16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/290/8556912.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 06 (290) март 2016 года

Каждая копейка на счету

На первом форуме финансовых директоров энергетики эксперты пришли к выводу, что отрасль ждут новые вызовы, и советуют, не откладывая, разобраться с уже имеющимися. Пока же, например, проект закона о консервации неэффективных мощностей глава Совета производителей энергии Игорь Миронов назвал просто убогим.

Эксперты считают, что энергетическую отрасль ждут новые вызовы, и советуют, не откладывая, разобраться с уже имеющимися.

В Москве 25‑26 февраля состоялся Первый форум финансовых директоров энергетики Energy СFO, организованный порталом CFO-Russia.ru и Клубом финансовых директоров. Одной из ключевых тем форума стало текущее состояние отрасли и прогнозы ее развития. Надо сказать, прогнозы относительно ближайшего будущего российской энергетики не самые оптимистичные: очевидно, что говорить о развитии пока не приходится, да и сами эксперты советуют приготовиться к режиму выживания.


Вопросы и ответы

На первой секции обсуждались ключевые проблемы отрасли. Директор ассоциации «Совет производителей энергии» Игорь Миронов затронул вопрос обновления энергомощностей, напомнив, что в предыдущие годы введено много новой мощности по ДПМ, однако из‑за проблем с выводом устаревших и неэффективных объектов из эксплуатации на рынке образовалось 20 ГВт лишней мощности. В это же время цена на КОМ в 2016 году в первой ценовой зоне снизилась на 12,3 процента по сравнению с прошлым годом, во второй ценовой зоне – на 28,6 процента. При этом в текущем году минимальный рост тарифа на тепло находится на отметке 3,4 процента, да и этот показатель весьма условен – ситуация в регионах разная.

– Проект закона о выводе избыточной мощности из эксплуатации предполагает отсоединение таких объектов за деньги – планируя вывести мощность из эксплуатации, нужно быть готовым заплатить за отсоединение от сети, – отметил спикер. – Не лучше обстоит ситуация с проектом закона о консервации неэффективных мощностей – данный документ я бы назвал убогим: согласно нему, «законсервированную» станцию придется ежегодно включать, что не принесет должной экономии.

Другая проблема касается штрафов за неготовность станции выдавать необходимую нагрузку, ведь, по сути, такие штрафы ежегодно провоцируют прямой отток из отрасли порядка 10‑20 миллиардов рублей. Если на одной из станций происходит недовыработка, другая добирает этот дефицит, то есть берет на себя часть нагрузки первой станции, при этом не получает денег. В случае полного отключения потребитель недополучает энергоресурсы и, соответственно, платит меньше. Совет производителей энергии, сообщил господин Миронов, пытается вести диалог с Минэнерго и Минэкономразвития относительно того, что, если потребитель не пострадал в результате отключения, возможно, штрафные деньги должен получить генератор, «подхвативший» выпавшую станцию.

Говоря о решении отраслевых проблем, спикер предложил снизить величину целевого объема строительства АЭС, отметив, что проект Энергостратегии России до 2035 года предусматривает резкое наращивание объема выработки электроэнергии на АЭС на 7 процентов и ГЭС на 12 процентов на фоне уменьшения спроса на электроэнергию до 4‑6 процентов к 2020 году. При этом производство на ТЭС запланировано на уровне 2015 года, что на 5,6 процента ниже уровня 2012 года, при сохранении обязательств по ДПМ. Реализация подобных планов приведет к резкому понижению коэффициента использования установленной мощности тепловых станций.

– Мы увидим следующую картину: КИУМ тепловых станций падает, атомные станции вводятся, плата за электричество и мощность растет, ведь строительство АЭС стоит значительно дороже, чем тепловой станции. В свете этого предлагаем снизить величину целевого объема АЭС до текущего уровня 25 ГВт вместо 41 ГВт, а также перенести сроки ввода энергоблоков с низкой степенью готовности после 2025 года, – отметил Игорь Миронов.

А вот заместитель директора Департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности Министерства экономического развития России Дмитрий Вахруков считает, что ближайшие годы – прекрасное время для повышения операционной эффективности работы энергокомпаний. При этом понятно: повышение операционной эффективности необходимо разделить между компаниями и потребителями их услуг. Нельзя все повышение эффективности возлагать на потребителя, иначе дальнейших стимулов для повышения эффективности не будет. При этом программа повышения операционной эффективности абсолютно не зависит от динамики роста тарифов, в этом направлении также нужно работать.

Кроме того, сообщил господин Вахруков, Минэкономразвития России планирует представить наработки по прогнозу социально-экономического развития страны на 2017‑2019 годы к апрелю текущего года. По его словам, сейчас рассматривается несколько вариантов развития событий.

Первый и, по мнению ведомства, правильный – сохранить на 2017‑2018 годы параметры в соответствии с прогнозом, опубликованным сейчас. Это своеобразный гарант того, что государство придерживается своей же позиции о долгосрочном тарифном регулировании.
Второй вариант – распределение меж­отраслевого роста, исходя из наличия и отсутствия ключевых показателей функционирования отраслей.

– Ключевая проблема для реализации такого подхода заключается в фактическом отсутствии каких‑либо общеотраслевых объективных оценок состояния отраслей, – пояснил Дмитрий Вахруков – В настоящее время нет показателей, характеризующих, например, отрасль теплоснабжения с точки зрения потерь в сетях, удельного расхода топлива, производительности труда. Отраслевые ведомства это понимают и видят необходимость в совершенствовании системы сбора статистической информации. Такая же проблема в отраслях газоснабжения и водоснабжения. Несколько лучше ситуация в электроснабжении.

Спикер считает, что в российской экономике наступил «период функционирования», когда придется изменить вектор дальнейшей работы и сместить акцент в части распределения инвестиций. Средства должны идти не на новое строительство и увеличение мощностей, а на поддержание состояния имеющейся инфраструктуры, разумеется, и в энергетике.

– От финансовых директоров компаний в ближайшие годы будет зависеть многое, если не все. Хотел бы настроить вас на то, что ключевые показатели эффективности вашего предприятия должны соответствовать текущей ситуации, – обратился Вахруков к участникам форума.


Закон как ширма

По словам Дмитрия Вахрукова, несмотря на долгожданный многими и вступивший в силу 1 января закон об укреплении платежной дисциплины, Минэкономразвития ожидает, скорее, ее ухудшения.

– Все мы знаем про «неотключаемых» потребителей, которые пользуются своим статусом и систематически не платят за энергоресурсы, – отметил господин Вахруков. – Закон об укреплении платежной дисциплины, по нашему мнению, является некой ширмой того, что мы все‑таки что‑то сделали в этом направлении, нежели эффективным рабочим инструментом, поскольку по ряду предприятий, ряду групп организаций он не работает.

В ответ начальник отдела развития нормативной базы отрасли Департамента развития электроэнергетики Мин­энерго России Андрей Максимов заметил: прежде чем критиковать «неработающий» закон, нужно дождаться, когда он в полной мере вступит в силу, ведь большая его часть еще не активна, сейчас разрабатываются необходимые подзаконные акты.

По словам господина Максимова, за год долги за энергоресурсы выросли примерно на 100 миллиардов рублей. Структура задолженности за электроэнергию перед генерирующими поставщиками на розничных рынках свидетельствует: злостными неплательщиками остаются непромышленные потребители, в том числе ЖКХ (водоканалы, котельные), управляющие компании и ТСЖ, энергосбыты и мелкие потребители – на них в совокупности приходится более 50 процентов долга. При этом основные должники по оплате электроэнергии на розничных рынках – потребители, ограничение режима потребления электроэнергии которых может привести к экономическим, экологическим, социальным последствиям – словом, «неотключаемые». Главные должники по оплате газа – предприятия ЖКХ и иные организации, ограничение поставки газа которым может привести к опасным экологическим, экономическим последствиям.

Общая проблема

Полезной для многих участников форума стала секция, на которой представители крупных компаний поделились практическим опытом повышения эффективности управления финансами. Финансовый директор АО «ЕвроСибЭнерго» Михаил Хардиков рассказал о том, как в представляемой им компании ведется работа с дебиторской задолженностью.

Спикер акцентировал внимание на основных причинах неплатежей, таких, как экономическая заинтересованность потребителей задерживать платежи, когда санкции за просрочку ниже, чем рыночная стоимость кредитования; наличие «неотключаемых» потребителей, взыскание задолженности с которых затруднено, в том числе – многоквартирных домов; низкий уровень ответственности за самовольное подключение к энергосетям и невыполнение требований по отключению; недобросовестность отдельных управляющих компаний в сфере ЖКХ, умышленно накапливающих задолженность и использующих средства нецелевым образом; наличие дисбалансов между объемами потребления энергоресурсов в рамках оказания коммунальных услуг, распределяемыми между жителями многоквартирных домов, и фактически отпущенными объемами потребления, в том числе в связи с отсутствием индивидуальных приборов учета.

Господин Хардиков напомнил, что ключевыми сегментами для «ЕвроСибЭнерго» являются крупные ГЭС, угольные и газовые ТЭЦ, сетевые и сбытовые активы. Чтобы проиллюстрировать ситуацию с неплатежами, спикер обратился к одному из наиболее проблемных с точки зрения задолженности регионов присутствия компании, а именно к Иркутской области. Здесь по распоряжению губернатора 2291 потребитель попал в категорию «неотключаемых», в итоге доля таких потребителей в общей задолженности превышает 90 процентов. Кстати, в эту категорию попали не только социальные объекты – школы, детские сады, больницы, но и, например, вышка сотовой связи. Выходит, теперь оператор сотовой связи может не платить за потребляемые энергоресурсы, но отключить его нельзя.

Основные неплатежи, как на розничном рынке электроэнергии, так и за тепло, приходятся на объекты ЖКХ. В то же время крупные промышленные предприятия остаются стабильными платежеспособными контрагентами.

Говоря о мерах, предпринимаемых в регионе «ЕвроСибЭнерго», в числе наиболее эффективных Михаил Хардиков назвал переход на прямые расчеты по тепловой энергии.

– Эффективность прямых расчетов выше на пять-десять процентов в сравнение с расчетами через посредников. Доля поступлений в Иркутской области под контролем нашей Группы составляет 65 процентов, – подчеркнул он. – Еще одна мера – создание собственных управляющих компаний по управлению жилым фондом. Нами созданы три собственные УК в Иркутске, Усть-Илимске, Усолье-Сибирском, что позволило существенно увеличить собираемость.

Кроме того, с 2015 года в Иркутской области введены повышающие коэффициенты для потребителей на РРЭ, не имеющих приборов учета. В текущем же ожидается установление нормативов для потребителей, применяющих электрическое отопление. Также ведется регулярная работа с органами ФМС по установлению фактического количества проживающих и площади помещений для выставления счетов потребителям.

Важный комплекс мероприятий касается внедрения аппаратно-программного комплекса «Дорожный пристав», в рамках которого совместно с ГИБДД проводятся рейды «Злостный неплательщик». Как показывает практика, это довольно эффективная мера по взысканию долгов с неплательщиков. Сегодня на исполнении в службе судебных приставов находятся более 90 тысяч исполнительных листов.

Также Михаил Хардиков озвучил предложения по улучшению собираемости по основным категориям неплательщиков. Так, в отношении самой проблемной категории – ЖКХ и населения было предложено упростить переход на «прямые договоры» с населением для РСО; изменить роль УК (ТСЖ, ЖСК) при взаимоотношениях с РСО и собственников, использовать только «прямые договоры»; законодательно закрепить возможность введения ограничений по электрической энергии при наличии просроченной задолженности за иные виды ресурсов (тепло, ГВС и пр.) и ввести норматив на электрообогрев, увеличить повышающие коэффициенты для потребителей без приборов учета.

Что касается сетевых организаций, по мнению спикера, необходимо установить тариф, позволяющий осуществлять безубыточную деятельность с учетом оплаты за потери, укрупнить ТСО для повышения эффективности деятельности и перейти на метод индексации тарифов без регулярного пересмотра экономики сетей.

– Наша общая задача – повышение собираемости и снижение накопленной задолженности за ресурсы. Основным инструментом борьбы должно стать изменение законодательства РФ. При этом для решения проблемы необходимо вести работу с основными «болевыми точками» – неотключаемыми потребителями и недобросовестными управляющими компаниями. Мы убеждены, что неотключаемые должны получать свой статус только через наличие банковской гарантии, а недобросовестные УК – осуществлять перевод денежных потоков в ЕРКЦ.


По принципу Манкала

Полезным опытом поделился и директор по инвестициям и финансам АО «Рус­атом Энерго Интернешнл» Сергей Елизаров, рассказавший о методах управления рисками при осуществлении проектов BOO (build-own-operate) в атомной отрасли. Докладчик назвал подобные проекты «сегодняшним днем в сфере атомной энергетики», обозначив характеристики нынешнего рынка мировой атомной энергетики: у заказчиков отсутствуют собственные денежные средства для сооружения объектов генерации электроэнергии, поэтому они заинтересованы в вовлечении поставщика АЭС в собственный капитал проекта, таким образом, разделив и минимизировав риски проекта. Кроме того, при выборе поставщика АЭС значительную роль играет его способность привлечь заемное финансирование. АО «Русатом Энерго Интернешнл» реализует полностью соответствующие современным тенденциям и требованиям заказчиков проекты.

Сейчас в портфеле компании два проекта BOO: в Турции и Финляндии. Спикер остановился на втором, в рамках которого ГК «Росатом» является эксклюзивным ЕРС-контрактером. Акционерами с финской стороны выступили местные крупные промышленные компании, заинтересованные в дешевой электроэнергии, муниципалитеты и прочие государственные органы, с российской – Росатом, доля которого в проекте составила 34 процента.

Необычность этого проекта в том, что он реализуется по давно апробированному в скандинавских странах принципу Манкала, когда вся производимая АЭС электроэнергия реализуется акционерам по себестоимости.

К сильным сторонам проекта Сергей Елизаров отнес благоприятное отношение в Финляндии к атомной энергетике и высокий уровень Public Acceptance (общественного признания), проверенную временем конкурентоспособную российскую технологию, сбалансированный состав акционеров проектной компании, оптимальное распределение рисков проекта между акционерами и полный регресс на неограниченный срок в рамках принципа Манкала. Еще один неоспоримый плюс – EPC-контракт с фиксированной ценой как защита от рисков задержки реализации проекта и увеличения стоимости.

Докладчик заметил: прогноз цен на электроэнергию на бирже Норд Пул позволяет говорить о высоком уровне маржинальности данного проекта. Более того – комплексное решение, предлагаемое Росатомом, позволит получить высококонкурентную цену Манкала, а принцип Манкала и устойчивый прогнозируемый спрос на электроэнергию в Финляндии будет гарантией сбыта всей произведенной продукции.

Говоря о комплексном решении Росатома и планах по управлению рисками в рамках этого проекта, спикер сделал акцент на том, что большую роль играет принцип альянсинга, когда осуществляется взаимный контроль на всех стадиях реализации проекта, имеются взаимные гарантии поставок оборудования и оказания услуг. Также плюсом является оптимальная структура финансирования за счет привлечения средств из разных источников на конкурентных условиях. Не последнюю роль играют инвестиции в знания и человеческий капитал – речь идет о подготовке высококвалифицированных кадров, развитии НИОКР, обмене опытом в эксплуатации АЭС.
Безусловно, данный проект важен как для России, так и для Финляндии и уже получил поддержку в обеих странах. Не вызывает сомнений мультипликативный эффект от его реализации для стран, а именно промышленные заказы, новые рабочие места и налоговые поступления в бюджеты. По факту получилась инвестиционно-привлекательная бизнес-модель с высоким уровнем контроля рисков, в том числе технологических и финансовых.


Добросовестные несут ответственность за недобросовестных

Говорили на форуме и о налогообложении энергокомпаний. Видением о текущей ситуации и перспективах налогообложения в отрасли поделилась начальник управления по налогам Сибирской генерирующей компании Ирина Лермонтова. Она осветила основные проблемы, с которыми сталкивается компания в части налогообложения. К наиболее острым отнесла автоматический контроль декларации по НДС.

– Налоговики автоматизировали свою работу. В 2015 году запущена автоматизированная система контроля, позволяющая вместе с декларацией НДС отслеживать всех контрагентов по сделкам, – рассказывает она. – Однако в последнее время наша компания получает отказы в вычете НДС по взаимоотношениям с некоторыми контрагентами со следующей формулировкой ФНС России: «Право на применение налоговых вычетов возникает у налогоплательщика только в случае соблюдения установленных законом требований, в том числе и соблюдения корреспондирующей обязанности контрагента по уплате этой суммы налога в бюджет». Такая формулировка кажется нам странной, поскольку мы не можем получить налоговый вычет до тех пор, пока контрагент не оплатит НДС в бюджет. В результате добросовестные налогоплательщики вынуждены нести полную ответственность за действия недобросовестных третьих лиц. Кроме того, для решения проблемы требуется расширение функционала сотрудников для текущего контроля и фактического дублирования функций сотрудников ФНС.

Еще одна проблема связана с запросами региональных инспекций о контролируемых сделках. По словам докладчика, в прошлом году прослеживались попытки региональных инспекций превысить свои полномочия в этой связи, а именно поступали требования о предоставлении пояснений о снижении количества контролируемых сделок в 2014 году по сравнению с 2013‑м, о проведении самостоятельных корректировок налоговой базы. Также поступали письма о необходимости внесения корректировок в налоговые декларации за 2015 год, исходя из контролируемых сделок, письма-сообщения с требованиями предоставления пояснений о признании сделок контролируемыми.

Говоря о перспективах налогообложения в энергетической отрасли, Ирина Лермонтова упомянула инициативы СГК. Среди них в том числе поддержка создания налогово-экономических стимулов для реформирования теплоэнергетической отрасли России в высокотехнологичную, финансово устойчивую, динамично развивающуюся по мировым стандартам отрасль экономики, для устранения угрозы коллапса системы теплоснабжения в масштабах страны и обеспечение надежного и качественного теплоснабжения потребителей, в том числе населения в краткой, среднесрочной и долгосрочной перспективе.

В целом, по словам участников, форум удался, поскольку позволил не только обсудить актуальные проблемы отрасли, но и узнать о практических подходах, используемых в разных компаниях, при решении важнейших вопросов.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 06 (290) март 2016 года: