеркивает Андрей Максимов.

Член правления – заместитель председателя правления Ассоциации «НП Совет рынка» Oлег Бapкин уверен, что сегодня, когда весь мир держит курс на возобновляемую энергетику, стоит опровергнуть скептические оценки доли ВИЭ в российской энергетике.

– В нашей стране доля ВИЭ в выработке электроэнергии с учетом всей гидрогенерации составляет около 18 %. Проще говоря, у каждого из нас «в розетке» почти 1 / 5 возобновляемой энергии. Несмотря на то что данный объем пока в основном заслуга исторического наследия в виде больших ГЭС, это неплохой показатель в мировом рейтинге, – комментирует Олег Баркин. – Если говорить о развитии новых видов ВИЭ, одним из главных недостатков действующей системы поддержки является создаваемая ей дополнительная финансовая нагрузка на потребителей и перекрестное субсидирование на рынке. Также текущая система слабо стимулирует инвесторов искать другие источники финансирования, новые рынки сбыта, повышать эффективность оборудования, поскольку через ДПМ на оптовом рынке гарантируется полный возврат всех инвестиций через плату за мощность. Что касается стоимости «зеленой» электроэнергии, уже сейчас четко прослеживается тренд на снижение цены за МВт-ч выработки на ВИЭ и в мире, и у нас. То есть достижение сетевого паритета – уже неизбежность.

Для следующего этапа развития «зеленой» генерации в России, считает представитель НП «Совет рынка», нужно обозначить цель по достижению конкурентоспособности отечественных ВИЭ на внешних и внутренних рынках. Это позволит отечественной индустрии возобновляемых источников энергии выйти на устойчивую и долгосрочную работу, которая не закончится с окончанием программы поддержки. Новая программа должна обеспечивать достижение этих целей, не увеличивая финансовую нагрузку на потребителей, но в перспективе снижая ее, а также учитывая технические особенности энергосистемы.

– Без субсидирования процентных ставок или иных форм льготного кредитования, без снижения налоговой нагрузки, то есть без тех мер, которые для инвесторов снижают стоимость привлечения капитала, мы не сможем получить конкурентные технологии, – убежден Олег Баркин. – Поэтому, на мой взгляд, основной фокус сейчас должен быть не на энергетической составляющей поддержки, а на финансовой.


Архаичная система

Технологическая основа современной энергетики кардинально изменилась, уверен председатель наблюдательного совета Сообщества потребителей энергии Александр Старченко.

– В настоящее время все идет в сторону технического усложнения и архитектурного упрощения – то есть становится технически сложнее на уровне работы всей системы, но гораздо проще логически, – констатирует Александр Старченко. – Энергетика перестала быть пирамидальной иерархической структурой, она стала плоской. Мы видим, как уже сегодня люди строят энергосистемы, основанные на микрогридах. Поверх этой новой архитектуры появляются новые рынки оборудования и услуг, связанных со строительством новой энергетики, основы для очень активной конкуренции в области энергосбыта.

До недавнего времени основным источником выручки в энергетике являлись продажи энергии, – напоминает эксперт. – В то же время были простые и понятные бизнес-модели, инновации появлялись преимущественно в сфере оборудования. В будущем же продажи энергии не будут основным источником выручки. Энергетика переходит к сложным бизнес-моделям. Инновации будут появляться в сфере оборудования, услуг и самих бизнес-моделях.

На фоне этого у потребителей появляется широкий выбор схем и технологий – те же микрогриды, накопители энергии, распределенная генерация, энергоэффективные решения, возможность управления потреблением. Следовательно, конкуренция в отрасли возрастает.

В результате можно получить общественную выгоду в виде более гибкой, устойчивой и экономичной энергосистемы. К примеру, выигрыш потребителей Великобритании от развития гибкости энергосистемы может составить от 17 до 40 миллиардов фунтов стерлингов за период до 2050 года. Неудивительно, что «продвинутые» регуляторы и участники рынка перестраивают бизнес под новые условия.

В России же все не так радужно: как отметил Александр Старченко, за модернизацию выдается продление устаревающих технологий и оптимизация существующих бизнес-процессов. Учитывая, что 8,2 триллиона рублей пойдет на продление ресурса ПСУ (программа модернизации ТЭС), 1,3 триллиона рублей – на цифровизацию сетей, в итоге мы получаем постоянно дорожающую, архаичную энергосистему, использующую современные цифровые подстанции.

– Поэтому новая энергетика в России пока развивается в основном на стороне потребителей, – резюмирует Александр Старченко.


Из отрасли уходит волшебство

Двумя яркими трендами отрасли сегодня являются повышение эффективности малых систем и «вымирание» профессии энергетика, – уверен председатель совета директоров АО «Ротек» Михаил Лифшиц.

– Курс развития российской энергетики определили Мин­энерго, Минпромторг и Правительство, запустив сначала программу ДПМ-1, а теперь и ДПМ-2. Таким образом, в ближайшие десять лет средства в энергетике будут направляться, в первую очередь, на модернизацию существующих энергообъектов. Интересный факт: в период реализации ДПМ-1, и это продолжится в ходе ДПМ-2, без всяких мер поддержки, без освещения этой темы, в страну привезли соразмерное количество газопоршневых и дизельных электростанций, которые работают не в режиме backup, а в режиме основного электроснабжения, – комментирует Михаил Лифшиц. – И если раньше наблюдалась некая настороженность в части надежности этих систем, сейчас они успешно конкурируют с традиционной генерацией.

По мнению главы АО «Ротек», одним из «крупнейших понижателей эффективности» являются сами сети – и в части их маржинальности, и в части потерь в них.

– Поэтому бизнес, там, где это выгодно, предпочитает ставить собственные источники энергии. К примеру, представленные сегодня на рынке генераторы на топливных элементах дают электрический КПД в 65 %. Поставив такую установку дома, можно уменьшить счет за электричество ровно в два раза. В Европе сейчас в домохозяйствах работают уже почти две тысячи таких генераторов, – говорит Михаил Лифшиц. – Одна из тектонических подвижек в энергетике сегодня – кратное повышение эффективности малых систем генерации. Если посмотрим на карту энергетики Дании, в которой 20 лет назад было 15 больших точек генерации, заметим, что в настоящее время там уже 200 небольших точек. Но мир очень разнообразный. Мы не можем поставить знак равенства между Россией и Данией, потому что есть историческая инфраструктура, которая эксплуатировалась очень долго, есть традиции и есть климат. Все это важно учитывать. К примеру, если у вас есть гейзеры, то самым рациональным вариантом будет использование геотермальной энергии. Допустим, на Камчатке геотермальное направление нужно поддерживать и развивать, поскольку оно в этих условиях будет самым эффективным и экологичным.

Меняется сегодня и портрет энергетика, уверен Михаил Лифшиц.

– Садясь за руль автомобиля 50‑х годов, понимаешь, что водитель – это профессия, ведь здесь отсутствует гидроусилитель, возможны проблемы с трамблером, необходимо шприцевание – все это нужно знать и уметь. Теперь же мы просто садимся в машину и едем, – констатирует эксперт. – Сегодня энергетиком может быть домохозяйка, у которой стоит собственный генератор или солнечная станция на крыше. Это реальное изменение портрета участника отрасли. Если децентрализация уже пришла, то цифровизация приходит достаточно тяжело. Традиционно большая энергетика – консервативная и кастовая история. Так вот цифровизация делает ее прозрачной, оттуда уходит некое волшебство, и многие против этого.



Альтернативная энергетика, Инновации, Распределенные источники энергии, Цифровизация

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.