16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/314/9986246.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 06 (314) март 2017 года

Ценное, но невостребованное сырье

Ежегодно в России образуется более 30 миллионов тонн золошлаковых отходов.

При сохранении такой тенденции к 2020 году объем накопленных ЗШО в нашей стране превысит 1,8 млрд тонн.

Можно ли превратить отходы в доходы, обсуждали участники XII Международного электроэнергетического семинара, прошедшего в Москве с 27 февраля по 3 марта. МЭС-12 организовала кафедра управления эксплуатацией и развитием электростанций и электроэнергетических систем Корпоративного энергетического университета ЕЭС России под патронатом исполнительного комитета Электроэнергетического совета СНГ.



Польза, несомненно, есть

География делегатов была обширной: в семинаре участвовали представители ПАО «ТГК-14» (Чита), Рефтинской ГРЭС (Свердловская область), Новочеркасской ГРЭС (Ростовская область), Евразийской энергетической корпорации (Евразийская группа ERG, Казахстан), Государственного коммунального предприятия на праве хозяйственного ведения «Кокшетау Жылу» при акимате города Кокшетау (Казахстан), консорциума «Феникс» (Санкт-Петербург), АО «ВТИ» (Москва), ООО «НПФ «Донские технологии» (Новочеркасск Ростовской области), Новочеркасского политехнического университета и АО «ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева» (Санкт-Петербург).

Всю неделю на базе Корпоративного энергетического университета Единой энергетической системы (КЭУ ЕЭС) приглашенные эксперты проводили лекции и практические занятия, посвященные совершенствованию сбора, хранения, переработки и использования золо­шлаковых материалов в народном хозяйстве.

Заведующий кафедрой Новочеркасского политехнического университета, д. т. н., профессор Николай Ефимов и генеральный директор ООО НПП «Донские технологии» Владимир Паршуков отметили: 115 из 145 действующих угольных ТЭС России исчерпали емкости золоотвалов, у остальных станций предельный срок эксплуатации не превышает десяти лет. Учитывая, что среднегодовой объем образуемых на ТЭС ЗШО многократно превышает их потребление, проблема приобретает катастрофический характер.

Низкий уровень использования отходов ТЭС в России обусловлен рядом причин: отсутствием целенаправленной государственной политики в области использования природных инертных и техногенных материалов с целью сохранения экологического равновесия; технической неподготовленностью энергетических предприятий по первичному разделению и сортировке ЗШМ, складированию их и выдаче потребителям. К тому же недостаточно внедряются результаты НИОКР, накопленные в отечественной и мировой практике.

– Золошлаковые отходы – ценное вторичное сырье, прошедшее термическую обработку и прекрасно подходящее в качестве сырья в химической и строительной промышленности, – отмечали докладчики. – Комплексные технологии рециклинга ЗШО разработаны и внедрены в ряде европейских стран. Так, компания RockTron – мировой лидер в области современных безотходных технологий комплексной переработки золо­шлаковых отходов, образующихся на угольных электростанциях, разработала технологию, позволяющую в промышленных масштабах получать из отходов электроэнергетики ценные, выгодные, экологически чистые эко-минеральные продукты с одновременной рекультивацией и освобождением земельных участков. Компания успешно внедрила собственную технологию, введя в 2008 году в эксплуатацию первый полномасштабный завод, спроектированный на переработку 800 тысяч тонн золошлаков в год, вблизи британской электростанции «Фиддлерз Ферри».

Эксперты сообщили, что ООО НПП «Донские технологии» разработало комплексную технологию утилизации побочных продуктов добычи, обогащения и переработки угля с получением широкого спектра строительных материалов: портландцемента, керамического кирпича, пеностекла, ситаллов. Полученные материалы соответствуют требованиям, предъявляемым ГОСТ, не уступают по качеству рыночным аналогам при более низкой цене за счет замены части сырья на золошлаковые отходы. Практика показывает: применение золошлаковых отходов ТЭС как сырья в различных отраслях промышленности позволяет не только снизить экологическую нагрузку на прилежащие территории, но и принести существенную экономическую пользу.



Полезный опыт

Опытом работы ПАО «Иркутск­энерго» по продлению сроков эксплуатации золоотвалов заочно поделился директор ЗАО «Иркутск­золопродукт» Сергей Бутаков, приславший подробную презентацию.

Предпосылки принятия предприятием стратегии по утилизации золошлаков появились еще 10 лет назад в связи с ограниченной возможностью для реконструкции существующих золоотвалов и отсутствием земель для строительства новых хранилищ. Тем более ежегодный объем образования золошлаков здесь составляет 1,4‑1,9 млн тонн, а по состоянию на 1 января 2017 г. накоплено 79 млн тонн. Высока и потребность в инвестициях на строительство и реконструкцию золоотвалов – для этих целей требуется около 330 млн руб. в год.
Между тем, основные принципы стратегии предприятия по утилизации золошлаков просты: регулярный анализ ситуации, разработка программных мероприятий и… отказ от инвестиций в реконструкцию и строительство золоотвалов.

Результаты реализации данной стратегии с 2007 по 2015 г. говорят за себя: десять лет назад утилизировалась только 441 тыс. тонн золошлаков, а к 2015‑му этот показатель вырос до 1 млн 197 тыс. тонн. Сформированная система работы с золошлаками позволяет «Иркутскэнерго» не инвестировать средства в строительство и наращивание дамб золоотвалов. Создана структура ЗАО «Иркутскзолопродукт», наработан опыт, сформировано видение решения вопросов утилизации золошлаков. За девять лет реализации стратегии утилизировано около семи млн кубометров золошлаков.

Упоминая о факторах, препятствующих более активному применению ЗШО, Сергей Бутаков отметил несовершенство законодательства в области обращения золошлаковых отходов, отсутствие комплексного подхода к регулированию обращения с ними, а также недостаток механизмов регулирования и стимулирования вовлечения ЗШО ТЭС в полезный хозяйственный оборот.

Заочное участие в конференции принял заведующий лабораторией АО «ВНИИГ им. Б. Е. Веденеева» Андрей Фролов, приславший множество полезных материалов, в том числе анализ безопасности эксплуатации золошлакоотвалов при экстремально низких температурах и исследования в области гидравлического удаления и складирования отходов промышленности на намывных хранилищах.



Выбросы и сбросы вне регулирования

Еще одну важную тему – программу экологизации угольной генерации России в контексте Парижского соглашения о климате затронул генеральный директор ЗАО «ПрофЦемент-Вектор», лидер консорциума «Феникс» Андрей Калачев.

Прежде всего, он упомянул риски ратификации Парижского климатического соглашения для России, заметив: ввод в России углеродного налога в размере 15 долларов за тонну эквивалента CO2 потребует ежегодных выплат в размере 42 млрд долларов, что соответствует 2,5‑3,3 трлн руб. Объем этих выплат равен 3,2‑4,1 % ВВП за 2015 год, 19‑24 % доходов федерального бюджета за 2016 год или 35‑45 % суммарного объема Резервного фонда и Фонда национального благосостояния России.

Основными реципиентами рисков ввода углеродного налога в России являются ТЭК и отрасли промышленности, характеризующиеся высокой энергоемкостью или значительными удельными выбросами: металлургия, производство азотных удобрений и цемента.

Кроме того, уточнил эксперт, неизбежен рост цены на электроэнергию, который, по прогнозам, может составить 19‑49 % для крупных коммерческих потребителей, 11‑28 % – для малых и 19‑45 % в сфере бытового потребления.

– В нашей стране наибольший вклад в образование парниковых газов вносит газовая генерация (55 процентов), на втором месте транспорт (20 процентов), на третьем – угольная генерация (18 процентов), – комментирует Андрей Калачев. – Однако промышленный вред экологии регулируется Парижским соглашением лишь на 30 процентов – только в отношении парниковых газов (диоксида углерода, метана и озона). Еще 70 процентов, куда входят выбросы (окислы азота и серы) и сбросы (золы и шлака) промышленных и энергетических предприятий, приносящие наибольший локальный вред окружающей среде и населению, вне зоны регулирования.

Спикер посетовал: образование золошлаковых отходов в России растет стремительными темпами, уже 28,5 тыс. гектаров земель нашей страны использовано под золоотвалы, многие из них расположены вблизи от центров крупных городов – Новосибирска, Кемерова, Омска. А ведь каждый золоотвал – это локальная экологическая катастрофа.

Господин Калачев акцентировал внимание участников семинара на основных аргументах против экологизации угольной генерации. Один из них сводится к тому, что энергетики не должны заниматься утилизацией отходов, однако новое законодательство (№ 458‑ФЗ и № 219‑ФЗ) все же возлагает ответственность за утилизацию на их производителя. Еще один аргумент – в России нет рынка ЗШО. Это действительно так, но, по оценке экспертов консорциума «Феникс», потенциал рынка ЗШО в России составляет 35 млн тонн в год, хотя нынешнее потребление не превышает четырех млн тонн ЗШО в год.

Возможно, решить проблему поможет программа экологизации угольной генерации (ПЭУГ)? Ее цель сводится не только к достижению технологических показателей выбросов, сбросов и образования отходов в соответствии с требованиями НДТ (№ 219‑ФЗ), но и к получению дополнительных экономических эффектов от реализации попутных продуктов сжигания угля. Так, экономический эффект от реализации программы к 2035 году может составить 774 млрд руб., а далее ежегодный положительный экономический эффект оценивается в 86 млрд руб.

Среди первоочередных шагов в этом направлении выступающий отметил необходимость внесения изменений в № 35‑ФЗ «Об электроэнергетике» и № 190‑ФЗ «О теплоснабжении» в части причисления деятельности по производству побочных продуктов сжигания угля к видам основной деятельности в области электроэнергетики и теплоснабжения; необходимость внесения изменений в № 89‑ФЗ «Об отходах производства и потребления» и создания законодательства в области обращения с вторичными материальными ресурсами, нацеленного на вовлечение отходов производства и потребления в хозяйственный оборот.

Кроме того, считает докладчик, можно было бы реализовать пилотный проект экологически приемлемой угольной электростанции на базе Приморской ТЭС (в Калининградской области), Хабаровской ТЭЦ-4 или Артемовской ТЭЦ-2 (на Дальнем Востоке).



Никому не выгодно?

О проблемах, связанных с разработкой и внедрением бизнес-проектов в области использования золошлаковых отходов угольных ТЭС России, говорил заведующий сектором АО «ВТИ» Юрий Целыковский.

Он напомнил: распоряжением правительства от 23 февраля 1989 года в СССР было образовано Межотраслевое научно-производственное объединение «Ресурс», выступавшее в качестве головной организации страны по проблеме утилизации ЗШО и очистки дымовых газов ТЭС.

– Так было до тех пор, пока государство считало приоритетным природоохранную деятельность и направляло на нее, хотя бы частично, бюджетные средства. При переходе на рыночные отношения государство устранилось от финансирования данной проблемы, считая, что ее решение должно обеспечиваться бизнесом. Несмотря на многочисленные обращения в Минэнерго России, РАО «ЕЭС России» и мэрию Москвы с предложениями по загрузке мощностей общества профильными заказами, положительного результата достигнуто не было, и в 1999 году «Ресурс» прекратил свою деятельность, – уточнил эксперт.

По его мнению, бизнес-проекты в этой сфере могут быть успешными, если разрешится неразбериха с финансированием НИОКР по ЗШО.

– В первую очередь, стоило бы создать независимую группу экспертов и посмотреть, сколько денег ушло на разработку этих НИОКР, сколько плагиата в них, каков эффект от их внедрения, на каких полках лежат разработанные проекты, – комментирует докладчик. – Также необходимо заставить Министерство природных ресурсов и экологии РФ принять меры для реальной экономии природных ресурсов. Закон «О недрах» должен работать не в рекомендательном режиме, а в приказном порядке. Кроме того, как известно, спрос рождает предложение: будет потребность в замене природных ресурсов – увеличится предложение ЗШО в качестве их заменителя.

Юрий Целыковский упомянул и о проблемах реализации ЗШО потребителям, посетовав, что хотя на данный момент разработано большое количество технологий переработки и использования ЗШО, основная проблема заключается в сбыте продукции, произведенной на основе таких отходов, да и независимая профессиональная экспертиза проектов утилизации ЗШО и их эффективности после внедрения отсутствует. Сокращает круг потребителей ЗШО и увеличение отпускных цен на сухую и гидратированную золу, а ЗШО 1‑4‑го классов опасности можно поставлять только организациям, имеющим лицензию на работу с опасными отходами. При поставке ЗШО покупателю, не имеющему названной лицензии, ответственность несет продавец. Ко всему прочему, неясна правомерность продажи ЗШО стороннему потребителю, так как они уже были оплачены потребителями при покупке электроэнергии и тепла.

– Однако ключевая причина – экономическая: кому должно быть выгодно или невыгодно использование ЗШО? Взять, к примеру, угольные ТЭС, основной целью которых является получение максимальной прибыли. Неудивительно, что руководители угольной ТЭС (привлеченные менеджеры) стараются продавать ЗШО, постоянно повышая на них цены и тем самым сужая круг потребителей. При этом не учитывается, что сокращение объемов накопления ЗШО в золошлакоотвалах снижает эксплуатационные и инвестиционные затраты на них и потребность в строительстве новых золошлакоотвалов, – поясняет эксперт. – Инвестиционные затраты на реконструкцию золошлакоотвала и его укрепление, а также будущие затраты на строительство нового золошлакоотвала с лихвой перекрывают так называемую прибыль от продажи ЗШО. Эту прибыль получают сегодня, а будущее мало кого волнует, поскольку завтра к работе могут быть привлечены другие менеджеры. Вместе с тем, финансовые проблемы по размещению ЗШО с помощью государства можно переложить на плечи потребителя энергоресурсов – промышленности и населения. Перенос затрат на размещение ЗШО и экологических платежей на себестоимость производства электроэнергии и тепла приводит к росту тарифа на услуги ТЭС и, соответственно, услуги ЖКХ. Потребитель всегда платит за неэффективные решения менеджеров в области утилизации ЗШО, но желательно, чтобы эти платежи были значительно меньше.

В некоторых энергокомпаниях нашли правильное, с нашей точки зрения, решение, передав непрофильный бизнес по утилизации ЗШО частным предпринимателям. Подобные частные организации занимаются вывозом ЗШО достаточно активно, но в сравнительно малых объемах. Возникает монополизм привлеченной организации в данной области, что приводит к снижению возможных объемов реализации ЗШО сторонним потребителям, в том числе за счет «накрутки» цены на отходы. Было бы целесообразно, чтобы энергокомпания и данная организация заключали между собой договор на пять-десять лет на реализацию ЗШО в сроках и объемах, удовлетворяющих обе стороны. Невыполнение договора со стороны названной организации должно приводить к штрафным санкциям в размере, компенсирующем упущенную выгоду энергокомпании. Если организация не способна выполнить требования по объемам реализации ЗШО, энергокомпания должна заключить аналогичные договоры с другими потребителями ЗШО.

Складывается впечатление, что реализация ЗШО невыгодна никому. Угольной ТЭС это невыгодно потому, что любой товарный продукт должен иметь постоянные характеристики по химическому составу и физическим свойствам. Следовательно, угольной генерации потребуются модернизации технологий подготовки и сжигания топлива, что может потребовать дополнительных затрат на обновление оборудования. Речь идет не только о модернизации котлов, но и об установке электрофильтров, классификаторов ЗШО, оборудования для сушки ЗШО, строительство силосов для складирования ЗШО.

Невыгодно использование ЗШО и собственникам в стройиндустрии. Для применения ЗШО в промышленности строительных материалов требуется, по крайней мере, корректировка уже работающей технологии производства строительных материалов. При этом могут потребоваться и дополнительные капиталовложения.

Невыгодно использование ЗШО и руководителям строительного комплекса автомобильных дорог. Хотя стоимость песка и щебня может в разы превышать стоимость их качественного заменителя – ЗШО, но при оценке стоимости строительства автомобильной дороги используется «затратный» механизм, словом, дирекции строящейся дороги «не с руки» иметь мало затратные технологии строительства. Тем более ЗШО нельзя продать «на сторону», – резюмировал господин Целыковский.

Рассмотрели в рамках семинара и опыт сухого золошлакоудаления на угольных теплоэлектростанциях РФ с применением российского и зарубежного оборудования. Начальник проектного отдела ЗАО «ПрофЦемент-Вектор» корпорации «Феникс» Всеволод Платонов разобрал уже реализованные на российских ТЭС проекты сухого золошлакоудаления, обозначив их сильные и слабые стороны.

– Актуальность проблемы золоотвалов для угольных ТЭС побуждает к проектированию сухой технологии золошлакоудаления как на вновь строящихся объектах, так и при проведении реконструкции существующих. Надежная, стабильная работа и правильное обслуживание данных систем в равной степени необходима и для обеспечения надежной работы ТЭС и для обеспечения качества золы как продукта вторичного использования. Для успешной реализации этих принципов в технологии реконструируемых ТЭС с сухим золоулавливанием необходим правильный компромисс между желанием сэкономить и последующей долгосрочной работой, – комментирует он. – Сегодня ряд российских ТЭС имеет опыт эксплуатации современных систем пневмозолошлакоудаления запроектированных как зарубежными, так и отечественными проектировщиками, с использованием импортного оборудования.

Заместитель генерального директора по научной работе ООО «Пневмотранспорт», к. т. н., доцент Борис Дроздов подтвердил: существующие схемы сухого золошлакоудаления решают поставленные задачи. Более того – схемы с применением пневможелобов по энергозатратам могут быть изготовлены на отечественных предприятиях. Соответственно, их цена будет в разы ниже.


От редакции

Мы уже писали о проблеме накопления золошлаковых отходов. Именно наш материал «Позитивный опыт есть, но он не транслируется. Как превратить золошлаковые отходы в доходы?» («ЭПР» № 22 (282)) побудил заведующего кафедрой Управления эксплуатацией и развитием электростанций и электроэнергетических систем Корпоративного энергетического университета, к. т. н., заслуженного энергетика СНГ Владимира Тимченко посвятить нынешний семинар данной проблематике. Тем более 2017‑й объявлен в России Годом экологии.

Не было сомнений, что благую инициативу поддержат крупнейшие энергопредприятия страны, для которых проблема утилизации и переработки золошлаковых отходов стоит довольно остро. Однако, несмотря на множество разосланных приглашений, многие компании, как и профильные ведомства, проигнорировали мероприятие.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 06 (314) март 2017 года: