16+
Регистрация
РУС ENG
http://www.eprussia.ru/epr/276/1731029.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 15-16 (275-276) август 2015 года

Замкнутый круг: в России растет избыточная генерирующая мощность

Из-за совпадения вводов значительных объемов генерации с резким падением спроса в условиях кризиса острой проблемой отрасли стал избыток генерирующей мощности. Эксперты бьют тревогу: в текущем году ситуация, вероятно, только усугубится.

Какие меры необходимо предпринять в случае с избыточными генерирующими мощностями, профессиональное сообщество регулярно обсуждает на мероприятиях различного уровня. Одно из них состоялось в разгаре лета: Российский национальный комитет Международной торговой палаты (ICC Russia) организовал круглый стол «Избыток генерирующих мощностей: проблемы и пути их решения».

Поводом для встречи экспертов послужил, в том числе, готовящийся проект постановления правительства Российской Федерации о параметрах, определяющих спрос на мощность на долгосрочных конкурентных отборах мощности (КОМ), намеченных на 2016 год и последующие годы. Данный документ уже вызвал неоднозначную реакцию заинтересованных сторон, что, впрочем, подтвердили и участники круглого стола, представившие свои замечания к тексту будущего постановления.

Директор НП «Совет производителей энергии» Игорь Миронов заметил: по мнению крупных генерирующих компаний, документ не предлагает стимулов для вывода оборудования из эксплуатации в 2016‑2019 годах.

– Поставщику предлагается за июль-август определить перечень оборудования на вывод из эксплуатации на четыре года вперед, что невозможно сделать в такие жесткие сроки. Также не определен порядок отнесения объектов к вынужденному режиму до проведения конкурентного обора мощности, не определена процедура для объектов, вынужденных по теплу, – подчеркнул он.

Спикер напомнил, что КОМ прошлого года выявил достаточно серьезную проблему с наличием в стране избыточных мощностей.

– Особенно это заметно в первой ценовой зоне, где вышло 17 ГВт. Впоследствии практически все эти мощности получили статус «вынужденных по теплу», что, на мой взгляд, связано с тем, что они необходимы стране в качестве резервных. В нынешнем году, по прогнозам, в похожей ситуации окажется более 21 ГВт мощностей и, соответственно, на КОМе будет еще худшая ситуация, чем год назад, – развел руками господин Миронов. – Мы находимся в замкнутом круге: растет объем вынужденной генерации, повышается конечная цена на мощность, поскольку станции, ушедшие в вынужденный режим, получают повышенный тариф, усиливается регуляторное давление на рынок. Очевидно, необходимо выводить избыточную мощность из эксплуатации, но на практике это непросто осуществить, поскольку процесс достаточно сложен и затратен. Во-первых, нужно понять, что именно выводить. Во-вторых, вывод из эксплуатации стоит денег. Мы оценили стоимость возможного вывода и определили, что это будет стоить от 10 до 20 процентов, в зависимости от величины станции, стоимости новой станции. Соответственно, вряд ли у кого‑то из генераторов есть возможности так эффективно «под ноль» вывести станцию: не просто замок повесить, а полностью до гринфилда. Еще один выход – консервация, но она тоже требует немалых финансовых затрат – чтобы поддерживать станцию, нужны серьезные деньги. У McKinsey было довольно интересное предложение – «поженить» три варианта: вывод из эксплуатации, модернизацию и консервацию, но оно почему‑то не было услышано министерством.



Такие избытки – впервые

По официальным данным Министерства энергетики РФ, возраст более половины мощностей тепловой генерации в ЕЭС России превышает тридцать лет, а почти четверть оборудования – старше пятидесяти лет.

Как заметил вице-президент по управлению портфелем производства и трейдинга ОАО «Фортум» Юрий Ерошин, действующим законодательством подробно расписана процедура вывода из эксплуатации, но не предусмотрена процедура выбора и реализации необходимых замещающих мероприятий, из‑за чего последние пять лет не выводится неэффективное оборудование.

– Понятно, что сложившаяся ситуация не устраивает ни поставщиков, ни потребителей. Первые несут риск снижения цены на рынке до уровня ниже эксплуатационных затрат и необходимости содержать наиболее дорогую мощность за свой счет, вторым приходится дополнительно оплачивать не прошедшую отбор мощность в качестве «вынужденной» генерации, – посетовал спикер.

Однако решение острой проблемы не лежит на поверхности, поскольку существует объективная необходимость в резервах как для поддержания теплоснабжения, так и на тот случай, если эта мощность потребуется энергосистеме в будущем при восстановлении экономического роста.

Главный специалист отдела развития нормативной базы отрасли Департамента развития электроэнергетики Минэнерго России Константин Горелов заметил, что за последние четыре года в стране выведено порядка 2  ГВт мощности, а введено порядка 20, что еще раз наглядно подтверждает: механизм вывода не работает.

Представитель ведомства уточнил: в качестве одного из способов борьбы с неэффективной генерацией генерирующие компании предлагают сохранение в их распоряжении на несколько лет выручки, которую они получали от поставки мощности выводимого объекта. Это позволило бы поставщикам аккумулировать средства для оптимизации производственной структуры и реализации мероприятий, замещающих выбытие генерирующей мощности.

Господин Горелов акцентировал внимание коллег на том, что с такими избытками, которые существуют сегодня, отечественная энергетика столкнулась впервые, да и существующая модель ценообразования не устойчива к такому уровню избытков. У генераторов возникает риск, что по части территорий будут нулевые цены из‑за вероятного демпинга, и они заинтересованы получить хоть какие‑то деньги. По другим же территориям, где генераторы будут понимать, что смогут потом получить разрешение регулятора к вынужденным генераторам, цены будут завышаться.



Платит потребитель

В настоящее время потребителям приходится оплачивать всю генерацию – и созданную в советское время, и введенную по договорам поставки мощности (ДПМ), что объясняет высокую цену на электроэнергию. На это обратил внимание председатель Наблюдательного совета НП «Сообщество потребителей энергии» Александр Старченко. Он отметил: в прошлые годы РАО ЕЭС строило объекты генерации исходя из прогноза большого роста мощностей в будущем и планируя, что нагрузка в энергосистеме России поднимется до уровня 200 ГВт. Хотя по факту ни разу с того времени она не поднялась выше 188 ГВт. Да и на текущий год нагрузка предполагалась в пределах 238 ГВт, в реальности же средняя нагрузка сейчас находится на отметке 183 ГВт. Выходит, в энергосистеме 50 ГВт избыточной мощности.

– Предполагалось, что из строя будут выводиться старые, неэффективные станции, однако сейчас сложилась абсурдная ситуация – старые станции выигрывают у новых, – посетовал господин Старченко. – На нормальном рынке избыток предложений неизменно ведет к снижению цены, а на нашем рынке, как только в какой‑то энергозоне цена на мощность или электроэнергию падает на пару процентов, генерирующие компании начинают возмущаться: «Как же так, мы так не договаривались». А когда цена растет, они пожимают плечами: «Это же рынок! Цена выросла потому, что у нас рыночные условия». По факту никакого рынка в генерации у нас не существует, нет ни одной зоны, в которой цена на мощность и электроэнергию определялась бы рыночными факторами, за исключением в очень ограниченном размере рынка на сутки вперед, где продаются киловатт-часы и конкуренция идет по текущим затратам. С нашей точки зрения, сегодня при таком отношении к рынку не нужно принимать никаких решений долгосрочного характера. Идея Системного оператора по поводу того, что избыточную генерацию надо начинать выводить и консервировать, очень правильная, но платить за консервацию должны сами генерирующие компании, и для этого надо таким образом выстраивать отбор мощности на рынке, чтобы у них появлялись экономические стимулы консервировать станцию, а не оставлять ее вообще без денег.

Эксперт обратился к западному опыту, напомнив, что в других странах, например в Великобритании, вопрос консервации станций решается не так проблемно. Например, то, что одна из крупнейших в прошлом электростанций, расположенная в самом сердце Лондона, стала зданием всемирно известной художественной галереи Tate, свидетельствует, что вовсе необязательно сносить станцию «под ноль».

– В соответствии с теми правилами, которые сейчас обсуждаются, платеж за мощность, то есть за вынужденную генерацию, в 2015 году составляет чуть меньше 30 миллиардов рублей – в совокупности со всех потребителей, а в 2016-м вырастет почти в четыре раза, до 114 миллиардов рублей. Как бы ни было устроено разделение выручки в энергетике между генераторами и посредниками, такие платежи за саму генерацию абсолютно нерациональны, неразумны и нетерпимы. Так не может продолжаться дальше. Максимум нагрузки у нас в энергосистеме на протяжении последних трех лет 156 ГВт – выше не растет. Плата за мощность за это время выросла уже на 42 процента. Выходит, генераторы сражаются между собой не за потребителя, не за то, чтобы быть лидерами по эффективности собственного производства, а за то, чтобы получить вожделенную бумажку на то, что это вынужденный генератор. Это устраивает многих чиновников, но не устраивает страну в целом, – резюмировал Старченко.

Он также обратил внимание на «вынужденных по теплу»:

– Если бы мы это обсуждали сегодня в первый раз, то не было бы особых аргументов против. Никто не хочет, чтобы замерз Мурманск или Краснодар. Но выясняется, что статус «вынужденных по теплу» в течение последних пяти лет получают одни и те же станции, загруженные только по теплу и замещение которых строительством котельных в реальности стоило бы около 10 процентов от платежа вынужденному генератору, который они получили за эти пять лет. Стенания по этому поводу – лукавство! Да, отапливать города надо. Но есть ли экономический смысл в том, чтобы платить им по теплу как за электрическую мощность? Это большой вопрос. Сейчас они получают за свою электрическую мощность, занимаясь подогревом воды для соседних районов. Это неправильно!



Как измерить «избыток»?

Директор по энергетическим рынкам ОАО «СО ЕЭС» Андрей Катаев заметил: понятие «избыток» мощности – это лишь интуитивная оценка. С технологической точки зрения параметр «избыток» не может быть измерен, поскольку отсутствуют установленные требования к генерирующему оборудованию в части его работы как элемента Единой энергосистемы и отсутствует порядок установления таких требований (орган, уполномоченный на установление таких требований).

В качестве одного из возможных путей решения проблемы был предложен временный, сроком до одного года, вывод оборудования из активной эксплуатации. При этом участник обязан поддерживать оборудование в состоянии, позволяющем включить его в случае крайней необходимости.

Господин Катаев подчеркнул: вывод оборудования в более длительную консервацию должен квалифицироваться как вывод из эксплуатации, а последующая расконсервация – как ввод нового оборудования. Он также привел данные из материалов круглого стола, проведенного ВШЭ по вопросу консервации, согласно которым экономия 6 копеек за счет ликвидации избытка мощности (вследствие ее неоплаты) потребует дополнительной платы за ввод новых мощностей в размере 7,5 копейки.

Поддерживает необходимость консервации и заместитель генерального директора по маркетингу и сбыту ООО «Интер РАО – Управление электрогенерацией» Александра Панина.

– Предложение провести КОМ в сентябре этого года на четыре года не оправдано: генератору придется либо заявить всю мощность на КОМ, либо принять волевое решение, чтобы не заявить, но физически невозможно успеть согласовать до сентября вывод с местными органами власти, с Системным оператором. По предложению Минэнерго генераторы, не успев получить документы на вывод оборудования до сентября, будут вынуждены заявить это генерирующее оборудование в конкурентный отбор мощности на четыре года. Возможно, они вообще не хотят это оборудование эксплуатировать. Вряд ли такая мера окажется эффективной. В 2007 году предполагалось, что к 2014 году рост потребления составит 38 процентов. Сейчас этот рост составляет 4,8 процента, – подчеркнула Александра Панина. – У консервации есть свои «плюсы» и «минусы», и пока, на наш взгляд, это наиболее приемлемая мера.

Заместитель председателя правления НП «Совет рынка» Владимир Шкатов добавил, что Россия традиционно представляет собой маятник, который точку оптимума проходит на максимальной скорости. Эксперт отметил: прежде чем предлагать взаимоприемлемое решение, генераторам нужно ответить на ряд вопросов: какую структуру генерации и топлива они видят на среднесрочную перспективу и каковы должны быть, по их оценке, резервы генерации по возрасту, типу топлива и стране происхождения.

– Пришло время говорить о достаточности генерации – этот процесс подразумевает определение надлежащих стимулов в рамках рыночных отношений для размещения, строительства и вывода объектов электроэнергетического комплекса, необходимых для обеспечения надежности в будущем. Способность располагаемой мощности электростанций покрыть максимальную и минимальную нагрузку в определенные часы с учетом пропускной способности системы. Одна из функций зарубежных рынков США и стран Европы – решение задач, связанных с определением достаточности генерации, для определения планов развития объектов электроэнергетического комплекса на перспективу, – уточнил спикер.

Итоги программы ДПМ как предлагаемого средства борьбы с избытком генерирующих мощностей представил генеральный директор ООО «Сибирская генерирующая компания» Михаил Кузнецов. Он отметил: утверждение о том, что введение современных эффективных электростанций взамен технологически отсталых мощностей дает стимул российскому энергомашиностроению, всего лишь миф.

По мнению партнера McKinsey &Company Михаила Куликова, источником рассматриваемой проблемы явилось то, что в 2011‑2012 годах делались прогнозы о высокой нагрузке на потребителя при реализации инвестиционных планов в отрасли.

– Решение о способе оплаты избыточных мощностей влияет на экономику электроэнергетики и экономику страны в целом. Наша задача – не только найти удовлетворительные решения к КОМ-2016, но и повысить эффективность работы всей отрасли. Система должна быть сбалансированной, поэтому необходимы не только удовлетворительные решения к КОМ-2016, но и изменения, отвечающие всем критериям эффективности работы отрасли в долгосрочной перспективе, – заметил спикер.

Надо сказать, что к финалу обсуждения эксперты не пришли к единому знаменателю, а это значит, что болезненный вопрос с сокращением избыточных генерирующих мощностей остается открытым.

Замкнутый круг: в России растет избыточная генерирующая мощностьКод PHP" data-description="Из-за совпадения вводов значительных объемов генерации с резким падением спроса в условиях кризиса острой проблемой отрасли стал избыток генерирующей мощности. Эксперты бьют тревогу: в текущем году ситуация, вероятно, только усугубится.<br /> " data-url="https://www.eprussia.ru/epr/276/1731029.htm"" data-image="https://www.eprussia.ru/upload/iblock/d92/d92d3a8117b0a9b350550636c7760477.jpg" >

Отправить на Email


Свежие Популярные

Войти или Зарегистрироваться, чтобы оставить комментарий.