16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/361/1510614.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (361) март 2019 года

Черные дыры неплатежей

Финансы Антон КАНАРЕЙКИН

Статистика – это картина мира в числах. В настоящее время в сфере энергетики такая «картина» выглядит неприглядно, поскольку показывает заметный рост проблемной задолженности.

Общий объем дебиторской задолженности в энергетическом секторе составляет порядка 750 млрд руб., а количество предприятий-банкротов выросло с 2017 г. как минимум на 10 %.

Из 14 сетевых компаний, входящих в «Россети», у семи рост дебиторской задолженности к концу 2017 г. составил свыше 100 %. При этом у ПАО «МРСК Северного Кавказа» долги растут с 2015 г., а темпы роста превысили отметку в 230 %.

В ООО «Газпром Энергохолдинг» у 11 генерирующих предприятий из 14 рост дебиторской задолженности по итогам 2017 г. превысил 100 %. У двух компаний он составляет более 200 % – это Сибирская генерирующая компания и АО «ЕвроСибЭнерго». Три компании холдинга показывают стабильное нарастание объема долгов с 2015 г.


Цепочки неплатежей

По мнению председателя Подкомитета по финансовой грамотности и финансовому оздоровлению Комитета Торгово-промышленной палаты России по финансовым рынкам и кредитным организациям Ивана Рыкова, «миллионные и миллиардные суммы долгов находятся на балансе энергетических компаний, изображают некий актив, хотя на самом деле существуют лишь на бумагах. За ними кроются цепочки неплатежей, порождающие новые банкротства, но ими фактически никто не занимается. При этом Федеральная служба судебных приставов обеспечивает выполнение только обязательных по закону процедур: речи о реальном взыскании средств здесь нет. Статистика судебного взыскания – это получение судебного акта и исполнительного листа».

По мнению эксперта, отрасли срочно необходима система управления проблемными активами. Союз Третейских судов в 2018 г. подготовил статистику, согласно которой на деле исполняется не более 4,8 % от общего объема требований. Реально в энергетическом секторе взыскивается не более 3,5 % дебиторских долгов. В итоге до 79 % дебиторской задолженности становится токсичной. Она может привести к возникновению репутационных рисков, к росту расходов на администрирование долгов, к ухудшению показателей финансовой отчетности, снижению инвестиционной привлекательности компании, а в итоге – к недостаточности оборотного капитала.


Энергичные должники

Чтобы стимулировать должника к скорейшей выплате долга, следует учесть отраслевые особенности и действовать в рамках четкой стратегии.

Примером может служить дело АО «Мосэнергосбыт» против АО «Ангстрем», которое с 2016 г. не производило погашения долгов перед отдельными кредиторами. «Мосэнергосбыту» предприятие задолжало 71,7 млн руб. Результатом судебного разбирательства стал исполнительный лист, но не фактическое перечисление средств. В итоге истцом было возбуждено дело о банкротстве с наложением обеспечительных мер в виде ареста прав требования по госконтрактам, в которых активно участвовал должник. Это стимулировало компанию к более активному погашению требований и заключению соглашения о порядке и сроках гашения.

В энергетике редко когда есть возможность просто ограничить поставку ресурсов – это сразу скажется на конечном потребителе. Отключить компанию-должника от света и тепла не получится, и долги могут нарастать в пугающей прогрессии, поэтому нужны четкие решения. Это особенно важно, если контролирующее должника лицо использует административный ресурс, что в отрасли не редкость. Например, группа управляющих компаний Саратова задолжала холдингу «Т-плюс» 135 млн руб. Пока холдинг судился в стандартном порядке, группа вывела все свои активы в пользу реальных бенефициаров через мнимые сделки и создала «компании-клоны». Новые юрлица были зарегистрированы по тем же адресам и обслуживали ту же самую базу жилого фонда. Реальным контролирующим лицом должника оказался бывший глава администрации Кировского района города А. А. Судеев, который использовал административный ресурс для ведения бизнеса через номинальных руководителей. Холдинг привлек номиналов к субсидиарной ответственности в процессе инициированной процедуры банкротства, но к существенному погашению долга это не привело.

В подобных случаях требуется уже активное взаимодействие с правоохранительными органами и прокуратурой с целью лишения компаний лицензии на обслуживание многоквартирных домов, а также доказательная база о связи реального бенефициара с номиналами (отслеживание денежных средств, сообщения в СМИ, полное совпадение базы жилого фонда с границами конкретного района города).

В каждой ситуации может быть множество деталей и нюансов, но фактически успех заключается в верном определении оптимальной и быстрой стратегии получения средств и выявлении скрытых активов должника. Помочь в этом может карта рисков взыскания проблемной задолженности.


Как работать с долгами?

Энергетики часто призывают к ужесточению ответственности за долги: вводить уголовную ответственность, дать больше полномочий по отключению должников и так далее. Означает ли это, что российские энергетические компании не умеют или не хотят работать с просроченной дебиторской задолженностью? Именно так. Менеджеры, заточенные на выполнение KPI, зачастую не знают, как правильно работать с «токсичными» активами, по ряду причин.

Среди них – бюрократизация процесса взыскания, отсутствие лиц, ответственных за результат, отсутствие навыков работы с долгами и отсутствие системы мониторинга и отчетности. У энергетиков просроченной дебиторкой занимаются либо силовые структуры, либо корпоративные юристы, у которых есть только один инструмент – суд. Но существуют и другие работающие методы.

Аудит и рейтингование задолженности могут помочь в подборе инструментов для взыскания. Например, списание токсичной задолженности – довольно формальная процедура, которая вроде бы не несет экономического эффекта.

Однако специалисты знают, что такой процесс можно выгодно использовать: снизить налогооблагаемую базу по НДС.

Возможна также реализация дебиторской задолженности потенциальным инвесторам, которые выбирают подобные предложения в зависимости от дисконта и качества долга. Секьюритизация долговых активов позволяет разместить долг на бирже и заработать на этом.

Банкротство и привлечение к субсидиарной ответственности как инструменты для ведения дела требуют большего опыта, времени, профессионализма, но дают отличные результаты.

Судя по общим показателям привлечения к субсидиарной ответственности реальных бенефициаров компаний-должников, эти инструменты сейчас находятся в тренде и на «высоком спросе».

При этом даже стандартный путь взыскания задолженности стоит передавать профильным компаниям, которые специализируются на этом процессе, знают все его тонкости, процедуры и смогут взять на себя ответственность за результат.


Мнение

Алексей Литовченко, эксперт в области финансового оздоровления предприятий:

Надо отметить, что в России вопросам работы с токсичными активами уделяют крайне мало внимания. И не только в энергетике, но и во всех отраслях. Отсюда и неутешительные финансовые результаты, которые мы видим в отчетах.

Другое дело Европа. Там вопрос токсичных активов, причем именно дебиторской задолженности, тоже стоит очень остро, поэтому многие страны ЕС приняли ряд законов, направленных на борьбу с этой проблемой. Флагман этой борьбы – Италия, где вопросы взыскания проблемных долгов являются предметом государственного регулирования. В частности, первые транши выпускаемых секьюритизированных ценных бумаг получают государственные гарантии, что, конечно, сильно помогает инвесторам. Местные энергетики с удовольствием пользуются этим способом.

Если говорить о преимуществах процедуры секьюритизации, то она может заинтересовать кредитора тем, что все средства от эмиссии поступают ему практически сразу. Второй плюс – это улучшение показателей финансовой отчетности за счет повышения качества проблемного актива. Еще одним преимуществом следует считать увеличение процента взыскания задолженности, так как этим вопросом занимается не сам кредитор, а сервисная компания, которая специализируется на работе с проблемной задолженностью. Ну, и самое главное в подобной сделке – рост котировок акций.

Подчеркну, что все эти инструменты стали доступны благодаря работе европейских государств, которые приняли ряд законов и актов, направленных на борьбу с задолженностями. Сегодня дебиторские долги всех энергетических компаний в Европе получают определенный рейтинг, который позволяет инвестору четко понимать, на что он может рассчитывать, вкладываясь в тот или иной долг.

Даже если считать, что Россия до этого еще не «доросла», то что мешает нам пойти по пути Казахстана, где волевым решением президента Нурсултана Назарбаева был создан институт частных судебных приставов? Подобный институт появился там сравнительно недавно, но уже сейчас в Казахстане отмечают увеличившийся процент взыскания просроченной задолженности.

Кстати, для российских энергетиков, институт частных приставов, которые, в отличие от сотрудников Федеральной службы судебных приставов, будут материально заинтересованы в поиске активов должника, может, окажется даже более привлекательным, чем введение механизмов секьюритизации долговых активов и других подобных инструментов по работе с долгами.

Задолженность за электроэнергию

Отправить на Email

Похожие Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.