16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/274/7760098.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 13-14 (273-274) июль 2015 года

Ядерная энергетика: говорим 60 лет – знаем о 100, или Как АЭС будет работать больше жизни человека

Россия стала первой страной, открывшей транзитный маршрут поставок низкообогащенного урана между Казахстаном и другими странами мира.

Соответствующее соглашение подписали генеральный директор гос­корпорации «Росатом» Сергей Кириенко и глава МАГАТЭ Юкия Амано (на фото справа налево) в рамках Петербургского международного экономического форума в июне этого года.

Документ предусматривает помимо транзита низкообогащенного урана создание в Казахстане международного банка НОУ – соглашение об этом стороны подписали некоторое время назад. Низкообогащенный уран необходим для развития ядерной энергетики, транзит через Россию позволит гарантировать стабильность поставок этого топлива.

По данным Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ), в настоящее время в мире ведется строительство более семидесяти ядерных энергоблоков, а до 2030 года будет расти количество стран, где впервые сооружаются атомные электростанции. Согласно прогнозам агентства, глобальная мощность ядерной энергетики может к 2030 году возрасти на 88 процентов.

Эксперты атомной отрасли говорят, что Фукусимский синдром окончательно преодолен и мир ожидает новый атомный ренессанс. Если учесть, что перспективы роста атомной энергетики как в краткосрочном, так и в долгосрочном плане были по‑прежнему сосредоточены в Азии, Латинской Америке и Африке, какие перспективы ожидают новые страны – участники атомных проектов, особенно в вопросах развития устойчивой и безопасной ядерной энергетики? Об этом говорили участники сессии «Развитие атомной энергетики в условиях меняющегося глобального рынка».

Генеральный директор МАГАТЭ Юкия Амано назвал одним из значительных событий в атомной энергетике подписание транзитного договора между МАГАТЭ и Российской Федерацией.

– Это обеспечит безопасный транзит в Казахстан и обратно, – отметил господин Амано. – И это один из инструментов гарантированной поставки и сопровождения контрактов по ядерному топливу для реакторов. Мы пять лет работаем вместе с Россией, и в течение этого времени подписаны важные документы о сотрудничестве и открыт первый международный банк по хранению уранового топлива тоже в Казахстане. Россия не раз поддерживала инициативы МАГАТЭ. И я вижу блестящее будущее для развития ядерной энергетики здесь.

В мире сейчас работает 139 ядерных реакторов в 30 странах, во многих странах реализуются новые проекты. Этот сектор будет расширяться, особенно в Азии: Китай и Индия имеют серьезные планы по созданию новых атомных мощностей. Другие страны тоже развивают проекты АЭС: ОАЭ до 2017 года планирует запустить три атомных реактора, Белоруссия строит два энергоблока. В настоящее время в мире разрабатываются новые технологии, которые увеличивают сроки службы АЭС, например реакторы на быстрых нейтронах обеспечат мир энергией на сотни лет. Многие страны строят такие реакторы, Россия в том числе. МАГАТЭ работает и над еще одной разработкой – технологией ядерного синтеза, которая позволит с помощью науки достичь нового уровня в изучении реакции ядерного синтеза. Кроме того, все новые технологии в атомной сфере – это возможность использовать новые источники энергии, в том числе и в решении проблем по изменению климата. И наконец, мы разрабатываем новые технологии в отношении ядерных отходов. Так, во Франции построено и уже готово к запуску предприятие по обработке ядерных отходов. Конечно, нужны большие вложения на строительство атомных электростанций, но инвестиции будут окупаться: как только станции начнут производство энергии, ее стоимость будет становиться конкурентоспособной и предсказуемой.

Россия обладает самым передовым опытом использования ядерной энергии, и этот сегмент российской индустрии также увеличивается.

Серьезной заслугой нашей страны стало то, что она стала первой страной, участвующей в подобном проекте по транзиту урана. Эта акция была не коммерческим проектом, а механизмом, стимулирующим строительство первых атомных станций в странах, только встающих на путь развития атомной энергетики.

– Это соглашение имело для нас большое значение, поскольку эта инициатива, высказанная президентом России Владимиром Путиным в 2006 году, в 2010‑м получила воплощение в форме подписания соглашения о создании первого такого банка топлива, и пять лет это соглашение уже работает, – отметил генеральный директор госкорпорации «Росатом» Сергей Кириенко. – Тот факт, что из этого хранилища МАГАТЭ ни разу не взяло топлива, говорит о том, что механизм работает – это страховой запас, который самим фактом своего существования снимает риски вероятных отказов поставки топлива, понимая, что монополия невозможна при существовании таких механизмов, как гарантийный запас. Для нас очень важно, чтобы такой резерв был не единственным – мы поддержали идею создания второго такого хранилища в Казахстане, и Россия была одной из стран – авторов резюлюции. Мы рады участвовать в таких проектах не только в качестве политической поддержки, но и в предоставлении механизма транзита через РФ.

Господин Кириенко отметил, что мировая энергетика восстановилась после событий на АЭС Фукусима, МАГАТЭ завершило подробный отчет на эту тему с уроками и выводами о том, в частности, что спрос на объекты АЭС восстановился до фукусимского уровня, а в некоторых случаях и превышает его.

Однако, полагает Кириенко, за прошедшее время изменился приоритет требований к безопасности АЭС: для всех заказчиков очевидно, что безопасность, так называемые постфукусимские требования – не тот вопрос, которым можно поступиться ради экономии.

Кроме того, изменились центры роста: основной спрос на атомные станции предъявляют развивающиеся страны, для которых это первая атомная станция.

– Для нас как вендоров главное не в том, как продать станцию, – сказал Кириенко. – Заказчик теперь предъявляет требования о том, чтобы в его стране была построена вся технологическая цепочка, включающая обучение и квалификацию персонала, совершенствование законодательства, независимую систему надзорных органов, развитие инфраструктуры – и здесь очень важна работа МАГАТЭ по миссиям и инспекциям по проверке готовности ядерной инфраструктуры к работе. Очень важны также такие механизмы, как банки топлива, которые гарантируют, что, даже если построенная станция не обладает технологиями обогащения, ее никто не лишит доступа к гарантированным поставкам топлива.

В настоящее время, отметил глава «Рос­атома», смещается понятие того, что такое продукт в атомной энергетике. Если раньше это была стоимость установленного киловатта, то теперь это стоимость киловатт-часа произведенной электроэнергии. Заказчику нужно решение под ключ и гарантия предоставления топлива по понятной и предсказуемой цене на длительный период. Это задает конкуренцию и в атомной энергетике, и между всеми участниками сферы генерации.

– Меняются также и сроки работы станций, – подчеркнул Сергей Кириенко. – В прошлом году мы начали практическое применение разработок стали для корпуса реактора, который гарантирует более ста лет работы в интенсивном метроном потоке. Когда мы, продавая свои станции, говорим о гарантии работы в шестьдесят лет, знаем о том, что это не меньше восьмидесяти лет, и реально понимаем, что речь идет о ста и более лет. Пакет услуг, который мы предлагаем, привел к тому, что за несколько лет мы в три раза нарастили портфель заказов по сооружению атомных блоков в разных странах, у нас нарастает количество совместных предприятий. Убежден, что рынок атомной энергетики – это не рынок отдельно взятой страны, это глобальный рынок, на котором самой правильной логикой является партнерство и сотрудничество.

В каждой стране, где мы работаем, мы создаем совместные предприятия, партнерства с образовательными заведениями и машиностроительными предприятиями – передаем им технологии для формирования локализации.

Мне часто приходится разговаривать с руководителями правительств разных стран, которые выступают заказчиками, и они говорят: «Я хочу не просто атомную станцию, я понимаю, что это первое сооружение АЭС в моей стране и это поднимает нас на новый технологический уклад».

Меняющийся рынок увеличивает роль и значение МАГАТЭ, потому что такие гарантии и инструменты по обеспечению нормальной работы сегодня и в будущем – технологии быстрых реакторов, технологии переработки – укрепляют наше взаимодействие, и мы будем всемерно это поддерживать, – резюмировал глава «Росатома».

Ядерная энергетика: говорим 60 лет – знаем о 100, или Как АЭС будет работать больше жизни человека

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 13-14 (273-274) июль 2015 года:

  • МРСК Северо-Запада взыскивает долги

    Задолженность потребителей перед МРСК Северо-­Запада (дочерней компанией ОАО «Россети») за поставленную электроэнергию снизилась более чем на 1,5 миллиарда рублей. ...

  • Работа с прицелом на будущее: 85 лет Московскому энергетическому институту
    Работа с прицелом на будущее: 85 лет Московскому энергетическому институту

    Московский энергетический институт – главный отраслевой вуз российской энергетики и один из крупнейших научно-исследовательских центров, занимающий ведущее место в стране по объему и важности научных работ. В этом году исполняется 85 лет со дня его основания. ...

  • Энергетика в «рыночном формате»
    Энергетика в «рыночном формате»

    Более десяти лет назад, где‑то на заре 2000‑х, в российской электроэнергетике был поставлен масштабный эксперимент по демонополизации отрасли под названием «реформа по Чубайсу»....

  • Долги наши тяжкие...
    Долги наши тяжкие...

    Понятие «тепловой бизнес» в России изначально содержит в себе противоречие, если понимать бизнес как деятельность, направленную на получение прибыли. ...

  • Профсоюзы – за достойный труд
    Профсоюзы – за достойный труд

    В Новом Уренгое 15‑16 июня прошла межрегиональная конференция «Реализация принципов достойного труда как основы экономического развития и обеспечения социальной стабильности». ...