16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/277/2122784.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 17 (277) сентябрь 2015 года

Человек, который восстановил Саяно-Шушенскую ГЭС

Есть вещи, которые кажутся неизменными. Когда они почему‑то меняются, это вызывает легкое потрясение, которое, впрочем, полезно для незашоренности восприятия. Примерно такие ощущения вызвала новость о том, что Евгений Дод, руководитель «РусГидро» с 2009 года, подал в отставку.

Сначала, как водится, это были слухи, затем косвенные подтверждения, а спустя неделю глава правительства Дмитрий Медведев подтвердил то, о чем неделю гудела вся энергетика, – прошение об отставке удовлетворено, Дод реально уходит.

Один из самых успешных менеджеров в электроэнергетике страны, 42‑летний Евгений Дод всегда был и остается довольно закрытым человеком. Рассказывают, что однажды, в эпоху бурного роста аудитории социальных сетей, к нему пришел с предложением шеф пресс-службы. «А не сделать ли нам, Евгений Вячеславович, вашу страничку в Facebook? Сейчас это модно, все заводят такие». «Только попробуй, – услышал в ответ пиарщик, – уволю!»

Евгений Дод до сих пор не обзавелся такой страничкой. Зато деятельность компаний, которыми он руководил, всегда была на виду. Эту публичность глава «РусГидро» объясняет масштабами ответственности перед обществом и страной, как у руководителя любой по‑настоящему большой компании.

Никакого преувеличения или пафоса в этих словах нет: «РусГидро» является крупнейшей в стране энергокомпанией по установленной мощности – 38,5 ГВт. Она эксплуатирует более 370 генерирующих объектов на Волге, на Кавказе, в Сибири и на Дальнем Востоке. В их числе – крупнейшая в России Саяно-Шушенская ГЭС, восстановление которой стало самой первой задачей Дода после прихода на пост главы компании в 2009 году. По его собственным словам, сначала от предложения возглавить «РусГидро» в той ситуации он «немного опешил», но долго думать времени не было, и всю ответственность за безопасную работу большинства ГЭС в России он взял на себя.



Легкое начало

Изначально таких планов у него, конечно, не было. Достаточно сказать, что Московский авиационный институт по специальности «Экономика и управление на предприятиях машиностроения» Евгений Дод закончил в первой половине 1990‑х, когда большинство его сверстников интересовались новыми возможностями, открывшимися после распада СССР. Освоившись в финансовой сфере и поработав в инвестиционных компаниях, уже в 1998‑м Дод пришел в РАО «ЕЭС России», где стал работать заместителем начальника департамента экспорта, а в 2000‑м – возглавил крохотную компанию «Интер РАО ЕЭС», занимавшуюся экспортно-импортными поставками электроэнергии. Это сейчас звучит громко: «экспортно-импортные поставки». А тогда в активе «Интер РАО» был один небольшой контракт на поставку за границу и куча долгов бывших покупателей. И позвал тогда Евгений группу соратников. Молодые, лихие парни за несколько лет разобрались с должниками (всё в рамках закона), сделали еще несколько контрактов. И в страну пошла валюта.

Может быть, в РАО ЕЭС даже не ожидали такого эффекта, но зарабатывать деньги на экспорте оказалось интересно. А вкладывать стали в «убитые» энергетические активы, которых на территории бывшего СССР оказалось предостаточно. Так и пришли в российский энергохолдинг объекты в Приднестровье, Грузии, Армении. Потом, когда поношенных станций стало не хватать, приступили к строительству новых.
Кажется, что Дод делает карьеру легко – одиннадцать лет в экспортно-импортном бизнесе, затем «РусГидро». Однако с 1998 года ситуация в стране менялась много раз и «вымыла» из отрасли огромное количество людей. А Евгений Дод продолжал работать. И везде со своей командой, которая сложилась еще в «Интер РАО» и по большей части пришла с ним управлять гидроэнергетикой.

Интересно, что, несмотря на отсутствие личной публичности, Дод хорошо известен как очень профессиональный управленец. Он заслужил доверие со стороны энергетиков, которые традиционно являются людьми консервативными и закрытыми, знает, как настроить работу компании и всегда берет на себя ответственность. Возможно, именно это и стало причиной, по которой его кандидатура была предложена для руководства «РусГидро» в самый тяжелый для компании период – после аварии на Саяно-Шушенской ГЭС, когда вся страна практически под лупой следила за тем, как расходуются средства на восстановление станции и как компания помогает пострадавшим семьям.

Для Евгения Дода на первом месте всегда были люди и работа с ними. Помимо восстановления СШГЭС, в «РусГидро» перед новым руководителем стояло множество других задач: большая часть мощностей еще до аварии нуждалась в модернизации, а то и в полной замене. С августа 2009 года ситуация еще более осложнилась, поэтому от профессионализма руководителя холдинга практически зависела судьба гидроэнергетики всей страны.

Став в 2009 году главой «РусГидро», Евгений Дод взял с собой команду, с которой работал в «Интер РАО», хотя известно, что на новом месте он тоже максимально сохранил кадровый состав – масштабных сокращений в штате холдинга в то время не проводили.
– Я сразу сказал, что все, кто умеет профессионально и хорошо работать, нам нужны и мы хотим, чтобы они остались в компании, – сказал тогда Дод и сдержал слово.



Сапер ошибается один раз

Вообще многие, кто давно работает рядом с ним, скажут, что Евгений Дод – человек слова. Не лукавит и всегда говорит то, что думает.
– Я давно обеспеченный человек, еще до работы в «РусГидро» неплохо зарабатывал, – говорил он в интервью «Известиям». – Некоторые СМИ разместили фото красивого дома и написали, что это мои апартаменты. Вынужден разочаровать, к сожалению, это дом не мой, а моего большого друга Фархата Ахмедова.

Работает и дружит с влиятельными людьми Евгений Дод уже много лет и не считает, что это просто. На должность главы «РусГидро» его кандидатуру предложил курировавший тогда энергетику на посту вице-премьера Игорь Сечин, известный своим сложным и требовательным характером. «Игорь Иванович – мой старший товарищ, я работал под его началом в «Интер РАО», – сказал тогда Дод. – Скажу прямо, это не сахар работать с таким требовательным руководителем. Он трудоголик и требует такой же эффективности и самоотдачи ото всех, с кем работает».

Понятно, что быть главой столь крупной компании, постоянно находиться на виду у руководства страны и нравиться всем невозможно. В 2013 году президент Владимир Путин во время заседания Комиссии по вопросам стратегии развития ТЭКа подверг Дода резкой критике за то, что часть из 12 миллиардов рублей, выделенных компанией на строительство Загорской ГАЭС-2, по фиктивным договорам поступала на счета трех фирм-однодневок.

Разбирательства по теме начались буквально на следующий день после заседания. Но вместо того, чтобы оправдывать себя тем, что все эти нарушения происходили в компании до его прихода, Евгений Дод сначала лично отвез в МВД заявление по факту хищения. Затем инициировал внутреннюю проверку не только на провинившейся Загорской, но и на всех стройках компании. Затем по итогам проверки в «РусГидро» появилась система противодействия коррупции, которую подрядчики называли «Шаг сапера». В случае, если подрядчик попадался на обнале или на коррупционной схеме, он возвращал все заплаченные ему деньги и терял возможность работать с компанией на три года.



Без права на промах

Это фирменный стиль Дода – разработка максимально жесткой схемы, полностью лишающей желания и возможности повторить ошибку.

Когда в конце 2011 года государство перевело в «РусГидро» 50 миллиардов рублей на строительство четырех объектов теплогенерации на Дальнем Востоке, Дод внедрил огромную и неповоротливую систему контроля за расходованием средств, пожертвовав оперативностью и гибкостью в пользу полной прозрачности. Правда, Счетная палата, которая получила полный и легкий доступ ко всем расходам практически онлайн, каждый квартал критиковала компанию за недостаточно быстрое освоение государственных средств.

Эту ситуацию Евгений Дод назвал парадоксальной – ведь работа велась по графику. «Наша задача – построить, а не потратить», – говорил он.

Что касается Саяно-Шушенской ГЭС, на которую Дода отправили спустя три месяца после катастрофы, то сейчас это новая станция, вернувшая себе и своим потребителям 6400 МВт. Общая стоимость затрат – почти 41 миллиард рублей, на 2 миллиарда рублей меньше, чем заявлялось сначала. При этом ни копейки бюджетных средств на восстановление станции не поступило, оно полностью выполнено за счет собственных средств компании.

МНЕНИЕ

Наталья Невмержицкая, председатель правления

НП гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний:

– Евгению Доду досталась довольно сложная компания, тем не менее ему удалось путем выстраивания эффективного менеджмента за шесть лет сделать очень многое, и, кстати, не только в производственной деятельности холдинга, но и в социальных направлениях. Не знаю, насколько лично он инициировал какие‑то программы в социальных и благотворительных проектах, но, думаю, в нашей стране немного руководителей компаний, в том числе частных, уделяющих этим темам такое большое внимание, как в «РусГидро».

Как человек он всегда вызывает желание общаться – его обезоруживающая улыбка, несомненно, притягивает всех. При этом он достаточно осторожный человек, и это является скорее свойством характера опытного руководителя, нежели чертой, демонстрирующей недоверие к собеседнику.

В наше время трудно прогнозировать, чем в дальнейшем займется такой профессионал, как Дод. Надеюсь, он останется в отрасли.