16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/371-372/6031607.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (371-372) август 2019 года

«Умная печать» строит рынок

Тема номера Ольга МАРИНИЧЕВА 1447

Российские компании, работающие в области аддитивных технологий, применение которых при строительстве энергообъектов постепенно растет, могут подтвердить истину пословицы «русские медленно запрягают, но быстро ездят».

К такому выводу пришли эксперты международной консалтинговой компании J’son & Partners Consulting, специализирующейся на изучении рынков телекоммуникаций, IT и инновационных технологий. На стороне российских разработчиков и производителей – сильная фундаментальная школа исследований, не утратившая свой потенциал и в провальные девяностые, производственная база, позволяющая закрывать собственные потребности, а в перспективе – работать на экспорт, политика государства и госкомпаний, направленная на поддержку аддитивных технологий. «Против» работают зависимость от импорта, в том числе и от зарубежного ПО, имеющего шансы попасть под очередной санкционный запрет, трудности нормативного характера, дефицит средств, необходимых для проведения НИОКР и для вывода производства на коммерческий уровень.


Статистика под вопросом

Не случайно лидерами развития аддитивных технологий являются госкопорации. В числе которых «Росатом», сообщивший о готовности выйти на серийное производство промышленных 3D-принтеров со следующего года, и Ростех, внедряющий технологии Индустрии 4.0 в двигателестроение и рассчитывающий повысить производительность труда на 30‑40 % за счет цифровых технологий.

Отдельные качественные показатели достижений аддитивного производства (АП) в России (двигатели, турбины, здания, материалы) уже сейчас вписывают Россию в число мировых лидеров по освоению технологий, считают эксперты. Но из‑за внедренческих, инвестиционных и коммерческих условий и все еще слабой кооперации значительно отстают гражданские отрасли производства в части применения АП и развития сферы коммерческих услуг.

Россия занимает на мировом рынке 3D-печати всего 1,5 %. Это более чем скромный результат, но есть основания полагать, что он не отражают реальное положение дел.

– Реальность может значительно отличаться от принятых систем количественных оценок из‑за недоучета разработок АП многочисленными российскими КБ, НИИ, различными ФГУП, в том числе теми, которые принадлежат к оборонному сектору, – отмечают в J’son & Partners Consulting. – Красноречивым свидетельством служит, например, история применения технологий АП и показательный высокий уровень оснащенности аддитивным оборудованием в АКБ «Сухой», НПО «ЦНИИТМАШ», ОДК, Ростех, «Рос­космос» и «Росатом».


Металлурги закрывают ниши

О перспективах роста для российских компаний говорят и зарубежные аналитики. Так, специалисты американской консалитинговой компании Wohlers считают, что производственные мощности российских производителей металлопорошков позволяют производить до 1000 тонн материалов для АП. Это свидетельствует как о высоком потенциале роста российского рынка АП, так и о возможностях экспорта – весь мировой объем металлопорошков оценивается в 700‑900 тонн.

Впрочем, сегодня перед российскими компаниями поставлена другая, не менее амбициозная и актуальная задача – заместить импорт металлических порошков для аддитивных технологий. Такую цель поставил входящий в состав Промышленно-металлургического холдинга Бориса Зубицкого тульский завод «Полема», сообщивший о готовности заместить до 90 % импорта порошков, необходимых для ремонта нефтегазового оборудования в арктических регионах.

– Ранее аналогичную продукцию производили только две компании в мире, а подобных установок в мире было всего лишь семь, – объявило предприятие, комментируя запуск первого в стране производства сферичных металлопорошков для 3D-печати, состоявшийся в сентябре минувшего года и реализованный благодаря поддержке Фонда развития промышленности. – Новое оборудование позволит нам полностью заместить импорт порошков для 3D-печати, MIM-технологий и покрытий. Такие порошки применяются и для нанесения защитных покрытий, позволяющих повысить износостойкость ответственных узлов и деталей, при этом равномерность подачи сферичного материала позволяет избежать или сократить необходимость дополнительной механической обработки поверхности.


«Русатом» готовится к экспансии

Курс на импортозамещение, касающийся как оборудования и материалов, так и офисного «железа», взял и «Росатом», создавший в 2018 году специализированную компанию-интегратора «Русатом – Аддитивные Технологии» (ООО «РусАТ», «дочка» АО «ТВЭЛ»).

– Сравнительно недавно на российском рынке промышленного 3D-оборудования преобладали зарубежные производители, такие, как EOS, Concept Laser, SLM-Solutions, 3D Systems, – признают отраслевые эксперты. – То же было и с происхождением металлического сырья, к которому «привязаны» принтеры.

Западные санкции, девальвация национальной валюты, удорожание стоимости импортного оборудования и сервиса стали стимулом для развития собственных компетенций – от презентации первого российского 3D-принтера по металлу, созданного с учетом тщательного изучения западных образцов, до подготовки к серийному производству линейки 3D-принтеров RusMelt и разработки системы национальных стандартов для внедрения инновационной продукции в промышленность.

Для работы с принтерами RusMelt будет создано свое ПО, способное к адаптации под потребности заказчиков, для продвижения продукции – Центры аддитивных технологий, которые будут выполнять заказы по 3D-печати и демонстрировать возможности технологий «Русатома» потенциальным заказчикам.

В планах атомщиков – нарастить портфель заказов, в том числе и зарубежных, до 25,9 млрд рублей к 2025 году, к 2030 году – до 61,6 млрд рублей. По итогам первого года деятельности объем заказов составил около 2 млрд рублей.

Сам «РусАт» принимает во внимание и рост рынка, и рост конкуренции, оценивая внешнюю среду как «предельно жесткую». И все‑таки, как считает генеральный директор компании Алексей Дуб, компания, создавшая собственное оборудование «за считанные годы», «может в техническом смысле конкурировать на равных».


Строители избавились от шумихи

Самая узнаваемая область применения 3D-печати – это строительство зданий. К сожалению, как отмечает J’son & Partners Consulting, наблюдавшийся сравнительно недавно, в 2015‑2017 годах всплеск интереса в России к 3D-печати в этой сфере пошел на спад. На рынке наблюдается стагнация, а ключевые игроки переориентировались на зарубежных потребителей.

– Это связано как с общеэкономической ситуацией на российском рынке в целом, так и отсутствием интереса и поддержки новых начинаний со стороны строительной отрасли, а также институтов развития, – поясняют эксперты. – С другой стороны, ситуация вокруг строительной 3D-печати приобретает практический оттенок. И если в гражданском капитальном строительстве разработчики техники 3DCP пока обделены вниманием ключевых отраслевых игроков, в том числе по объективным причинам (стагнация отрасли в целом), в промышленном капитальном строительстве отмечаются всплески активности.

В частности, основанная предпринимателями из Челябинской области российско-итальянская компания RENCA, используя геополимерную смесь собственной разработки и 3D-принтер DeftHand, приняла участие в пилотном проекте на этапе заливки фундамента перспективного автоматизированного склада «Газпром нефти» в Ханты-Мансийске осенью 2018 года. Активизировалась и работа по разработке соответствующей нормативной базы для 3DCP, хотя это и является перспективой следующих двух-трех лет».

По мнению экспертов, в части промышленного капитального строительства наиболее интересными нишами для использования 3D-печати является заливка сложных многоуровневых фундаментов и опор под оборудование и сооружения (опоры ЛЭП, нефте- и газопроводов, резервуаров и так далее), дорожное строительство, решение задач национальной безопасности.

Инновации

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.