16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/340/4353841.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 08 (340) апрель 2018 года

Дуговые защиты ПРОЭЛ: цифровые устройства на базе волоконной оптики

Тема номера Беседовала Ирина КРИВОШАПКА
Борис Михайлов, глава компании ПРОЭЛ

Разработка и производство современных дуговых защит – это главная задача, которая стоит перед компанией ПРОЭЛ, перешагнувшей 25‑летний юбилей.

По словам генерального директора ПРОЭЛ Бориса Михайлова, эта дата – повод подвести промежуточные итоги и рассмотреть перспективы дальнейшей работы. Действительно, компания, родившаяся из небольшого коллектива заинтересованных новаторов, за четверть века неоднократно предлагала решения, которые пока никому не удалось повторить.

Наращивая масштабы бизнеса, ПРОЭЛ уже на два порядка превысил исходный выпуск продукции, участвует в проектах по разработке цифровых подстанций. Об этом и не только мы побеседовали с главой компании ПРОЭЛ Борисом Михайловым.

– НПП «ПРОЭЛ» в прошлом году отметило 25‑летие деятельности. Начав свою историю с объединения «Дальняя связь», вы за четверть века преобразовались в компанию, имеющую ныне заказчиков в разных регионах России и за рубежом. Какие наиболее значимые этапы прошла компания за это время?

– Мы начали работать в НПП «Дальняя связь», которое занималось выпуском оборудования средств связи, и основной костяк коллектива нынешнего предприятия сформировался еще тогда. 1990‑е годы стали неким переломным периодом, когда многие начали искать альтернативные пути для дальнейшего движения, потому что, к сожалению, предприятия в стране распадались одно за другим. И мы тоже задумались, чем заниматься дальше. Наше подразделение уже тогда разрабатывало преобразователи физических величин, датчики, которые относились к оптоволоконным преобразователям. Поясню: это направление было новым вообще в России и в мире, поскольку направление по волоконной оптике только начинало интенсивно развиваться, и мы стали, так сказать, пионерами по освоению новой технологии в нашей стране. К 1999 году у нас сложились достаточно тесные взаимоотношения с высоковольтной сетью и службой релейной защиты и автоматики «Ленэнерго», которые сформулировали нам техническое задание на разработку устройств дуговой защиты на основе волоконной оптики.

Наши первые заказчики (представители «Ленэнерго») были высококвалифицированными специалистами и, по сути, задали вектор развития нашей компании на ближайшие годы: нам поставили цель превысить характеристики зарубежных аналогов, присутствовавших тогда на отечественном рынке. В 2000 году мы сделали опытный образец такого устройства, и это был старт нашего направления в энергетике.

– В то время такое изделие могло претендовать на принципиально новое решение в сфере дуговых защит?

– Мы запатентовали наше устройство в виде «полезной модели», чтобы занять свою нишу и ограничить число возможных претендентов. Первыми заказчиками были предприятия «Ленэнерго». Далее мы стали не только увеличивать штат за счет специалистов-электронщиков и тех, кто занимался волоконной оптикой, но и выстраивать производство. Подчеркну, в отличие от многих предприятий, которые сейчас благополучно работают, отделившись от больших комплексов в 1990‑е и имея внушительную базу, мы вышли небольшим коллективом и строили всё с нуля – без кредитов и дополнительного финансирования извне. Поэтому процесс выхода нашей продукции на промышленный выпуск занял у нас 3‑4 года. Хочу поблагодарить коллег из «Ленэнерго», которые тогда нас поддержали и нашли сферы применения нашим изделиям.

– Речь идет о новом продукте в разделе дуговой защиты?

– Дуговые защиты были и раньше, в традиционном понимании, но они не были связаны с техническим решением на основе волоконной оптики, а были сделаны по самой простой схеме дуговой защиты. Наше устройство позволяет за доли секунд отключить ячейку от высокого напряжения, предотвращая разрушение этой ячейки. Это основное назначение нашего оборудования.

– Сталкивались ли вы со случаями подделки ваших устройств?

– Если говорить об электронной начинке, то, наверное, наше оборудование можно повторить, здесь сложно придумать что‑то новое. А сам волоконно-оптический датчик, который применяется в наших устройствах, с одной стороны, прост, но, с другой стороны, достаточно технологически сложен в исполнении. Пока его никто не повторил, мы лишь отмечали, что нечто аналогичное пришло из Европы и частично перекликается с характеристиками нашего изделия.


– Продолжает ли использоваться на объектах энергетики то первое устройство или оно уже усовершенствовано?

– Изделие продолжает использоваться. У нас вышли 4 модификации первого оборудования плюс еще два новых типа, которые сделаны конструктивно по‑другому и решают иные задачи. Если подробнее, то оборудование, которое мы ранее выпускали – дуговую защиту радиального типа, – предусматривает центральный блок, от которого волоконно-оптические датчики размещаются в каждой ячейке. В процессе общения с заказчиками мы поняли, что это конструктивное решение удобно не для всех, некоторые наши клиенты хотели бы защищать каждую ячейку отдельным устройством, поэтому мы разработали новое устройство, позволяющее размещать отдельные блоки и защищать каждую ячейку дуговой защитой. Кроме того, заказчик теперь получал полностью готовое изделие, готовую к эксплуатации подстанцию. До этого все покупалось по отдельности и оснащалось «начинкой», и уже на месте монтажа устанавливалось защитное оборудование, что, как правило, занимало много времени.

– Дуговая защита – это главное направление вашей компании. Какие другие направления прирастали за четверть века к основному?

– Все, что разрабатывалось за прошедшее время, привязано к выпуску оборудования дуговой защиты. В начале нашей деятельности мы занимались производством устройств. Потом появилась возможность не только поставлять, но и монтировать их на объекте. Затем возникла задача по проектированию, в связи с чем в 2009 году мы пошли на организацию обособленного подразделения в Ижевске, которое полностью занимается проектированием, монтажом, пусконаладкой нашего оборудования и сервисом. По мере развития нашего бизнеса все жестче и жестче выстраивались правила взаимоотношений между нашими заказчиками, мы наблюдали, как наши конкуренты внедряли современную систему менеджмента качества, и тоже занялись этим. Потом мы заинтересовались работой в атомной отрасли, что потребовало отдельного лицензирования, и мы получили его для того, чтобы проектировать оборудование для атомных станций и проводить монтаж. ПРОЭЛ также вступил в саморегулируемую организацию, что дало нам возможность предоставлять комплекс услуг. Дело в том, что в 2006‑2007 годах заказчика уже не удовлетворяла только поставка оборудования, ему был интересен весь комплекс услуг. И вступление в СРО позволило нам получить законные основания для этого. Хотя особой прибыли от этого нет – отраслевой рынок очень конкурентен.

– Ваша компания за эти 25 лет прошла большой путь, и вам удается сохранять высокие позиции. Есть ли у вас рецепт успеха?

– У нас небольшое предприятие, по меркам малого предприятия – классическое, порядка 70 человек. Каждый занимается своим направлением, и у нас выстроена хорошая обратная связь с клиентом. Кроме того, мы тонко чувствуем заказчика и готовы в соответствии с этим выстраивать свои взаимоотношения, перестраивая традиционную схему работы. Как нам удается удержаться на рынке? Мы анализируем то, что делают наши конкуренты. Иногда они нас опережают, и мы тут же включаемся в процесс обновления и доработки устройств, изучения новых сервисных функций и протоколов, позволяющих в перспективе использовать наше оборудование на цифровых подстанциях.

– Известно, что вашими разработками заинтересовались и зарубежные коллеги. Расскажите, пожалуйста, какие страны проявляют интерес к продукции ПРОЭЛ?

– Стоит отметить, что внутренний спрос на наши изделия настолько велик, что выходить на зарубежный рынок пока нет необходимости. Хотя к нам обращаются европейские партнеры, которым интересны наши устройства. В частности, мы подписали соглашение с Хорватией о дилерских функциях: после прохождения определенных процедур Хорватия будет продавать наше оборудование на европейском рынке. Сделаны поставки наших устройств в Южную Корею. Наши международные поставки позволяют нам мобилизоваться на доработку и совершенствование устройств. Мы решаем новые технические проблемы, которые вытекают из требований наших заказчиков. Иными словами, нам дают подсказки, с помощью которых мы выпускаем инновационные продукты.

– Для таких проектов постоянно требуются квалифицированные специалисты. Как вы решаете кадровые вопросы?

– Очень актуальный вопрос. Еще лет пять назад мы решали эту тему просто – привлекали знакомых, прежних сотрудников, искали соискателей по объявлениям в поисковиках и сайтах по трудоустройству. Сейчас, открывая вакансии, мы понимаем, что найти нужного нам сотрудника крайне трудно.

– Какие другие современные решения вы внедряете на производственных линиях?

– У нас не применяются прорывные технологии, но волоконная оптика, которая известна уже более 30 лет, все же нашла свое полное воплощение в устройствах. Проблема в другом. Реализация всех технических задач происходит на базе импортной волоконной оптики и электронных комплектующих. Например, оптоволоконный датчик, который мы используем, был изначально изготовлен из волокна американского производства, мы покупали его в США в большом объеме. Но спустя время в связи с изменениями на рынке нам пришлось поменять поставщика. Мы перешли на европейский рынок, а в 2016‑2017 годах решили эту задачу, начав закупать волоконно-оптический кабель в России.

Мы хотели бы получать и электронику с российского рынка, но все еще покупаем ее за рубежом. В России есть какие‑то аналоги западных микросхем, которые производят предприятия оте­чественного ВПК, но, не смотря на наши объемы закупок, цена этих производителей в разы превышают импортные аналоги.

Полагаю, что мы справимся с этими локальными вопросами. Но в целом наша компания достигла высоких показателей – за последние 10 лет выпуск продукции увеличился на порядок. Мы с оптимизмом смотрим на растущие планы по выпуску. Главное – не останавливаться. Новые решения, безусловно, будут. В основном они коснутся насыщения устройств софтом и увеличения количества функций. В настоящее время мы завершаем работу над электроникой, которая позволит абстрагироваться от особенностей того или иного объекта защиты.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 08 (340) апрель 2018 года:

  • Не растерять творческий потенциал
    Не растерять творческий потенциал

    Многолетний опыт Комиссии по техническому творчеству молодежи (КТТМ) Московского авиационного института (МАИ) и обобщение данных по отбору абитуриентов в данный вуз через Всероссийскую заочную научно-техническую олимпиаду (ВЗНТО) приводят к интересным выводам. ...

  • «Энергетика и электротехника» – всегда в ногу со временем
    «Энергетика и электротехника» – всегда в ногу со временем

    Международная специализированная выставка «Энергетика и электротехника» – одна из самых авторитетных отраслевых площадок российской выставочной индустрии. ...

  • Вместе – ярче!
    Вместе – ярче!

    Воспитанники Кировской школы-интерната и Назийского центра социально-трудовой адаптации и профориентации из Ленинградской области стали участниками совместного образовательного проекта МРСК Северо-Запада, ОДУ Северо-Запада и Ленинградского РДУ. ...

  • Война санкций: новый виток
    Война санкций: новый виток

    Новая «холодная война» между Россией и США, а также примкнувшим Евросоюзом пополнилась очередным эпизодом: администрация Дональда Трампа, которого якобы «выбрали» российские хакеры, ввела новые санкции. На сей раз они напрямую коснулись энергетической отрасли. ...

  • На выставках завязываются контакты
    На выставках завязываются контакты

    Мнением о значении отраслевых выставок для компаний, связанных с энергетической отраслью, с читателями «ЭПР» поделился Андрей Оськин, генеральный директор ООО «Серпуховский конденсаторный завод «КВАР». ...