16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/317/5395421.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 09 (317) май 2017 года

Чёрное небо Красноярска: кто в ответе

Экология Ольга МАРИНИЧЕВА

Крупнейшие «кочегарки» Красноярска приняли на себя обязательство вложить значительные суммы в решение экологических проблем города, в частности в сокращение объема атмосферных выбросов.

Так, Сибирская генерирующая компания вложит в экологическую модернизацию старейшей в городе ТЭЦ-1 около 4 млрд руб. Это намерение было озвучено в ходе Красноярского экономического форума, который состоялся 20‑22 апреля. Соответствующие намерения озвучил и РУСАЛ, подписавший с администрацией региона соглашение о сотрудничестве в сфере экологической политики. Как обещает гендиректор РУСАЛа Владислав Соловьев, «программа экологической модернизации затронет не только Красноярский алюминиевый завод, но и Ачинский глиноземный комбинат».

Именно эти предприятия молва включает в число главных «авторов» загрязнений воздуха в крупнейшем промышленном центре Восточной Сибири. Народное мнение подтверждают и официальные данные: согласно сведениям, приведенным в последнем государственном докладе «О состоянии окружающей среды», объем выбросов в Красноярске в 2015 г. составил 195 тыс. тонн. При этом 34 % выбросов «обеспечил» автомобильный транспорт, 31 % – алюминиевый завод ОК «РУСАЛ» и 23 % – три ТЭЦ, принадлежащие Сибирской генерирующей компании (ООО «СГК»).



Экологи объявили войну

«Красноярск становится заложником «черного неба», «Черное небо» превратило Красноярск в Сайлент-Хилл», «Правила выживания во время «черного неба»… Такие заголовки, напоминающие о сюжетах голливудских «ужастиков», заполнили региональные и федеральные СМИ в течение последних полутора лет. Предпосылки для нагнетания страстей имеются – в 2016 г. в Красноярске 24 раза вводили режим «черного неба», или неблагоприятных метеоусловий. Экологическая обстановка в Красноярске становится предметом как политических спекуляций, так и вполне рациональных опасений.

Масла в огонь подливают сообщения представителей общественных организаций, считающих, что организовать независимый контроль за деятельностью главных загрязнителей практически невозможно, поскольку такого механизма «просто не существует». В числе наиболее радикальных мер, предлагаемых экологическими активистами города-миллионника, – повышение штрафов за загрязнение атмосферного воздуха предприятиями вплоть до приостановки деятельности, перевод теплоисточников Красноярска с угля на газ, перенос Красноярского алюминиевого завода за пределы города. Предлагается также наложить запрет на установку временно согласованных увеличенных нормативов выбросов и усилить мониторинг экологической обстановки с допуском к нему независимых общественных организаций и гражданских активистов.



Охота на выбросы

Впрочем, экологические проблемы Красноярска связывают не только с большими предприятиями большого города, но и с его ландшафтными особенностями (город находится в большой котловине, где скапливаются вредные выбросы), и с загрязняющими воздух автомобилями, и с остающимися в тени «небокоптителями», имена которых неизвестны широкой общественности. Так, в отчете краевого управления Роспотребнадзора за 2015 год указано, что в Красноярске имеется более 2,5 тыс. никем не учтенных и не контролируемых источников загрязнения: к ним относятся и малые котельные, и новые предприятия, созданные на территории заброшенных производств. Найти управу на этих «малышей» намного сложнее, чем воздействовать на промышленных гигантов.

«Есть достаточно большой список источников, которые нигде не учитываются и выбросы от них не учитываются, и у многих нет разрешения на выбросы, соответственно, они не попадают в официальную статистику», – соглашается с Росприроднадзором эколог Сергей Шахматов. Как добавляет д. т. н., управляющий филиалом «СибНИИуглеобогащение» Сергей Исламов, красноярцы, которые живут на загородных участках и перешли с электрического отопления на индивидуальные котлы, «получили у себя дома настоящий «черный снег».

Неспроста одной из самых интригующих экологических акций наступившей весны стала охота на мелких нарушителей экологического законодательства, объявленная одной из региональных медиагрупп. Красноярские журналисты, подающие заявления на «вонючек», просят горожан присылать фото и видео чадящих маршруток, нелегальных котельных и маленьких заводов, стимулируя своих добровольных помощников с помощью денежного вознаграждения. Возможно, выйти на след загрязнителей поможет и суперкомпьютер, который обещают создать для Красноярска сотрудники Сибирского суперкомпьютерного центра, действующего при Институте вычислительной математики и математической геофизики СО РАН. Как поясняет директор института Сергей Кабанихин, «искусственный мозг» позволит не только оценивать, анализировать и прогнозировать уровень загрязнения в городе, но и искать источники вредных выбросов.



Власть и бизнес ищут консенсус

Тем временем крупнейшие предприятия региона, участвующие в Красноярском экономическом форуме, подписывают как индивидуальные экологические соглашения, так и программный документ общего характера – Экологическую хартию, определяющую взаимные обязательства бизнеса и власти. В числе подписавшихся – «Норильский никель», «РУСАЛ», Сибирская угольная энергетическая компания, Сибирская генерирующая компания, «Красноярский цемент», филиал ПАО «ОГК-2» Красноярская ГРЭС-2, Красноярский завод синтетического каучука. Органы власти обязались стимулировать использование не вредящих экологии производственных технологий и экологически чистого топлива. Кроме того, им предстоит установить нормативы качества окружающей среды для региона и создать условия для оперативного реагирования на факты загрязнения воздуха, в частности организовать круглосуточное дежурство по приему звонков на «горячую линию» и наблюдение на постах в районах краевой столицы. В свою очередь, предприятия обязались модернизировать газоочистное оборудование, повысить энергоэффективность производства, применять замкнутые циклы водоснабжения, проводить рекультивацию загрязненных территорий.

Так, СГК обязуется до 2019 г. создать два автоматизированных поста наблюдения за качеством атмосферного воздуха, которые в дальнейшем будут переданы в краевой центр мониторинга для формирования единой территориальной сети наблюдения. Кроме того, в течение 2017 г. в качестве пилотного проекта компания готова спроектировать и начать монтаж электрофильтра на ТЭЦ-1, позволяющего очищать дымовые газы с эффективностью не менее 99 %. Также энергокомпания примет участие в реализации проекта по созданию единой информационной системы мониторинга качества окружающей среды, который объединит данные федеральной, территориальной сетей наблюдения и предприятий на слои интерактивной карты города Красноярска.

В создании интерактивной экологической карты будет участвовать и РУСАЛ. Помимо этого, за счет внедрения технологии «Экологический Содерберг» АО «РУСАЛ Красноярск» снизит суммарные выбросы загрязняющих веществ в атмосферу, и таким образом, войдет в установленные нормативы предельно допустимых выбросов.

Особое внимание уделено ситуации в городе Ачинске – в настоящее время АО «РУСАЛ Ачинск» разрабатывает схему прогнозирования неблагоприятных метеорологических условий. В этот период компания дополнительно будет снижать выбросы в атмосферу, уменьшая негативное воздействие на окружающую среду. На АГК планируется ввести дополнительные ступени очистки отходящих газов для 10 печей спекания. По прогнозам, это новшество позволит увеличить эффективность улавливания пыли не менее чем на 50 %.



Разорительная альтернатива

А как обстоят дела с реализацией самых радикальных сценариев улучшения экологической обстановки – таких, как упомянутый выше перенос Красноярского алюминиевого завода (КрАЗа) или полный отказ от угольной генерации? Они не только очень дороги, но и слишком болезненны для города, уверен Владислав Соловьев: «Перенос подразумевает, что в Красноярске мы завод сравняем с землей и построим его где‑то в другом месте – в Богучанах, Тайшете, Хакасии. Эта площадка будет точно не здесь, если мы говорим о переносе, алюминиевого завода в Красноярске не будет. Хотим ли мы выкинуть 3,5 тысячи работников КрАЗа плюс работников подрядных организаций вместе с семьями на улицу? Вот цена этого вопроса. Я уже не говорю про налоги, которые идут в край, не говорю об очереди в 1,6 тысячи человек из желающих работать у нас».

«Стоит отметить, что объекты теплоснабжения – не главный источник вредных выбросов, а ТЭЦ СГК – не единственные источники теплоснабжения в Красноярске, – говорит Анастасия Дьякова, замдиректора Красноярского филиала СГК по стратегическим коммуникациям. – В городе работают 120 малых и крупных котельных, примерно 16 тысяч котлов индивидуального использования, неустановленное количество печей частного сектора. Для улучшения экологической ситуации в городе необходимо проводить работы по закрытию малых котельных и перевода потребителей на централизованное теплоснабжение. Так, в 2015 году СГК осуществила замещение котельных СФУ и СибЭНТЦ, в 2016 году – КНЦ СО РАН и частично «ФармЭнерго».

Что до газификации Красноярска, то она не обеспечит заметного улучшения экологии города, но потребует огромных затрат и приведет к росту тарифов на тепло, снижению налоговых поступлений и потере рабочих мест. По подсчетам компании, на газификацию потребуется около 185 миллиардов рублей (120 миллиардов необходимо для строительства газопровода, 65 миллиардов – стоимость газификации ТЭЦ). По оценке нашей компании, газификация повлечет за собой рост тарифов на теплоэнергию для населения на 35‑45 процентов из‑за большей стоимости газа по сравнению со стоимостью угля, сокращение налоговых платежей на 1,5 миллиарда рублей в год, сокращение добычи угля на 6 миллионов тонн в год и потерю около 1 тысячи рабочих мест в угольной отрасли и 500 мест на РЖД в Красноярском крае. Это не считая увольнения от 750 до 2500 высококвалифицированных специалистов с ТЭЦ, ежегодных дотаций на покрытие убытка от производства электричества в размере от 0,5 до 1,5 миллиардарублей. При этом в результате газификации снижение воздействия на атмосферу в Красноярске с учетом индекса опасности выбросов составит не более 3 процентов.

Опыт других городов показывает, что даже наличие газификации не приводит к изменению топливного баланса в сибирских городах. Разница в стоимости производства энергии на угле и газе в Сибири настолько значительна, что газовые мощности почти всегда проигрывают конкуренцию угольным. К примеру, тарифы на тепло на газовых котельных в регионах нашего присутствия в два-три раза выше тарифов наших угольных ТЭЦ. Чтобы снизить экологические последствия влияния угольной генерации, необходимо не отказываться от угля, а заниматься совершенствованием систем очистки».

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 09 (317) май 2017 года: