16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/371-372/6042170.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (371-372) август 2019 года

Солнце плюс ветер минус вода

Гидроэнергетика Татьяна РЕЙТЕР 3521

Квоты, выделяемые малой гидроэнергетике в госпрограмме поддержки ВИЭ после 2025 года, значительно уступают планируемым вводам солнечных и ветровых электростанций. Эксперты рынка разбираются, почему так происходит.

Перспективы правительственной поддержки зеленой генерации в 2025‑2035 гг. еще находятся на стадии обсуждения. По предварительным данным, потолок инвестиционных ресурсов в отрасль на этот период может составить 400 млрд рублей. Из них около 30 млрд, возможно, будет направлено на строительство новой малой гидрогенерации (мощностью до 25 МВт). Ранее ключевые игроки рынка новой возобновляемой энергетики настаивали на полном перераспределении квот в пользу ветряных и солнечных электростанций.

Напомним, что возобновляемая энергетика в России поддерживается преимущественно за счет оптового энергорынка: с 2013 года в соответствии с выделенными квотами проводятся отборы с инвесторами, представившими лучшие условия (прежде всего, ценовые), и заключаются договоры на поставку мощности, которые гарантируют возврат инвестиций в течение 15 лет за счет повышенных платежей потребителей. Программа поддержки ВИЭ в 2014‑2024 гг. реализуется в соответствии Постановлением Правительства РФ от 28.05.2013 № 449 «О механизме стимулирования использования возобновляемых источников энергии на оптовом рынке электрической энергии и мощности».

Всего в рамках этой программы или, как ее называют, ДПМ ВИЭ до 2024 года планируется построить 5,4 ГВт солнечных, ветряных электростанций и малых ГЭС (МГЭС). Доля МГЭС в этом списке составляет менее 400 МВт.


Недооцененный ресурс

По данным Ассоциации «Гидроэнергетика России», наша страна располагает одним из богатейших гидропотенциалов в мире. Потенциал 2 млн российских рек, который экономически целесообразно использовать для строительства и дальнейшей эксплуатации гидроэлектростанций, составляет примерно 200 млрд кВт. ч в год. Сейчас этот потенциал используется только на 0,5 %. В базе данных Ассоциации хранится информация о 105 гидроэлектростанциях мощностью менее 25 МВт. Их суммарная установленная мощность составляет 470 МВт, годовая выработка – более 1 млрд. кВт. ч. Для сравнения, установленная мощность всех ГЭС в России – более 50 ГВт, годовая выработка – более 180 млрд кВт. ч.

Большая часть малых станций из этого перечня включены в ОЭС. Но есть еще 100‑150 малых ГЭС мощностью от нескольких кВт до нескольких МВт, которые работают на локального потребителя или в изолированной системе, обеспечивая электроэнергией отдаленные поселки, улусы и аулы в условиях, когда другие источники не доступны.


Экономический гидропотенциал малых рек оценивается в 200 млрд кВт. ч в год, но используется только на 0,5%.


Таким образом, функции малой гидрогенерации не ограничиваются только выработкой электроэнергии – она обеспечивает равномерность стока рек, водоснабжение. Строительство ГЭС малой мощности призвано стать одной из важных составляющих социального и экономического развития труднодоступных районов. На территории бассейнов малых рек, где сосредоточено 50 % общего стока рек страны, проживает до 44 % городского и 90 % сельского населения, в том числе в наиболее перспективных для реализации проектов малой гидроэнергетики регионах: Кавказ, юг Сибири, большая часть территории ДФО, есть еще некоторый потенциал рек на Северо-Западе. Однако использовать эти ресурсы ни государство, ни бизнес не спешат.



– Всего за семь лет в рамках конкурсных отборов проектов ВИЭ отобрано 11 проектов малых ГЭС суммарной установленной мощностью 168 МВт, что многократно меньше объемов солнечной (1 908 МВт) или ветровой (3 376 МВт) генерации, – отметил председатель правления Ассоциации «НП Совет рынка» Максим Быстров на открытии строительства Белопорожских МГЭС в июле этого года.

По его словам, основная доля отобранных проектов приходится на компании ПАО «РусГидро» (70,44 МВт) и ООО «НордГидро-Белый порог» (49,8 МВт). По итогам отборов 2018‑2019 гг. появились еще три участника, что говорит о возможной перспективе роста заинтересованности инвесторов в проектах малых ГЭС. Это ООО «ЭнергоМИН», ООО «Южэнергострой» и ООО «ЕвроСибЭнерго-Гидрогенерация», которые получили право реализации четырех проектов суммарной мощностью 47,8 МВт. Одним из них стала Сегозерская ГЭС в Карелии (8,1 МВт), ее строительством займется входящая в En+ Group компания «ЕвроСибЭнерго – Гидрогенерация».


Конкурировать стало сложнее

– Один из главных факторов, определяющих преимущественное развитие солнечной и ветряной генерации в нашей стране, это мощное лобби производителей соответствующего оборудования, – полагает исполнительный директор Ассоциации «Гидроэнергетика России» Олег Лушников. – Производители гидроэнергетического оборудования, гидростроители и гидроэнергетические компании, к сожалению,оказались слишком разобщены, чтобы в полной мере использовать возможности программы поддержки ВИЭ на период 2014‑2024 гг.».

Эксперт указывает также на то, что инвестору строительство МГЭС обходится и дольше, и дороже, чем ветро- и солнечные электростанции. Это связано с более длительными изысканиями, процессом проектирования и строительства, а также созданием нетипового уникального оборудования практически для каждой гидро­электростанции. Те же проблемы применимы к реконструкции, в которой нуждаются многие действующие МГЭС, поскольку более трети станций мощностью до 10 МВт были построены в 1900‑1960 гг.

Вместе с тем ГЭС имеет значительно превышающие другие виды установок, использующих ВИЭ, показатели, такие, как КПД, КИУМ (коэффициент использования установленной мощности) и срок службы. Нормативный КИУМ ГЭС составляет 38 %, ВЭС – 27 %, СЭС – 14 %. Сооружения и оборудование ГЭС можно эксплуатировать 50‑40 лет, что в 3‑4 раза дольше, чем срок службы фотоэлектрических модулей и оборудования ВЭС.

При проработке проектов МГЭС инвестор должен учитывать и тот факт, что по многим рекам, которые были исследованы ранее на предмет строительства МГЭС, и по уже реализованным проектам получить запланированный КИУМ гидроэлектростанций становится невозможно.

– Это связано с тем, что вопреки проектным решениям водные ресурсы отбираются другими водопользователями – например, для водоснабжения населения, для нужд сельского хозяйства или водного транспорта. др.). Иногда это является результатом компромисса власти в спорах с экологическими организациями, которые требуют изменить параметры проекта. Нередко, особенно в конце 1990 – начале 2000 годов, причиной становились недостаточность объемов изысканий или ошибки в водноэнергетических расчетах при проектировании, возникающими, в том числе, в связи с изменением климата, – поясняет Олег Лушников. – В итоге средний КИУМ ГЭС может снизиться от проектного на 20‑30 %. Причем речь идет не только о давно построенных объектах малой генерации, но и о введенных в 2000‑х годах. Эксплуатировать такую станцию собственнику невыгодно.


На 30.07.2019 объем мощности малых ГЭС, доступный к отбору до 2024 года, составляет всего 42 МВт – 541 МВт из первоначальных целевых объемов ввода мощности (751 МВт) перераспределен в пользу СЭС, ВЭС и ТКО. 



Еще одним препятствием, с которым сталкиваются гидроэнергетические компании, желающие выйти на конкурсы, проводимые в рамках ДПМ, с проектами строительства МГЭС, – явно недостаточный 5‑летний срок на реализацию этих проектов, что ведет к санкциям за нарушение сроков ввода энергообъектов в эксплуатацию.

Участники рынка указывают на несовершенство законодательства, которое предъявляет к проектированию, прохождению экспертиз, строительству и эксплуатации объектов малой гидроэнергетики такие же требования, как к строительству гидроэлектростанций масштабов Саяно-Шушенской ГЭС. В результате затраты только на охрану МГЭС составляют до 30‑40 % от постоянных затрат.

Генеральный директор En+ Group Владимир Кирюхин отмечает в интервью ТАСС, что по программе ДПM до 2035 года можно было бы построить около 1 ГВт МГЭС, но низкая проработка проектов малой гидрогенерации делает процесс как строительства самих станций, так и подачи документов на их включение в программу государственной поддержки ВИЭ более трудоемким в сравнении с ветряными и солнечными станциями.

По мнению инвесторов, в 5‑летний срок, отведенный на реализацию проектов, затруднительно осуществить проведение инженерных изысканий, разработать проектную и рабочую документацию, провести экологическую экспертизу и осуществить строительство гидротехнических сооружений, которое сопряжено с большим объемом земляных и бетонных работ и накладывающимися сезонными ограничения при строительстве.


Исправить ситуацию

Как пояснили «ЭПР» в Ассоциации «НП Совет рынка», с учетом низкого интереса инвесторов к проектам строительства малых ГЭС, 541 МВт из первоначальных целевых объемов ввода мощности (751 МВт) перераспределен в пользу СЭС, ВЭС и ТКО. По состоянию на 30 июля 2019 года объем мощности малых ГЭС, доступный к отбору до 2024 года, составляет всего 42 МВт. В Ассоциации считают, что объем отобранных проектов и количество участников отборов объективно указывают на отсутствие должной конкуренции.

Попытку сформировать консолидированную позицию о необходимости сохранения квоты малой гидроэнергетики при проведении конкурсных отборов инвестиционных проектов ВИЭ, предприняли в начале июля руководители ПАО «РусГидро», ОАО «ЕвроСибЭнерго», ООО «ЭнергоМИН», ООО «Южэнергострой», ООО «EcoEnergy» и Ассоциация «Гидроэнергетика России». Позицию гидроэнергетиков поддержали в ПАО «Силовые машины», ООО «Норд Гидро-Белый Порог», АО «Тяжмаш», АО «Трест Гидромонтаж».


Малые гидростанции строятся дольше и дороже, чем ветро- и солнечные электростанции, но по КПД, КИУМ и срокам службы они в 3-4 раза превышают другие ВИЭ.



Игроки рынка осознают, что с сокращением инвестиционных проектов гидроэнергетическая отрасль может утратить промышленных потенциал отечественных предприятий, лишиться технологий разработки электроэнергетического оборудования для малой генерации и рабочих мест при проектировании, строительстве и эксплуатации ГЭС.

– В нашей стране пока сохранился сильный научно-проектный комплекс, который располагает высокопрофессиональными кадрами, результатами изысканий по тысячам створов крупных и малых водотоков, проектной документацией, – говорит Олег Лушников. – Мы не растеряли потенциал в энергомашиностроении. Оборудование для малой гидроэнергетики производится, в том числе на флагманах российской промышленности и даже на предприятиях оборонно-промышленного комплекса. Во многом благодаря вводу новых объектов ПАО «РусГидро» сохраняется строительный потенциал гидроэнергетики. Университеты страны готовят хороших специалистов для отрасли, владеющих современными инструментариями для проектирования, строительства и эксплуатации ГЭС и ГАЭС. Вместе с тем, если на обозримую перспективу не будут запланированы новые объекты строительства, то мы потеряем отрасль, которой гордились не менее, чем достижениями в освоении космоса.



Преимущества малой гидроэнергетики:

– возможность обеспечения потребностей локальных потребителей;

– экологическая чистота;

– отсутствие топливной составляющей в стоимости электроэнергии;

– независимость от конъюнктуры цен на энергоносители;

– длительный срок службы гидроэнергетических объектов и оборудования (кратно превышает срок службы оборудования ТЭС,СЭС, ВЭС);

– возможность круглогодичной эффективной эксплуатации;

– высокий уровень локализации производства основного гидросилового и электротехнического оборудования;

– наличие аккумулирующей емкости и возможностей для регулирования в суточном / сезонном или годовом разрезе речного стока, защиты от затоплений, накопления запасов пресной воды, решения водохозяйственных задач.



К 1917 году построено 78 ГЭС суммарной мощностью 16 МВт.

С 1919 по 1941 год введено 950 МГЭС (32 МВт).

За 1945 год введено 641 МГЭС (18 МВт).

С 1951 по 1953 год построено 111 сельских МГЭС и 116 межколхозных МГЭС.

К 1954 году насчитывалось 6614 МГЭС (всего 322 МВт), доля которых в выработке электроэнергии для сельских потребителей достигала 24 %.

В 1954 году начат вывод из работы МГЭС в связи с разрешением подключения сельских потребителей к единой энергосистеме страны.

На 2012 г. функционировало около 300 МГЭС.

Сейчас количество МГЭС России составляет около 200 (по данным Ассоциации «Гидроэнергетика России»).

Солнце плюс ветер минус вода

Гидроэнергетика , Малая энергетика , ГАЭС , Возобновляемые источники энергии (ВИЭ)

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.