16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/352/95217.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 20 (352) октябрь 2018 года

РЭН-2018: заметки стороннего наблюдателя

Форум Алексей ПРЕСНОВ, управляющий партнер, Агентство энергетического анализа
 Художник Александр Сергеев

Российская энергетическая неделя-2018, на мой взгляд, не принесла никаких не то что сюрпризов, но и вообще какой‑либо существенной новизны, по крайней мере в электроэнергетике.

Всё по плану – в том же самом очень детально регулируемом, но якобы все еще «рыночном» русле: тотальное ручное управление, но с элементами конкуренции на стадии «входного билета», множество слов о новых трендах и тенденциях за все хорошее и против всего плохого, но «пока в законодательстве ничего менять не будем, как договорились», а потому оставим все как есть.



Спорный ДПМ

В сессиях про модернизацию ТЭС, споры о которой велись в последние два года, рефреном звучала мысль, что реформа уже почти началась, вопросы остались лишь в деталях, поэтому давайте говорить о них, а не возвращаться к тому, нужна ли она вообще. Потому что решение, мол, принято. И тут же – ссылки на августовскую комиссию по ТЭКу и прочее, и вообще – вся эта программа ДПМ-2 создается чуть ли не по прямому указанию президента страны. Надо сказать, бюрократический прием такого рода хорошо известен – говорить от имени верховной власти, выдавая собственные мысли и решения за ее волю и одновременно перекладывая на эту власть политическую ответственность за выбор, сделанный самой бюрократией. Особенно это выгодно, когда решения носят сложный и комплексный характер, имеют длительную перспективу реализации и граничный конечный результат – то, что будет сделано и создано, в итоге будет очень сложно или невозможно отменить.

Результаты ДПМ-модернизации, вне рынка продляющей жизнь технологиям середины XX века до середины XXI, восстанавливающей самортизированный ресурс активов конкретных собственников за счет всех потребителей с хорошей гарантированной доходностью, при том что все эффекты от этой программы остаются у собственников, а страна лишается выбора более эффективного пути для развития энергетики, отменить будет точно нельзя. Потом, возможно, придется опять «догонять» остальной мир, причем в авральном режиме – как сегодня обсуждаются вопросы создания российских газовых турбин большой мощности, потому что когда‑то в позднем СССР сделали другой выбор в развитии тепловой генерации.

Подход «мы вообще‑то за рынок, но реальность такова, что не можем», потому что «цена не позволяет», который демонстрировали практически все сторонники ДПМ-2, на мой взгляд, подмена причины и следствия, поскольку именно цена на рынке является индикатором баланса спроса и предложения, а не взгляды и воззрения чиновников и иже с ними, какими бы заботливыми провидцами о расходах на энергетику в стране они ни были в части прогнозного спроса, дефицита или профицита в будущем. Правда, для того чтобы это было так, нужно построить нормальный рынок, чего как раз именно эти чиновники и топ-менеджеры с консультантами, занимающиеся данными вопросами в течение последних как минимум шести лет, так и не сделали. И перекрестка, которую всуе теперь упоминают к месту и не очень, здесь ни при чем. Она ведь есть не только у нас, не в таких объемах и пропорциях, но она есть во многих вполне рыночных юрисдикциях. Просто она не должна сидеть «по уши» в рынке, она должна быть рядом с ним – например, в виде неналоговых сборов в тарифе на передачу, и уж точно не должна ни в коем виде присутствовать на оптовом рынке электроэнергии и мощности.



Тарифный камень преткновения

То же касается и проблем сетевых тарифов, без прогресса в отношении которых якобы невозможно сформировать адекватную рыночную цену, о чем говорил замминистра энергетики Вячеслав Кравченко. Ничто не мешало заняться вопросами корректного тарифообразования, отражающего в том числе и так называемые «остаточные» издержки сетей, связанные с временной неравномерностью развития сетевых активов относительно текущего спроса, что подразумевает наличие в тарифе на передачу третьей составляющей, помимо платы за пиковую мощность (причем корректно) и платы за объем («проталкивание электронов» и потери) – платы за наличие присоединения к сети, пропорциональной соответствующей мощности каждого потребителя. И тогда все эти истории с уходом крупных потребителей на собственную генерацию, остающихся при этом подключенными к общей сети, но не оплачивающими этот факт, как и про «резервируемые», но неоплачиваемые мощности, были бы намного более понятны и прозрачны со всех точек зрения.

Но вернемся к оптовому рынку. Сегодняшняя относительно низкая цена оптового рынка без учета всяческих надбавок и платежей по ДПМ-1, якобы не позволяющая генераторам с выработанным ресурсом «модернизироваться» даже «по‑минэнерговски» – выполнять, по сути, капитальные ремонты и прочие восстановительные мероприятия по физическому продлению ресурса и снижению старения генерирующих активов в целом – это в первую очередь результат применения нерыночной модели коммерческого отбора мощности (КОМ), с самого начала обремененной «встроенной в КОМ» программой ДПМ-1, вынужденными генераторами всех мастей, ДПМ ВИЭ, продающих мощность, которой нет, и т. д. При этом переход в 2015 году от отборов по зонам свободного перетока к отборам по ценовым зонам, якобы в целях повышения конкуренции, и соответствующее размазывание оплаты пиковой мощности наряду с введением ценовых коридоров на основании директивных решений правительства окончательно добил «традиционный» КОМ.



Рынок без рынка

Наш КОМ – это такой же «рынок», как и наш рынок на сутки вперед (РСВ), с ценоустанавливающими объемами заявок в 10 % максимум; как наши гарантирующие поставщики с искусственными зонами обслуживания по регионам с единой ценой, наложенными поверх узловой ценовой модели, являющиеся якобы основой розничного рынка, от которых никак нельзя отказаться; как принцип «котлового ценообразования» в распределительных сетях, который тоже незаменим и из‑за которого создаются «уникальные механизмы» тарифообразования, ломающие всю теорию и практику рыночной энергетики. От ДПМ и прочих надбавок КОМ мало чем отличается – те же, по существу, назначенные цены, те же несоответствия узловой модели в распределении и фактическое перекрестное субсидирование одних потребителей другими.

«Низкая» цена, помимо прочего, – еще и рыночное следствие ДПМ-1, того избытка, который был создан этой программой, при том что все остальное, и в первую очередь нормальный рынок мощности, реагирующий на спрос и позволяющий выводить ненужные неэффективные мощности, так и не было построено. Говорят, у нас есть проблема большой доли ТЭЦ, централизованного теплоснабжения, и это, мол, препятствует выводу лишних мощностей, создает нагрузку в виде старых станций, которые изношены и ненадежны, но которые так или иначе участвуют в покрытии спроса и снижают цену КОМ и РСВ. Но, позвольте: ТЭЦ находятся в городах, присоединены к распределительным сетям и вообще изначально строились под местные нагрузки: электрические и тепловые. Однако их «засунули», и очень жестко, в опт, с критерием по величине электрической мощности, заставили работать часто крайне неэффективно, несмотря на все их физические преимущества, что в итоге привело к их деградации.



Не отстать от прогресса

Есть ли решение этой проблемы с точки зрения рынка? Есть, и об этом много раз говорилось на разных уровнях, – дайте ТЭЦ свободу работать так, как им выгодно независимо от их мощности, корректно «разместите» их в узлах рынка, уберите котловой принцип тарифообразования в распредсетях на рознице, и вам не придется считать объемы старых ТЭЦ в отборах мощности – они уйдут в основном на розницу и будут там себя прекрасно чувствовать, тем более если еще и заработает альткотельная. Но все это неинтересно нашим регуляторам – они живут в другой реальности. Там интересны другие решения и вопросы – программы ДПМ-1, ДПМ-2, а дальше три, четыре и т. д. Мы все умрем, а наши внуки продолжат платить по счетам их программ, обрекающих страну на колоссальные риски в будущем.

Вячеслав Кравченко, отвечая на справедливую критику энергомашиностроителей, сетующих по поводу полной остановки активности генерации в рутинных заказах по модернизации и ремонту их основного оборудования в преддверии запуска ДПМ- 2, говорил, что согласен, нужно в будущем прекращать все эти программы и создавать нормальный текущий рынок, где все понимают перспективы и строят планы исходя из рыночной конъюнктуры и долгосрочного планирования. Золотые слова, но вот делами они пока никак не подкрепляются. Конечно, решимость Минпромторга сделать свою большую газовую турбину любой ценой, при том что мы вообще‑то пропустили эту технологическую ступень уже лет так 25 назад, и не факт, что она будет востребована в недалеком будущем в том объеме, о котором нам рассказывают на этих сессиях, – это следствие. Но и со следствиями можно бороться более или менее рыночными методами – создавать страховые рынки, снижать стоимость капитала, перестать потакать во всем «бедным» генераторам, посмотреть в конце концов их бухбалансы и отчетность. И, конечно, рассматривать альтернативные сценарии. Та же распределенная энергетика – это в значительной мере снижение рисков промахнуться с инвестициями в крайне капиталоемкие объекты традиционной генерации.

Нужно понимать, что позиции «здесь и сейчас», только «пилоты», «пока ничего менять не будем», «цена не позволяет» и т. д., которых ныне придерживаются основные акторы, участвовавшие в очередной РЭН, вряд ли когда‑нибудь станут драйверами прогресса. А именно в этом как никогда нуждается Россия на фоне глубоких изменений, происходящих в остальном мире. По крайней мере в энергетике.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 20 (352) октябрь 2018 года:

  • Не отстать от времени
    Не отстать от времени

    По результатам недавнего исследования, у двух миллиардов людей во всем мире к 2030 году не будет необходимых навыков для того, чтобы найти подходящую работу. ...

  • Дивиденды из кредитов истощают «Транснефть»
    Дивиденды из кредитов истощают «Транснефть»

    На нашем сайте мы начинаем публикацию экспертных мнений отраслевых специалистов, посвящённых тарифной политике в российском топливно-энергетическом комплексе. Ситуацию с тарифами ПАО «Транснефть» анализирует Сергей Алихашкин, эксперт Института развития технологий ТЭК....

  • Фауна против электросетей
    Фауна против электросетей

    Ежегодно во всем мире энергетики подсчитывают потери, которые наносят электросетям представители животного мира – счет идет на миллиарды. ...

  • МРСК Северо-Запада возглавил Артем Пидник
    МРСК Северо-Запада возглавил Артем Пидник

    На должность генерального директора ПАО «МРСК Северо-Запада» (дочернее предприятие ПАО «Россети») избран Артем Пидник. Соответствующее решение совет директоров компании принял 10 октября 2018 г. ...

  • Москва готова к зиме
    Москва готова к зиме

    Завершающим этапом подготовки элетро­сетевого комплекса ПАО «МОЭСК» к работе в осенне-зимний период 2018‑2019 годов стала масштабная тренировка. ...