16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/293/3959951.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 09 (293) май 2016 года

Символ катастрофы и героизма

Энергетика: новости Елена ВОСКАНЯН

Сообщество чернобыльцев разочаровано тем, как Россия встретила тридцатилетие этой крупнейшей в истории техногенной катастрофы.

Ночью 26 апреля 1986 года в результате взрыва, произошедшего на Чернобыльской атомной станции, реактор четвертого энергоблока был полностью разрушен.

Не забывать

В атмосферу поднялось около 190 тонн радиоактивных веществ, население Чернобыля подверглось в девяносто раз большему облучению, чем население Хиросимы после взрыва атомной бомбы. Была загрязнена территория площадью 160 тысяч квадратных километров. Накануне тридцатилетия со дня трагедии в ТАСС состоялась пресс-конференция, где говорили не столько о последствиях техногенной катастрофы, сколько о людях, которые помогали ее ликвидировать, а сегодня сами нуждаются в помощи.

– Мы очень разочарованы тем, как Россия и Москва встречают тридцатилетие аварии на Чернобыльской АЭС, разочарованы недостаточным вниманием руководства страны и столицы к данной дате, – заявил председатель Союза «Чернобыль» Москвы (СЧМ) Андрей Грушенков. – В России осталось 237 тысяч чернобыльцев и около 35 тысяч граждан, ставших инвалидами вследствие ликвидации аварии. В Москве сегодня непосредственных участников ликвидации катастрофы около 13,5 тысячи, инвалидов – 3,5 тысячи человек.


В поисках социальной защиты

Спикер заметил: хотя многие чиновники накануне памятной даты заявляли, что не экономят на героях-чернобыльцах, на деле ситуация обратная. Чаще всего чернобыльцы сталкиваются с медицинскими и социальными вопросами, которые либо вообще не решаются, либо решаются формально. Например, раньше они ежегодно получали санаторно-курортные путевки, теперь же могут воспользоваться этим благом раз в три года. Логично, что поездка в санаторий подразумевает не только прогулки на свежем воздухе, но и некие реабилитационные процедуры, и с 2006 года СЧМ регулярно поднимает вопрос о необходимости разработки неких стандартов реабилитации чернобыльцев. До сих пор это не сделано, как, впрочем, не появилось в столице и специального санатория для данной группы граждан.

– До 19 февраля текущего года у нас действовало соглашение с правительством Москвы, благодаря которому был выстроен диалог с департаментами социальной защиты, здравоохранения, совместно решались многие проблемы. Соглашение не продлили, в результате уровень взаимодействия с властью существенно снизился, а наши возможности уменьшились, – отметил господин Грушенков. – К тридцатой годовщине мы предлагали социальные, медицинские, жилищные меры, которые могли бы облегчить жизнь чернобыльцев. Понимаем, сейчас в стране не самый простой период, но просили вполне земные вещи. В частности, предлагали, чтобы Москва, имеющая солидный бюджет на социальную поддержку москвичей, освободила от коммунальных платежей инвалидов I и II группы, пострадавших в результате аварии на ЧАЭС. Таких людей всего 3,5 тысячи – это незначительная группа граждан при общем населении города свыше 15 миллионов человек. По закону, инвалиды-чернобыльцы платят 50 процентов от коммунального платежа, и руководство Москвы могло бы приравнять их к ветеранам Великой Отечественной войны по льготе, покрыв вторую часть платежа. К сожалению, нас не услышали. Также мы обратили внимание на необходимость дополнительного лекарственного обеспечения чернобыльцев, имеющих кратно больше сочетанных заболеваний и вынужденных покупать многочисленные лекарства за свой счет. Однако органы соцзащиты отказали всем инвалидам Чернобыля, за которых мы ходатайствовали, в возмещении расходов на лекарства и лечение. Это лишь некоторые из проблем.


ЧАЭС сегодня

Возвращаясь к событиям тридцатилетней давности, эксперты рассказали о том, как устанавливался саркофаг, изолирующий четвертый энергоблок ЧАЭС.
– Этот саркофаг построен не на скорую руку, там все продумано, рассчитано, – сообщил главный инженер управления строительства по ликвидации последствий аварии Лев Бочаров. – К рассмотрению было предложено восемнадцать проектов, из них выбрали единственный выполнимый в обстановке повышенной радиации. Мы нашли надежные опорные конструкции, которые переносят нагрузку на фундаментную плиту, смонтировали на них несущие балки, по балкам положили щиты. Затем на все несущие конструкции установили датчики, они расположены на самой станции в специальном помещении, за ними наблюдают. С 1987 года эти датчики не дают никаких данных – все возможные осадки остановились. Сейчас на Чернобыльской АЭС все нормально, саркофаг абсолютно безопасен и не несет никакой угрозы.
В завершение встречи спикеры заметили: Чернобыль – не только символ масштабной техногенной катастрофы, но и героизма всех тех, кто участвовал в ликвидации ее последствий, и, сколько бы лет ни прошло, нельзя забывать их подвиг.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 09 (293) май 2016 года: