16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/333-334/7102654.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (333-334) январь 2018 года

Льготы или тарифы?

Тема номера Антон КАНАРЕЙКИН

В России спорят о механизмах господдержки «зеленой энергетики»

Интерес к возобновляемым источникам энергии растет сегодня во всем мире. Вот и в России власти начали активно поддерживать «альтернативную энергетику». Это и неудивительно, ведь Минэнерго РФ в прошлом году оценило инвестиционный потенциал ВИЭ в России в 1 трлн руб.

Как показывает мировая практика, ВИЭ так или иначе всегда пользуются некими внерыночными механизмами поддержки. Ключевые мировые игроки в этой отрасли – США, Китай, Япония, Германия – стимулируют зеленую энергетику в рамках политики энергетической (снижение выбросов CO2 или энергонезависимость) или промышленной (поддержка производства и экспорта). Основными инструментами являются льготные дифференцированные тарифы, льготные кредиты, гранты на научно-исследовательские и опытно-конструкторские разработки (НИОКР), а также государственные стандарты, которые обязывают власти стран довести долю зеленой генерации в национальной энергетике до какого‑то определенного уровня к определенному году.



Мировой опыт и мы

Так, в Финляндии и Норвегии действует система L-сертификатов. Она подразумевает, что электроэнергия, произведенная на генерирующих объектах ВИЭ, сертифицируется определенным образом. На каждый МВт-ч произведенной электрической энергии выдается сертификат, который население и организации обязаны покупать по повышенным тарифам. Продажа этих сертификатов обеспечивает возврат капитала и доход, что и определяет инвестиционную привлекательность сектора. В Нидерландах экономический механизм основан на налоговых льготах для предприятий, но преследует все те же цели: принести доход инвестору. В Китае применяются механизмы прямого субсидирования заинтересованных инвесторов и льготное кредитование. В США механизмы различаются в зависимости от конкретного штата, но цель все та же – возврат капитала и доход.

Россия в целом идет по подобному пути. В нашей стране действует несколько механизмов стимулирования инвестиций в зеленую энергетику. Основной механизм поддержки ВИЭ на оптовом рынке заключается в том, что инвесторы проходят конкурсный отбор, по итогам которого заключают с государством договор на поставку мощности (ДПМ).

Инвестпроекты ВИЭ отбираются на конкурсах «Совета рынка» по наименьшему уровню капитальных затрат с 2013 г. Капитальные затраты инвесторов возвращаются за счет повышенных платежей потребителей. Бизнес получает гарантии стабильной доходности, но обязан при этом свое­временно сдать объекты в эксплуатацию и обеспечить необходимый уровень локализации. Другой, менее распространенный способ поддержки ВИЭ – через закупку их выработки сетевыми компаниями для покрытия потерь.

При этом один из главных принципов государственной политики в этой сфере можно сформулировать так: «поддержка ВИЭ-генерации в обмен на локализацию». Дело в том, что государство ожидает прихода на этот рынок крупных международных промышленно-технологических партнеров. Это должно обеспечить локализацию производства оборудования для зеленых электростанций в России, причем с максимальным вовлечением в производственные цепочки отечественных компаний. К примеру, если в 2015‑2016 гг. целевой показатель степени локализации компонентов для ветро­установок составлял 25 %, в 2017‑м он был установлен на уровне 40 %, в начавшемся году – уже на отметке 55 %, то в 2019‑2024 гг. он будет доведен до 65 %.

В мае прошлого года российское правительство приняло в отношении ВИЭ два важных постановления. Одно из них облегчает условия локализации компонентов для «альтернативной энергетики», то есть теперь инвесторы могут проводить некоторые технологические операции за рубежом до появления возможности производства таких операций на территории Евразийского экономического союза. В другом постановлении говорится о параметрах строительства генерирующих объектов ВИЭ. Теперь при неготовности местных сетевых организаций присоединить их к сетям, а также при ряде других условий возможен поэтапный ввод генерирующих мощностей объекта. Внесенными изменениями устанавливается возможность дробить суммарную вводимую мощность на несколько проектов при условии сохранения обязательств по совокупным объемам вводимой мощности при изменении внешних факторов. Все это, по мнению экспертов, существенно повысит привлекательность проектов по созданию мощностей на основе ВИЭ.

Наконец, в России утвержден План мероприятий по стимулированию развития малой и микрогенерации на основе возобновляемых источников энергии. В нем предусматривается исключение налоговых обязательств у физических лиц, осуществляющих операции по реализации электрической энергии, выработанной с использованием микрогенерации ВИЭ для собственных нужд своего домохозяйства. Кроме того, в прошлом году правительство разрешило населению продавать в общую сеть электроэнергию «домашней микрогенерации» – ВИЭ – установок до 15 кВт. По мнению разработчиков документа, реализация Плана позволит упростить процедуру размещения объектов микрогенерации ВИЭ, предоставит возможность их владельцам продавать излишки вырабатываемой электроэнергии в общую сеть.



За чей счет

Как видим, Россия придерживается в поддержке ВИЭ мировых тенденций. Однако в прошлом году схема поддержки возобновляемых источников энергии была серьезно раскритикована. Претензии участников рынка заключаются в том, что высокие тарифы на ВИЭ, которые должны компенсировать затраты инвесторов, создадут дополнительную нагрузку на рынок. Наибольший резонанс вызвали предельные капитальные затраты на возведение солнечных, ветровых электростанций и малых ГЭС. Так как возврат именно этих инвестиций регионы будут учитывать при формировании тарифов для ВИЭ, по которым территориальные сетевые организации станут закупать их электроэнергию, участники рынка сочли, что существующие меры могут негативно сказаться на экономике. Так что теперь «Совет рынка» просит Минэнерго не продлевать для зеленой генерации работу в режиме договоров на поставку мощности (ДПМ) после 2024 г. и не давать им иных механизмов субсидирования.

Суть аргументов противников нынешней схемы поддержки ВИЭ в следующем: по первоначальным расчетам «Совета рынка», сделанным в 2013 г., общий платеж за ВИЭ до 2034 г. должен был составить 1,2 трлн руб., при этом плата за ВИЭ должна была составить 4,8 % в общем платеже потребителей. Но в 2015 г. в платеж ввели параметры, сделавшие программу дороже. Среди них были корректировка на курс валют, рост нормы доходности до 14 %, возврат в конкурсы квот, не выбранных в прошлые годы, распространение ДПМ ВИЭ на дорогостоящие мусоросжигающие ТЭС, продление программы до 2024 г. В результате, по некоторым расчетам, платеж за строительство новых мощностей ВИЭ к 2039 г. возрастет до 2,3‑2,5 трлн руб. Так что, по мнению противников нынешних мер поддержки ВИЭ, России надо переходить к стимулированию спроса на возобновляемые источники с помощью других механизмов.


Что можно предложить взамен

В «Совете рынка» считают, что для зеленой генерации необходимо снизить административные барьеры и удешевить финансирование ВИЭ-проектов за счет институтов развития, Фонда национального благосостояния или Пенсионного фонда РФ с доходностью на уровне ключевой ставки Центробанка на 15 лет и госгарантиями по кредитам. Там также предлагают поддержать экспорт оборудования для ВИЭ за счет госгарантий, субсидирования затрат на транспорт и льготных вывозных пошлин. В целом, и в Минэнерго согласны, что ВИЭ надо поддерживать не только через энергорынок, когда вся нагрузка полностью ложится на потребителя, но и через налоговое стимулирование, предоставление других преференций. Например, поддержкой ВИЭ может заняться специальный госбанк.

Создать подобный «зеленый госбанк», в частности, предложил Экспертный совет при Открытом правительстве. По мнению экспертов, он мог бы заняться финансированием экологических проектов. Кроме того, банк сможет работать с зарубежными фондами и институтами развития, что нивелирует действие санкций. Стопроцентное участие государства в капитале банка позволит ему кредитоваться на международных рынках под 4‑5 % годовых (ставка для суверенных заемщиков) и привлекать средства зарубежных инвесторов и партнеров, что следует из концепции банка. На первом этапе уставный капитал должен составить 50‑70 млрд руб. за счет госсубсидий.

Оптимальный способ привлечения финансирования, как считают эксперты, – выпуск «зеленых» облигаций. Потенциальный объем выпуска таких облигаций может достичь 50 млрд руб., а объем привлеченных кредитов от зарубежных финансовых организаций – 200‑250 млрд руб. уже к 2020 г. К этому времени кредитный портфель «зеленого» банка должен составить 600‑730 млрд руб. Идею с банком поддерживают в Министерстве природных ресурсов. Так что, возможно, в скором времени схема поддержки зеленой энергетики в России изменится.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01-02 (333-334) январь 2018 года: