16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/267/576272.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 07 (267) апрель 2015 года

Вопрос – в надежности

Энергетика: новости Елена ВОСКАНЯН

На Неделе российского бизнеса обсудили проблемы электроэнергетического комплекса

Очень плодотворной оказалась конференция «Стратегические задачи электроэнергетического комплекса России в новых условиях: надежность и развитие», прошедшая в рамках VIII Недели российского бизнеса в Москве.

Без прикрас эксперты поговорили о наболевшем: обсудили перспективы развития распределенной генерации, вывод из эксплуатации неэффективных мощностей, готовящиеся нормативные поправки, вызвавшие неоднозначное отношение профессионального сообщества, а также озвучили интересные предложения. В частности, Минэкономразвития РФ видит необходимость в создании Совета по надежности электроснабжения в РФ, а члены Комитета РСПП по энергетической политике и энергоэффективности, НП «Совет производителей энергии» и НП «Сообщество потребителей энергии» предложили устанавливать требования к энергосистеме, руководствуясь обязательной экономической оценкой достигаемого результата и затрат на их исполнение.

Организовали мероприятие Комитет РСПП по энергетической политике и энергоэффективности и НП «Совет производителей энергии».



Выбор потребителя

Постоянный рост тарифов, затрат на электрическую и тепловую энергию приводит компании к необходимости поиска способа снижения себестоимости продукции, снижения издержек основного профильного бизнеса – такого, как, например, нефтедобыча и нефтепереработка. Кроме того, необходимо решать вопросы утилизации попутного нефтяного и топливного газа, получаемого в процессе нефтепереработки. Выходит, с одной стороны нужно утилизировать отходы, с другой – получать надежный предсказуемый источник электрической и тепловой энергии.

– Это и движет компании в сторону создания того, что сегодня называется «распределенной генерацией», будь то газотурбинные установки на промыслах, утилизирующие попутный нефтяной газ, будь то энергоблоки на нефтеперерабатывающих и нефтехимических предприятиях. Хотя мощность энергоблоков, используемых на промыслах, измеряется десятками, а то и сотнями МВт, да и энергоблоки на нефтеперерабатывающих предприятиях – уже не мелкая генерация. Соответственно, такую энергетику нельзя не замечать, – подчеркнул начальник департамента координации энергосбытовой и операционной деятельности ОАО «ЛУКОЙЛ» Василий Зубакин.

По его мнению, важно, что в новой версии Энергетической стратегии России упоминается распределенная генерация. Хотя отношение профессионального сообщества к подобному виду генерации остается неоднозначным, невозможно не считаться с тем, что распределенная генерация – тот вид бизнеса в энергетике, который развивается без тарифного регулирования, без каких‑то подпорок и механизмов, в отличие, например, от ДПМ. К тому же распределенная генерация может быть представлена как небольшими, так и измеряемыми сотнями МВт энергоблоками.

– На радость наших коллег из электросетевого комплекса, сейчас не лучшие времена для распределенной генерации. Дело в том, что основная масса установленного оборудования, в том числе газотурбинные и газопоршневые агрегаты, импортного производства. В связи с ростом курса доллара заметно увеличились капитальные расходы, да и текущие (операционные) расходы не маленькие. Тем не менее спад, который мы прогнозируем в 2015 году в области распределенной генерации, не стоит воспринимать как прекращение этой деятельности. Потребители уже не пойдут назад, не остановят построенные энергоблоки. Да, они могут приостановить и переструктурировать инвестиционные проекты, но точно не остановятся в своем движении, – считает эксперт.

Председатель правления НП гарантирующих поставщиков и энергосбытовых компаний Наталья Невмержицкая добавила, что распределенная генерация – это, в первую очередь, выбор потребителя и нельзя его в этом ограничивать. Да и бороться с распределенной генерацией путем запретов бессмысленно.

Тем не менее, по ее словам, оставлять ситуацию с распределенной генерацией такой, как сейчас, не следует. Сегодня потребители, занимающиеся подобной генерацией, получают несколько несправедливый выигрыш в существующих условиях оплаты, например, услуг по передаче. Поэтому стоит решить вопросы, связанные с оплатой сетевых и генерационных резервов, что поможет сделать правила игры более прозрачными для всех участников рынка.



Нужны ли широкие полномочия?

Помимо этого, участники конференции обсудили повышение надежности энергосистемы путем совершенствования нормативно-правовой базы отрасли. Отдельно остановились на проекте федерального закона «О внесении изменений в ФЗ «Об электроэнергетике» в части совершенствования требований к обеспечению надежности и безопасности электроэнергетических систем и объектов электроэнергетики», внесенном Министерством энергетики России на рассмотрение в правительство РФ. Документ предусматривает передачу нормативно-правового обеспечения технологического регулирования электроэнергетики с уровня исключительных полномочий правительства РФ на уровень Минэнерго РФ, Ростехнадзора и Системного оператора ЕЭС.

– Я не против того, чтобы ведомство обладало подобной компетенцией, но считаю, что конкретный департамент конкретного министерства не должен быть единственным местом, где будут приниматься настолько масштабные и влияющие на всех участников рынка решения, – заметил председатель Наблюдательного совета НП «Сообщество потребителей энергии» Александр Старченко. – Поправки, которые сейчас предлагаются, могут зафиксировать возможность абсолютно келейно, без какого‑либо обсуждения с участниками рынка принимать решения, которые будут стоить как для генерирующих компаний, так и для потребителей десятки миллиардов рублей.

Коллеги поддержали его позицию, озвучив опасение, что наделение ведомств такими широкими полномочиями может привести к установлению избыточных требований к надежности, а это повлечет за собой повышение ценовой нагрузки на потребителей.

Кроме того, вызывает споры представленный на утверждение в правительство РФ проект постановления «Правила технологического функционирования», который идет вразрез с Межправительственными соглашениями о техническом регулировании Евразийского экономического союза, с установленной 184‑ФЗ «О техническом регулировании» системой национального технического регулирования. Более того – имеет множество замечаний Минэкономразвития РФ, Минпромторга РФ, Ростехнадзора, Минюста РФ, отрицательное заключение в рамках проводимой оценки регулирующего воздействия.

Дело в том, что данные правила устанавливают избыточные требования к работе персонала, контролю за техническим состоянием оборудования и организации ремонтной деятельности, к объемам реконструкции и модернизации энергообъектов. В итоге стоимость дополнительно предлагаемых для оплаты потребителями технических решений может оцениваться примерно в 300 миллиардов рублей прямых и косвенных затрат. Так, дополнительные требования к газотурбинным агрегатам, еще не введенным в рамках проектов ДПМ, требуют внесения изменений в проектную документацию и доработку блоков на 8 миллиардов рублей, а требование по оснащению ГТУ котлом-утилизатором обойдется в 100 миллионов рублей на каждую ГТУ.

В свою очередь, СО ЕЭС, выставляя дополнительные технологические требования к участникам рынка и определяя объем вынужденной генерации, фактически определяет цену конкурентного отбора мощности. По сути, технический регулятор становится ценовым регулятором. По мнению участников рынка, многие дополнительные технологические требования должны оплачиваться через рынок системных услуг. В то же время обязанность обеспечения надежной и безопасной работы объекта сейчас возложена на собственника, который подвергается штрафам за неготовность оборудования к выдаче мощности. Установление дополнительных требований в части модернизации оборудования электростанций, квалификации и подготовки персонала, контроля технического состояния оборудования объекта нарушают права собственника, не снимая с него ответственности.

Александр Старченко добавил, что перед тем, как принимать новые нормы или вносить изменения в существующие, нужно понять: какую «болезнь» они помогут «вылечить».

– Какие конкретные проблемы пытаются решить авторы обсуждаемых документов – пока неясно. Анализ основных проблем в области надежности, с которыми сталкиваются потребители, подтверждает, что во многом они связаны с человеческим фактором. Статистика за 2013 год очень любопытна. Технологические нарушения в магистральном электросетевом комплексе на 39 процентов объяснены износом оборудования, на 12 – внешними воздействиями. Еще 20 процентов приходится на дефекты монтажа при строительстве, а 21 процент нарушений связан с дефектами изготовления и ремонта. Выходит, объективно от состояния оборудования зависело менее половины всех технологических нарушений. Остальные – «рукотворные», для их устранения не нужны гигантские инвестиции в замену оборудования и комплектующих, только грамотные организационные и управленческие решения, – резюмировал господин Старченко.

Члены НП «Совет производителей энергии» предложили для дальнейшей работы по установлению требований к повышению надежности энергосистемы принять форму организации по аналогии крупнейших мировых объединений, построенных на принципах открытости, соблюдения баланса интересов, технической и коммерческой обоснованности выдвигаемых требований.

Также члены Комитета РСПП по энергетической политике и энергоэффективности, НП «Совет производителей энергии» и НП «Сообщество потребителей энергии» предложили устанавливать требования к энергосистеме, руководствуясь обязательной экономической оценкой достигаемого результата и затрат на их исполнение.



Прежде всего – просчитывать последствия

Другой важный вопрос – упрощение процедуры вывода из эксплуатации неэффективных мощностей. Заместитель министра энергетики РФ Вячеслав Кравченко подтвердил, что сегодня в профессиональном сообществе ведется активная дискуссия по этому поводу.

Представитель ведомства уточнил, что существует несколько сценариев вывода неэффективной генерации из эксплуатации.

– Недавно мы начали обсуждать с коллегами, что бы сделать процесс вывода из эксплуатации более мягким и, возможно, интересным для генерирующих компаний, – отметил Вячеслав Кравченко. – В зависимости от того, на кого мы будем делать ставку: на тепловую генерацию или на всю оставшуюся, за исключением атомной, гидрогенерации и других объектов генерации, относящихся к ДПМ, придется выбирать – выводить либо одних, либо других. Это повлечет массу последствий. В том числе придется решать вопрос с присвоением статуса «вынужденных» по теплу на уровне регионов и перекладывать на них плату за мощность, «вынужденную» по теплу.

По мнению замминистра, это подтолкнет местные власти к принятию решений по урегулированию тарифов на тепловую энергию, которые зачастую для таких объектов являются экономически обоснованными. Однако не все регионы имеют возможность анализировать подобного рода последствия. Кроме того, это может вызвать недовольство потребителей.

– Есть и другие варианты: например, оплачивать вывод из эксплуатации неэффективного оборудования по регрессивной шкале в течение какого‑то определенного времени с уменьшением платы за мощность каждый год и с последующим введением запрета на эксплуатацию подобного рода объекта электроэнергетики. Такую конструкцию обсуждаем с сообществом, «Советом рынка», – подчеркнул Вячеслав Кравченко.

Он также призвал коллег просчитывать последствия по поводу излишней генерации, поскольку неэффективная генерация, с которой пытаются бороться, оказывает существенное влияние на понижение цены в конкурентном отборе мощности.

– Выведя определенную часть неэффективной генерации, мы рискуем получить не снижение цены, а уменьшение объемов генерации. Это влечет за собой существенный риск: с окончанием сроков ДПМ и постепенного их завершения других способов строительства новых объектов генерации, модернизации может не быть. При такой низкой цене, которая сложится на КОМе, тем более никто не придет. Генерирующие компании будут предпринимать все усилия, чтобы уклониться от действий, направленных на поддержание надежности. Никакими штрафами, никакими другими мерами их не заставишь вкладывать деньги в те проекты, которые будут являться для них убыточными. Если мы хотим, чтобы отрасль нормально существовала и развивалась, цена на КОМе должна быть адекватной, соответствующей существующим экономическим реалиям, – поделился видением ситуации представитель ведомства.



«Совету рынка» нужна «сестренка»

Интересное предложение в завершение дискуссии внес заместитель директора департамента государственного регулирования тарифов, инфраструктурных реформ и энергоэффективности Министерства экономического развития РФ Евгений Ольхович. Он предложил создать Совет по надежности электроснабжения в РФ.

– У нас, как у экономического ведомства, есть потребность, понимание необходимости создания более прозрачной платформы для принятия системообразующих решений в части надежности. Сегодня отсутствует тот, кто бы за все отвечал. Да, есть «Системный оператор», отвечающий за надежность, и, безусловно, он с этим справляется, но не отвечает за экономическую логику принимаемых решений. У нас есть компании, которые чуть более капиталистически смотрят на происходящее в секторе. А вот платформа, на которой происходила бы некоторого рода «утряска», публичное, прозрачное принятие системных решений, в настоящий момент отсутствует, – заметил Евгений Ольхович.

Он подчеркнул, что Министерство экономического развития уже обратилось к зарубежному опыту и посмотрело, как подобный вопрос решают иностранные коллеги.

– Одним из потенциальных вариантов может быть создание «сестренки» Совета рынка, которую пока предварительно можно назвать «Совет по надежности электроснабжения в РФ». Ему может быть – а может и не быть – подчинен «Системный оператор». На заседаниях новой структуры участники рынка могли бы согласовывать свои интересы, определяя оптимальную структуру уровня надежности в системе, – резюмировал представитель ведомства.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 07 (267) апрель 2015 года: