16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/343-344/8811490.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 11-12 (343-344) июнь 2018 года

Как гири на ногах: перекрестное субсидирование назвали дискриминацией

«Перекрестное субсидирование – главный фактор, сдерживающий развитие энергетики, а если называть вещи своими именами, «перекрестка» – это ценовая дискриминация потребителей», – считает глава Комитета Государственной Думы по энергетике Павел Завальный.

Такое заявление он сделал, открывая тематический круглый стол комитета. Павел Завальный заметил, что, по данным Минэнерго, в 2017 г. объем перекрестного субсидирования в электросетевом комплексе составил 368 млрд руб., а к 2022 г. этот показатель может увеличиться до 417 млрд.



Неподсчитанные убытки

Парламентарий напомнил: несмотря на длительную (около 30 лет) историю использования механизмов перекрестного субсидирования в российской энергетике, нормативно термин «перекрестное субсидирование» был введен в положения Федерального закона «Об электроэнергетике» только в 2013 г.

При этом закон затронул только часть существующего в отечественной энергетике объема «перекрестки», касающуюся установления льготных тарифов на электроэнергию для населения и приравненных к нему категорий потребителей.

– В советское время тарифы для населения были выше, чем для промышленности. Например, в 1982 году соотношение тарифов для населения к тарифам для прочих потребителей составляло 3,51, сегодня – 0,8. В то же время, по расчетам Высшей школы экономики, экономически обоснованным является соотношение тарифов для населения к ценам для прочих потребителей 1,3, – подчеркнул депутат. – Разбирая эту проблематику, важно учитывать, что практика перекрестного субсидирования в электроэнергетике страны возникла в начале 1990‑х годов в период экономических реформ как временный элемент социальной защиты и предусматривала оплату промышленными предприятиями части стоимости электроэнергии, предоставляемой населению.

Однако федеральные органы исполнительной власти предпринимали ряд попыток по сокращению объемов перекрестного субсидирования в электроэнергетике. Например, пунктом 3 Указа Президента России от 17 октября 1996 года региональным энергетическим комиссиям субъектов в целях упорядочения структуры тарифов и прекращения «перекрестки» рекомендовалось при установлении тарифов на электрическую и тепловую энергию для всех категорий потребителей исходить из реальной стоимости ее производства и передачи. А Указом Президента РФ от 7 ноября 1997 года № 1175 некоторые льготы по тарифам на электроэнергию, предоставленные ранее отдельным категориям потребителей, были отменены.

Более того, в сентябре 1997‑го правительство утвердило график доведения в 1997‑2000 годах уровня тарифов на электроэнергию для населения до фактической стоимости ее производства, передачи и распределения. График устанавливал только сроки ликвидации «перекрестки» без численных целевых показателей и механизмов реализации указанного решения, – отметил Павел Завальный.

Господин Завальный посетовал, что динамика объемов перекрестного субсидирования в энергетике, учитывая многообразие ее форм и отсутствие полных, прозрачных данных о структуре установленных тарифов, не поддается точной статистической оценке. Так, согласно расчетам, выполненным в 2005 г. фондом «Институт экономики города», размер перекрестного субсидирования тарифов на электроэнергию для населения в 2004 г. составлял 86,2 млрд руб., а для коммерческих потребителей на низком напряжении – 9,8 млрд руб. Энергетический центр Московской школы управления «Сколково», выполнивший в 2012 г. расчет совокупных объемов перекрестного субсидирования в электроэнергетике России, указывает его величину на тот период в размере 323,9 млрд руб. (без учета НДС). В объем перекрестного субсидирования аналитики центра включили различные составляющие из тарифа на услуги по передаче электроэнергии, включая стоимость договоров аренды «последней мили» – в сумме около 263,9 млрд руб. и регулируемых договоров на оптовом рынке.



– На фоне роста электропотребления у населения и, соответственно, снижения доли других потребителей мы наблюдаем ускоренный рост перекрестного субсидирования, что в свою очередь приводит к увеличению тарифов на услуги по передаче электроэнергии, – прокомментировал глава профильного комитета. – Оценивая значение «перекрестки» для развития электроэнергетики, я бы привел образную аналогию: если каждому из нас на ноги повесить по пудовой гире и заставить с ними бегать, вряд ли это получится. Так же и с электроэнергетикой: отрасль не будет эффективной, пока остается открытым вопрос с перекрестным субсидированием. Ко всему прочему, коллеги, у нас до сих пор нет методологии оценки «перекрестки», отсюда разные цифры – у Минэнерго одни, у ФАС другие. Как в таком случае оценивать реальные масштабы проблемы – большой вопрос.



Боремся не с причиной, а с последствиями

Директор Департамента развития электроэнергетики Минэнерго России Павел Сниккарс отметил, что перекрестное субсидирование в электроэнергетике, в том числе зафиксированные на уровне ниже экономически обоснованных тарифы для населения – один из принятых в экономиках целого ряда стран механизм социально-экономической политики, который способствует снижению «энергетической бедности» и смягчению инфляции.

– В России несколько другая ситуация: на данный момент тарифы для несубсидируемых категорий потребителей уперлись в потолок, и они начинают все чаще голосовать ногами – выбирают альтернативный способ электроснабжения, уходят от централизованного источника, рассматривают возможность строительства собственной блок-станции, – сказал представитель ведомства. – Мы считаем, что логику, которая была заложена в стратегию развития электросетевого комплекса для достижения целевых показателей перекрестного субсидирования, как и сами показатели, нужно пересматривать и принимать более категоричные решения. Например, равномерно распределить величину перекрестного субсидирования на все категории потребителей, исключая население, дифференцировать тариф на услуги ЕНЭС в зависимости от категории потребителей и изменить условия оплаты услуг по передаче электро­энергии при прямом присоединении к ЕНЭС. Еще один возможный механизм – принятие решений в части оплаты резервов сетевой мощности.

В ответ Павел Завальный обратил внимание на то, что реализация предлагаемых решений приведет к сдерживанию экономического роста в стране.

– Мы почему‑то боремся не с причинами, порождающими «перекрестку», а с последствиями, перераспределяя ее на всех потребителей. Это бесперспективный путь, – заявил депутат. – Неуклонный рост перекрестного субсидирования вступает в противоречие с обозначенными в основных целеполагающих документах приоритетами развития электроэнергетики. Растущие объемы перекрестки противоречат магистральному пути развития отрасли, препятствуют повышению эффективности ее функционирования, стабилизации и снижению тарифов.

Заместитель директора департамента Министерства экономического развития России Андрей Габов в свою очередь подчеркнул, что при решении проблемы с перекрестным субсидированием нужно учитывать множество факторов и подходить к вопросу комплексно.

– Сегодня сумма перекрестного субсидирования по тарифным решениям равна 207 миллиардов рублей, я говорю только про сетевую «перекрестку», поскольку «перекрестка» на оптовом рынке никак не посчитана. Второй момент – предельная величина перекрестного субсидирования составляет 229 миллиардов рублей, то есть текущий показатель ниже предела, установленного по факту. В 33 регионах тариф на передачу для населения составляет менее 50 % от экономически обоснованного тарифа. Наиболее остро проблема стоит в Оренбургской, Томской, Архангельской, Свердловской, Липецкой, Нижегородской, Иркутской областях, Карелии – там тариф составляет до 36 % от экономически обоснованного. При этом средний по стране тариф на передачу для населения, с учетом перекрестного субсидирования, составляет 1,64 рубля, а экономически обоснованный – 2,94 рубля. Возникает вопрос: зачем субсидировать население Иркутской области, если экономически обоснованный тариф для него 1,39 – на 16 % ниже, чем средний по стране? Там уже и так самый низкий тариф, а мы все равно тянем его вниз, – говорит Андрей Габов. – Мы провели анализ факторов, которые влияют на размер перекрестного субсидирования. Если не изменится структура тарифа для населения, то к 2024 году перекрестное субсидирование снизится всего на 10 %. Одним из основных факторов, существенно влияющих на сокращение перекрестного субсидирования, является темп прироста потребления прочих потребителей. Если данное условие не будет соблюдаться, то темпов снижения «перекрестки», заложенных в прогнозе социально-экономического развития, не достигнем.

Начальник управления регулирования электроэнергетики Федеральной антимонопольной службы Дмитрий Васильев полагает, что совокупность мер по борьбе с перекрестным субсидированием целесообразно подкреплять системой мотивации для субъектов. В рамках этой работы, заявил он, необходимо четко обозначить допустимые пределы данных величин и выработать дорожную карту на несколько лет вперед с учетом всех региональных особенностей, сложившихся в настоящее время.

– Сейчас идет бурное обсуждение базового законопроекта об основах государственного регулирования цен и тарифов, но в этом большом документе нет понятия перекрестного субсидирования; есть понятие надбавки, цены, тарифа, «перекрестка» же почему‑то вновь осталась за кадром, – подчеркнул первый заместитель председателя Комитета Госдумы по энергетике Сергей Есяков. – Сегодня на круглом столе прозвучали варианты дальнейших действий, мы должны выбрать наиболее эффективные мероприятия и приступить к их реализации.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 11-12 (343-344) июнь 2018 года: