16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/339/3275874.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (339) апрель 2018 года

Отрасль поддерживает новую парадигму в энергетике… но перейти к ней решаются не все

Выставки и конференции Елена ВОСКАНЯН

ЧТО: II Ежегодный Smart Energy Summit Russia.
ГДЕ: Москва, Даниловский Event Hall.
СОСТОЯЛОСЬ: 27‑28 марта 2018 г.

Более 400 делегатов со всего мира собралось на энергетическом саммите, чтобы обсудить инновационные технологии в энергетике, особенности построения и развития «умной» инфраструктуры городов и зданий, а также новые подходы к генерации и распределению электроэнергии. Мероприятие организовала компания Redenex.



Факторы, перевернувшие парадигму

– В последние три-пять лет изменения в отрасли происходят с колоссальной скоростью: появляются новые технологии, непривычные бизнес-модели и нестандартные подходы, которые необходимо не только отслеживать, но и осмысливать. Надеюсь, благодаря сегодняшнему обсуждению все заинтересованные стороны смогут наметить контуры дальнейшего развития этих трендов и впоследствии запустить в работу планы, направленные на адаптацию энергетической отрасли к этим набирающим силу тенденциям, – подчеркнула директор Энергетического центра бизнес-школы Сколково Татьяна Митрова, открывая пленарную сессию.

Ее поддержал председатель правления фонда «ЦСР «Северо-Запад», вице-президент фонда «ЦСР» Владимир Княгинин:

– Темпы изменений, без преувеличения, катастрофические. Например, еще недавно деятельность потребителя на рынке не была оцифрована, но ситуация стремительно меняется, и сегодня мы видим, как цифровизация постепенно вытесняет с рынка посредников. Один из ярких трендов связан с появлением цифровых двойников – виртуальных машин и цифровых копий физических объектов, агрегирующих данные, модели и программные приложения. Их особенность в том, что они привязаны к объекту на протяжении всего его жизненного цикла, существуют и изменяются вместе с ним. Подобные «цифровые двойники» уже активно внедряются в сфере нефтедобычи. Также не стоит недооценивать развитие платформ индустриального интернета и интегрированных информационных систем.

Председатель Наблюдательного совета ассоциации «Сообщество потребителей энергии» Александр Старченко считает, что парадигму современной энергетики перевернули четыре фактора: технологии хранения электроэнергии в коммерческих объемах; технологии управления энергетикой на постоянном токе; использование возобновляемой энергии (углеродной и безуглеродной), утилизация низкопотенциального тепла и избавление от избыточных генерирующих мощностей с помощью цифровых технологий.



На пути к новому старому

Интерес к новой энергетике высок как никогда, подтвердил первый заместитель председателя Комитета Государственной Думы по энергетике Сергей Есяков:

– Наверное, никто из коллег не будет отрицать, что мы находимся в точке технологического перехода к новой энергетике. Вопрос в том, какой она будет? Делать прогнозы на ближайшие 15‑20 лет сложно, поскольку картина мира меняется очень быстро. Поэтому для начала, на мой взгляд, нужно определиться, на каком этапе мы сейчас находимся, какие проблемы мешают развитию новой энергетики, в частности, распределенной генерации, «умным сетям», возобновляемой энергетике. В настоящее время я вижу две противоречивые тенденции, они касаются централизации и децентрализации. Мы все привыкли к централизованной модели энергетики, поэтому в некоторой степени с нежеланием признаем переход к децентрализованной генерации, но в современных реалиях от этого никуда не деться.

При этом, заметил депутат, в законодательстве пока не нашлось места новой энергетике:
– Несколько раз наш Комитет вносил в Госдуму законопроект о распределенной генерации, но, к сожалению, безуспешно. В проекте Энергетической стратегии России также не уделено должного внимания распределенной и цифровой энергетике. Даже в законодательстве о системах интеллектуального учета у нас не определена терминология. К тому же мы видим, что на данный момент сторонников новой энергетики не так уж и много, в том числе среди законодателей.

По мнению первого заместителя председателя Комитета Госдумы по энергетике Валерия Селезнева, развитие отрасли серьезно тормозится нежеланием замечать мировые тренды.

– Меня не покидает чувство глубокого удивления от того, что, обсуждая накопившиеся проблемы, мы говорим об одном, а подразумеваем другое. Причем все чаще одни и те же люди на одних площадках заявляют одно, на других – другое. Так не должно быть, я за честность и последовательность, – отметил он. – Непонятно, куда мы идем – к централизации или к развитию конкуренции между сетями? Мне кажется, де-факто идем к жесткой централизации, но при этом уверяем, что будем развивать конкуренцию. А куда мы идем в генерации? К распределенной энергетике или, опять же, к централизации?
Даже с программой ДПМ-штрих разобраться не можем, что хотим от нее получить – новое или новое старое. Учитывая многочисленные обсуждения, скорее всего, новое старое, которое никак не будет способствовать развитию распределенной энергетики и зеленой генерации, ни тем технологическим прорывам, которые являются трендами и задают вектор на долгие годы вперед во всем цивилизованном мире.

Спикер согласился с тем, что у российской энергетики априори свой путь развития, что обусловлено исторически, но это не значит, что нужно отрицать новые тренды.

– Да, у нас одна из самых мощных централизованных энергосистем, но в условиях нынешней экономики она является самым большим злом, поскольку всячески противится переменам. Если мы попытаемся сверху на эту систему пристроить цифровизацию, распределенную генерацию, Smart Grid, а ядро оставим неизменным, то ничего толком не изменится. Если примем программу ДПМ-штрих в том виде, в каком это предлагается сделать сейчас, то к 2035 году станем свидетелями стагнации всей отрасли электроэнергетики. При этом отстанем от других стран настолько, что лишим себя возможности когда‑либо догнать остальных и как‑нибудь встроиться в общую энергетическую парадигму. Словом, отстанем навсегда, – резюмировал депутат.



Сетям не хватает гибкости

Начальник отдела по развитию нормативной базы в отрасли Департамента развития электроэнергетики Минэнерго России Андрей Максимов заверил, что ведомство поддерживает развитие энергетики по всем направлениям – только таким образом можно говорить о соблюдении баланса интересов.



– Коллеги, мы не считаем какое‑то направление приоритетным, а другие – второстепенными, и будем двигаться в каждом из них. Новые процессы тем и хороши, что развиваются независимо от желания Минэнерго и других органов власти. Не скрою, к той же распределенной энергетике относимся с осторожным оптимизмом, поскольку видим, что пока проекты распределенной энергетики в России основываются не на технологическом прогрессе, а на особенностях тарифного регулирования, – пояснил он. – Кроме того, как показывает практика, участники рынка распределенной генерации сталкиваются в основном не с экономическими пробелами, а с техническими. Ключевой вопрос в том, как эффективно встроить новые механизмы в уже имеющуюся систему управления отраслью. Будем разбираться с этим.

Министр энергетики Московской области Леонид Неганов поддерживает переход к новой энергетике, но отмечает интересную особенность: несмотря на многочисленные дискуссии вокруг этой проблематики, никак не удается прийти к консенсусу.

– На словах многие за новую парадигму, но на деле не решаются перейти к новой энергетике, – заметил глава ведомства. – Все прекрасно знают, что в пассиве Российской Федерации – огромные централизованные сети. При этом интернет вещей и блокчейн уже сегодня позволяют сократить число сетевых компаний, появляется возможность инвестировать в отдельную единицу оборудования. Хотя такие сети собираются как модели из типовых деталей детского конструктора, подобный «конструктор» еще не создан.

Леонид Неганов убежден: многим сетевым компаниям не хватает мобильности, гибкости для того, чтобы «подцеплять» и новых потребителей, и генераторов – производителей электроэнергии, в том числе на возобновляемых источниках, а также мелких потребителей и домохозяйств. Это существенный вызов, сигнализирующий, что необходимо менять правила игры, в частности, на региональном рынке электроэнергии, чтобы заинтересованные инвесторы могли реализовывать свои проекты в области создания генерирующих мощностей.

– Возможно, для того чтобы сеть стала гибкой, нужно уменьшить регулирование сверху, тем более, сверхконтроль не всегда ведет к повышению эффективности предоставляемой услуги, – сказал министр.



Важный, но недооцененный элемент

Если верить аналитикам, в 2021 г. ввод новых мощностей распределенной генерации в мире вдвое превысит ввод централизованных мощностей, а рынок технологий распределенной генерации достигнет примерно 110 млрд долл. Предполагается, что к 2040 г. технологии управления спросом позволят гибко управлять нагрузками объемом 185 ГВт, сэкономив 270 млрд долл. вложений в инфраструктуру. Что же будет происходить в России?

На этот вопрос ответили авторы исследования, посвященного анализу развития электроэнергетики при условии использования распределенной генерации. Его результаты в рамках саммита представил руководитель направления «Электроэнергетика» Энергетического центра Московской школы управления Сколково Алексей Хохлов.

В ходе исследования, в котором помимо Энергоцентра бизнес-школы Сколково участвовали эксперты ИНЭИ РАН, Центра стратегических разработок и НТЦ ЕЭС, были изучены 66 российских и зарубежных кейсов, связанных с использованием распределенной энергетики, включая крупные ТЭЦ промышленных потребителей; энергоцентры в жилых районах и поселках, в том числе реконструированные из котельных; энергоцентры для небольших потребителей (бизнес-центры, отели), а также микрогенерация в домовладениях.

Алексей Хохлов заметил: сейчас в России нет даже общепринятых и формально утвержденных определений понятия «распределенная генерация», также отсутствуют данные по ее установленной мощности. По некоторым оценкам, установленная мощность малой распределенной генерации (до 25 МВт) варьируется в пределах 13 ГВт, в том числе в пределах зоны централизованного энергоснабжения – 4,5 ГВт и еще 8,5 ГВт – в зоне децентрализованного энергоснабжения. Однако, кроме малой генерации, в ЕЭС находятся еще как минимум 10 ГВт установленной мощности более крупных установок (более 25 МВт) у промышленных потребителей. Таким образом, доля распределенной генерации в общей установленной мощности по стране составляет около 9‑10 %.

Однако, по мнению эксперта, даже в сценарии частичного использования потенциала распределенной энергетики – с учетом реализации лишь небольшой доли потенциала каждой из ее составляющих, в России есть возможность скомпенсировать с помощью распределенной энергетики не менее половины возможного к 2035 году дефицита мощностей.

– Прогнозируемый среднегодовой темп роста спроса на электроэнергию в нашей стране с 2016 по 2035 год составит около 1 %. Прогноз по доступной мощности сильно зависит от того, какими темпами будут выводиться стареющие и коммерчески неконкурентные блоки. В случае массового выбытия блоков по достижении индивидуального ресурса текущий профицит генерирующих мощностей будет исчерпан на горизонте 2025 года. К тому же при реализации заявленных планов развития атомной, гидро- и альтернативной генерации и ввода в эксплуатацию всех тепловых блоков, решение по которым уже принято, дефицит мощностей в централизованной системе электроснабжения России на горизонте 2030 года может составить 47‑70 ГВт, а к 2035-му может вырасти до 54‑97 ГВт, – уточнил Алексей Хохлов.

– Данный дефицит можно закрыть проектами по модернизации действующих электростанций или их замене новыми крупными блоками. Это также и окно возможностей для развития распределенной энергетики как путем замещения части выбывающих мощностей более мелкими, локализованными рядом с потребителем, так и за счет мероприятий по снижению потребности в мощности.

Авторы исследования убеждены: необходимо признать распределенную энергетику важным элементом развития электроэнергетики России, нужно поддержать появление субъектов нового типа, способных реализовывать комплексные проекты распределенной генерации «под ключ» с привлечением финансирования и предоставлением услуг по последующей эксплуатации, а также субъектов, обеспечивающих инфраструктуру рынков нового типа.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (339) апрель 2018 года: