16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/337/371988.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 05 (337) март 2018 года

Поддержать или нет?

Комитет ГД по энергетике предложил «на берегу» разобраться с инициативой Минэнерго

Масштабные преобразования в российской энергетике пока не доведены до логического завершения, а потому принесли больше разочарования, нежели ожидавшихся от них результатов.

В связи с этим выход один – активизировать работу по развитию рыночных механизмов и инфраструктуры, созданию современной системы государственного регулирования, поиску новых креативных технологических решений. Только тогда можно будет говорить о повышении экономической эффективности отрасли и в конечном итоге улучшить условия энергоснабжения потребителей, в том числе снизить стоимость электроэнергии. К такому выводу пришли участники круглого стола «Модернизация объектов электрогенерации: источники финансирования», организованного Комитетом Государственной Думы по энергетике.



ДПМ-штрих должен учитывать недостатки ДПМ

В середине января стало известно, что Министерство энергетики РФ определило базовые принципы конкурсного механизма по отбору проектов модернизации ТЭС на оптовом рынке электроэнергии и мощности в период с 2021 по 2030 г.

Основания для принятия решения о потребности в масштабной реконструкции тепловых электростанций сформулированы в Генеральной схеме размещения объектов до 2035 г. (утверждена распоряжением правительства РФ от 9 июня 2017 г. № 1209‑р). При этом анализ ценовой ситуации на оптовом рынке в совокупности с ограничениями на рост цен на электроэнергию показывает, что возможность для дополнительного финансирования модернизации появится только после 2021 г. Однако до этого времени предполагается рост тарифов на электроэнергию значительно выше инфляции (до 10‑12 %) за счет вводов объектов по ДПМ, в частности это касается атомной и гидрогенерации. В связи с этим первые вводы в эксплуатацию по программе реконструкции ТЭС планируется начать не ранее 2022 г.

По задумке Минэнерго, отбор проектов для модернизации будет проводиться на конкурсной основе, а предметом конкурса станет минимизация затрат по проектам. Словом, отбираться будут проекты с самой низкой стоимостью модернизации, а также с наилучшими показателями по снижению расхода топлива. Немаловажно, что в конкурсах на модернизацию смогут участвовать только тепловые электростанции – те, где выработанность нормативного паркового ресурса составляет не менее 125 %, при этом имеющие показатель востребованности (включенности) за последние два года не менее 60 %.

Ко всему прочему, среди базовых принципов программы модернизации обозначена разработка типовых проектных решений и оценка их стоимости на основе эталонов, рассчитанных независимыми экспертами. Также обсуждается увеличение срока конкурентного отбора мощности до начала поставки мощности по его итогам с четырех до шести лет, что позволит увеличить горизонт планирования и принятия инвестиционных решений в рамках новых параметров КОМ.

Сформулированная таким образом Концепция модернизации электрогенерации вызвала немало вопросов. Комитет Государственной Думы по энергетике пригласил к обсуждению этой инициативы представителей федеральных органов исполнительной власти, генерирующих компаний, научных и общественных организаций.

Глава профильного комитета Павел Завальный убежден: в первую очередь нужно определиться не просто с критериями отбора объектов для модернизации, но и с объемом мощностей, необходимых для удовлетворения спроса на тепло и электроэнергию в среднесрочной перспективе, с учетом имеющейся на сегодня избыточной мощности и значительного потенциала развития распределенной энергетики.

– Насколько нам известно, мнения экспертов отрасли по этому вопросу расходятся. Коллеги, не помешало бы разобраться «на берегу»: какую конфигурацию генерации мы хотим получить, какое должно быть соотношение централизованной и распределенной энергетики, различных видов генерации и что делать с неэффективными мощностями – как и когда выводить их из эксплуатации, – подчеркнул парламентарий.

Заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко убежден: нужно более активно модернизировать генерацию, вводя по 6‑8 ГВт в год.

– Для тепловой генерации нам понадобится мощность 150 ГВт. Предполагаем, что 15 ГВт выйдет из эксплуатации и еще 140 ГВт нужно либо модернизировать, либо создать условия, чтобы они работали дольше. Из 140 ГВт в рамках модернизации нам нужно оптимизировать 40 ГВт и создать условия для увеличения сроков эксплуатации. Тогда сможем довести возраст ТЭС до среднемирового уровня, – уточнил представитель ведомства, акцентировав внимание аудитории на том, что средний возраст мощностей объектов тепловой генерации в России составляет 34 года, и это, к слову, один из самых высоких показателей в мире. Для сравнения, в США и Японии средний возраст подобного оборудования – 30 лет, а в Китае и Южной Корее – от 10 до 15 лет. Как говорится, почувствуйте разницу. Замминистра убежден: если не начать программу модернизации, уже к 2025 г. Россия может столкнуться с дефицитом мощностей.

Вячеслав Кравченко считает важным, чтобы в программе ДПМ-штрих были учтены недостатки ДПМ, ведь, как известно, ДПМ не всегда строились с полноценным анализом ситуации, где и что необходимо построить. В итоге часть новых объектов оказалась недостаточно востребована.

– ДПМ-штрих предполагает конкурентный отбор по годам, причем инвестор должен будет заявить определенный набор мероприятий по модернизации и будет нести ответственность за невыполнение этих обязательств, – прокомментировал замминистра. – Ключевым условием запуска программы является неувеличение платежей потребителей выше инфляции. Речь идет о конечной цене на энергию, однако стоимость энергии на оптовом рынке также не должна расти выше инфляции.

Павел Завальный добавил: только определив четкие критерии модернизации, удастся объяснить потребителю, на что тратятся деньги и зачем это вообще надо.

– Важно донести до граждан, что нашей целью является повышение эффективности функционирования электроэнергетики: да, сегодня тариф снижаться не будет, но зато завтра благодаря проведенной работе по повышению эффективности и надежности отрасли мы придем к снижению тарифа, – пояснил он.

Не в полной мере разделяет предлагаемый коллегами из энергетического ведомства подход к программе ДПМ-штрих Министерство экономического развития РФ.

– На наш взгляд, к обсуждаемой программе следует допускать не только ТЭС, но и других генераторов – те же АЭС, новые ВИЭ и традиционные ГЭС, – заявил заместитель директора департамента Минэкономразвития Андрей Габов. – Также мы считаем, что конкурс проектов необходимо проводить по всем объектам сразу, что позволит добиться максимальной конкуренции, а к отбору проектов на этапе сравнения по капитальным затратам привлечь к их рассмотрению потребителей энергии.



(Не) преждевременная инициатива

– Ключевым драйвером повышения эффективности генерации будет являться отбор проектов на конкурентной основе – именно конкуренция будет стимулировать поставщиков повышать эффективность своих объектов. При торговле электроэнергией на маржинальном рынке такие поставщики будут иметь маржинальную прибыль, а конкуренция за проекты создаст им стимул для реализации более эффективных проектов, – убеждена начальник Управления развития конкурентного ценообразования ассоциации «НП «Совет рынка» Екатерина Усман. – Основным стоимостным ограничением на все дальнейшие механизмы развития отрасли является рост цены не выше инфляции. Если посмотреть стоимостную ситуацию на оптовом рынке в период с 2011 по 2017 год, когда заработала сегодняшняя модель рынка, среднегодовой рост цены электроэнергии на оптовом рынке несколько превысил уровень инфляции. Интересно, что это произошло только в 2017 году, когда существенно выросла составляющая ДПМ, ввелось очень много новых объектов по ДПМ. Кроме того, сыграла роль надбавка к цене для Дальнего Востока, введенная в середине 2017‑го.

Хотя в «Совете рынка» полагают, что для привлечения частных инвестиций в генерацию нужно делать ставку на конкурентные механизмы, прямая конкуренция между ВИЭ, АЭС, ГЭС и ТЭС пока не представляется возможной. В связи с этим предложены следующие подходы к внутривидовой конкуренции: что касается ВИЭ, здесь можно обойтись единым нейтральным конкурсом для ВЭС, СЭС и ТБО. С ТЭС ситуация сложнее, но здесь, считают эксперты, речь должна вестись о дополнительном финансировании модернизации только для тех объектов, которым это на самом деле необходимо и которые, в свою очередь, необходимы энергосистеме.

Необоснованной считает концепцию Минэнерго по модернизации ТЭС Ассоциация «Сообщество потребителей энергии». Генерирующий комплекс, по оценке ассоциации, располагает достаточными ресурсами для содержания и обновления мощностей в рамках действующих механизмов и значительным потенциалом для повышения собственной эффективности. К тому же сегодня поставщики самостоятельно проводят техническое перевооружение за счет маржинальной прибыли, получаемой в секторах РСВ, КОМ и на рынках теплоснабжения. Только в 2012‑2017 гг. было модернизировано более 17,7 ГВт оборудования ТЭС, что кроме роста топливной эффективности позволило увеличить объемы поставки мощности и выручку компаний со средним темпом 3 ГВт в год. Исходя из текущей динамики объемов модернизации и учета объемов по уже завершенным проектам (17,7 ГВт), к 2021 г. будет модернизировано еще около 12 ГВт генерирующей мощности ТЭС, что суммарно составит около 30 ГВт.

Таким образом, отказ от использования и развития существующих рыночных механизмов требует пересмотра функционирующих моделей оптового рынка электроэнергии и мощности и ликвидации маржинального ценообразования с переводом этих секторов на тарифное регулирование.

Кроме того, как отмечают в «Сообществе потребителей энергии», предложения Минэнерго по модернизации ТЭС являются преждевременными. Это мнение аргументируется тем, что работы по модернизации объекта генерации, в зависимости от объема работ, занимают максимум один-два года. Следовательно, соответствующие инвестиционные решения и нормативные акты, если они действительно необходимы, потребуются не ранее 2020‑2022 гг.

Ассоциация предлагает коллегам проверить достоверность аргументов о необходимости масштабной модернизации ТЭС и справедливость утверждений Минэнерго по поводу недостаточности для этого существующих механизмов рыночного ценообразования. Кроме того, считают в ассоциации, нужно провести оценку социально-экономических последствий предложения Минэнерго по введению новых нерыночных доплат на масштабную модернизацию ТЭС с учетом влияния дополнительных затрат, связанных со строительством удаленных объектов электроэнергетики, развития электросетевого хозяйства, обеспечения модернизации атомной энергетики, развития ВИЭ.

Также предлагается разработать и реализовать меры по сдерживанию темпов роста конечных цен и тарифов на электроэнергию в 2018‑2021 гг. на уровне не выше инфляции, включая сглаживание платежей по ДПМ с 10‑летнего на 15‑летний период, ликвидацию перекрестного субсидирования, сглаживание платежей по договорам строительства новых энергоблоков АЭС / ГЭС, исключение продления и появления новых нерыночных доплат на субсидирование объектов ВИЭ, мусоросжигания, цен и тарифов для регионов Дальнего Востока.



Есть два пути

– Тепловая генерация является основой российской энергетики. На данный момент примерно 68 % установленной мощности в энергетике составляет тепловая генерация. Согласно Генеральной схеме размещения объектов электроэнергетики, к 2035 году 65 % генерирующих мощностей будут тепловыми. Коллеги, какие бы расчеты мы ни заказывали, именно эти цифры будет демонстрировать тепловая генерация, – отметила заместитель генерального директора по маркетингу и сбыту ООО «Интер РАО – Управление электрогенерацией» Александра Панина. – Почему тепловой генерации сегодня плохо? Да потому, что она получает 62 % платежа в цене за мощности. Что будет к 2030 году, если в сфере тепловой генерации ничего не изменится? Если мы не предпримем никаких действий ни в отношении ВИЭ, ни в отношении атомных новых блоков, ни в отношении модернизации, 65 % установленных мощностей будут получать всего 20 % в конечном платеже за мощность. Эти цифры говорят за себя. А если мы продолжим субсидировать иную генерацию помимо тепловой, то есть продолжим субсидировать ВИЭ, как делаем сейчас, продолжим стимулировать снижение тарифов на электроэнергию на Дальнем Востоке, то доля других видов генерации в общем показателе будет увеличиваться, а доля тепловой генерации будет продолжать снижаться.

Спикер подчеркнула, что рентабельность большинства станций, построенных в советские годы, близка к нулю, что в будущем может привести к их массовому выводу:

– Крупные станции будут работать до какого‑то барьера, когда понадобится проведение масштабных капитальных ремонтов, которые потребуют колоссальных инвестиций, но их будет негде взять, в том числе из‑за низкой рентабельности станций. Есть два пути развития ситуации: мы можем поддержать проведение модернизации в тепловой энергетике или не поддержать. Если не будет программы модернизации, то такие крупные станции, как Череповецкая, Троицкая, Костромская, Новочеркасская, доработают свой срок и из‑за недостатка средств для проведения капитального ремонта, будут выведены из работы. Тогда придется проводить новое строительство, что потребителю в конечном итоге обойдется дороже. Или же мы сейчас планово, как предлагает Минэнерго, сделаем залповый аукцион, который на три-пять лет позволит определить объемы и за определенный период сделать поэтапно модернизацию станций. Это будет дешевле и для потребителя.

Выслушав коллег, первый заместитель председателя Комитета по энергетике Сергей Есяков подчеркнул, что федеральным органам исполнительной власти не помешало бы прислушаться к озвученным аргументам и подумать об усовершенствовании перечня критериев отбора проектов для программ ДПМ-штрих. А это значит, что в обсуждении обозначенной проблематики пока рано ставить точку. «ЭПР» продолжит следить за судьбой проектов модернизации в российской энергетике.

Поддержать или нет?

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 05 (337) март 2018 года: