16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/266/644214.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 06 (266) март 2015 года

Заказ получен, и он выполним

Власть Елена ВОСКАНЯН

По словам министра энергетики Александра Новака, нефтегазовый сектор России обладает большим потенциалом для развития импортозамещения.

В последнее время много говорится о важности импортозамещения в энергетике. Текущий период хоть и непрост, но очень значим для отрасли: появилась реальная потребность в создании условий для разработки собственных технологий и оборудования. На этом министр энергетики России Александр Новак акцентировал внимание, выступая на конференции «Технологический вектор развития и инновационный потенциал российской нефтегазовой отрасли в современных условиях: программы импортозамещения и локализации производств». Мероприятие прошло в рамках Национального нефтегазового форума в московском «Экспоцентре».



Снижая зависимость

– Сейчас российский нефтегазовый комплекс и ТЭК составляют порядка 30 процентов ВВП, приносят более 50 процентов налоговых поступлений, обеспечивают более 70 процентов экспорта. Мы видим, что в части развития отечественной промышленности, нефтегазовый сектор обладает очень большим потенциалом, – подчеркнул Александр Новак.

Глава ведомства отметил, что в 2014 году общий объем инвестиций в нефтегазовую отрасль России составил 2,5 триллиона рублей. На период до 2020 года инвестиции составят 15 триллионов рублей, а с учетом закупок – 30 триллионов рублей. Министр призвал воспользоваться этими ресурсами эффективно, в том числе создавая механизмы для взаимодействия заказчика, науки, промышленных предприятий, высших учебных заведений, которые готовят высококвалифицированные кадры для нефтегазового сектора.

По словам министра, несмотря на политические перипетии и экономические санкции, за два месяца текущего года добыча нефти выросла на 0,7 процента и составила 86 миллионов тонн. На 19,2 процента, по сравнению с январем и февралем 2014 года, увеличилось бурение – до 3194,5 тысячи метров. В настоящее время из общего объема добычи доля трудноизвлекаемых залежей и шельфа составляет всего 8 процентов. Ожидается, что к 2035 году этот показатель вырастет до 31 процента. Практически одна треть всей добычи будет осуществляться посредством новых технологий и современного оборудования, не уступающего западному.

– Мы проанализировали современные технологии и оборудование нефтегазовой отрасли и выяснили, что по трудноизвлекаемым залежам доля использования импортного оборудования составляет почти 50 процентов, по традиционным месторождениям – менее 20 процентов, по сжиженному природному газу – 80 процентов, по шельфу – более 80 процентов. По отдельным видам технологий доля импортозависимости колеблется от 80 до 90 процентов, – сообщил министр. Он напомнил, что в сентябре прошлого года правительство РФ утвердило планы содействия импортозамещению в промышленности, а в ноябре был дополнительно принят план мероприятий по снижению зависимости российского ТЭКа от импортного оборудования.

– Вместе с Министерством промышленности и торговли мы сосредоточим внимание на двенадцати приоритетных направлениях импортозамещения. Первоочередные, их необходимо выполнить до 2016 года, связаны с технологиями гидроразрыва пласта и наклонно-направленного бурения, где сегодня доля импортного оборудования составляет 90 процентов, – пояснил Александр Новак. Стопроцентная изоляция не нужна

Общая оценка потребностей отрасли по типам оборудования, проведенная Минэнерго совместно с Министерством промышленности и торговли и с нефтегазовыми компаниями, показала, что велика необходимость в насосах высокого давления, катализаторах нефтехимии для базовых процессов, катализаторах нефтепереработки.

– Да, заказ со стороны отрасли получен. Обозначенные Александром Новаком цели и задачи вполне исполнимы, – отметил министр промышленности и торговли России Денис Мантуров. – Конечно, мы не ставим перед собой задачу стопроцентной изоляции от зарубежных производителей, это и не нужно. Кроме того, сейчас находимся в формате глобального сотрудничества с иностранными компаниями как в области добычи, так и производства оборудования. Главным посылом в рамках программы импортозамещения является не только мотивация российских компаний к инвестициям в производство и замещению поставляемого по импорту оборудования, но и желание дать сигнал зарубежным компаниям, которые заинтересованы во вложении средств в российскую экономику. Господин Мантуров подчеркнул, что зарубежные коллеги, имеющие большой опыт сотрудничества с отечественным нефтегазовым сектором, несмотря на непростые политические условия и санкции, не собираются уходить с российского рынка, поскольку заинтересованы в развитии бизнеса и реализации совместных проектов. Говоря о роли государства в поддержке финансирования оте­чественных производителей, глава Минпромторга отметил, что, безусловно, они нуждаются в поддержке. Причем средства требуются не только для создания мощностей, но и для разработки и проведения опытно-конструкторских работ.

– Мы создали широкие возможности для наших компаний в части субсидирования мероприятий по опытно-конструкторским работам. Это и субсидия на так называемые «приоритетные комплексные проекты», предусматривающие обязательства компании на софинансирование, последующее внедрение в производство и коммерциализацию разработанных образцов промышленной продукции, – рассказал министр. – Особенность этого инструмента заключается в том, что если при наступлении времени запуска производства и выхода на определенные мощности компания не справится с задачами, не коммерциализирует уже разработанные технологии и результаты интеллектуальной деятельности, то будет вынуждена вернуть государству предоставленные ранее средства. Выходит, можно говорить об обоюдной ответственности как со стороны государства, так и бизнеса.

По словам Дениса Мантурова, в конце 2014 года активно заработал фонд развития промышленности, когда на проекты в области импортозамещения из бюджета были предоставлены значительные средства – около 20 миллиардов рублей. За последние два месяца в фонд поступило более двухсот предложений по проектам. Не все из них смогут пройти утверждение, но даже если 10 процентов будут одобрены и получат софинансирование, это уже существенный результат. Кроме того, в прошлом году принят закон «О промышленной политике», в котором заложен такой важный инструмент, как специальный инвестиционный контроль. Согласно ему, федеральные и региональные власти не могут менять правила ведения бизнеса во время реализации проекта.



Расширяя горизонт

Безусловно для того чтобы наладить импортозамещение в нашей стране, потребуется не один день или даже год. В этом убеждены многие эксперты. В том числе президент Союза нефтегазопромышленников Геннадий Шмаль, который считает, что решить проблемы импортозамещения удастся, в лучшем случае, лет за пять, да и то не полностью.

– Безусловно, отечественные производители могут сделать многое, да и уже делают. Так, например, сегодня российское насосное оборудование вполне может конкурировать с западным, более того – мы можем полностью обеспечить им свой рынок. Но немало проблем с импортозамещением другого оборудования, в некоторых случаях мы практически полностью зависим от иностранных поставщиков. Поэтому в сложившейся непростой ситуации мы обязаны сосредоточиться на разработке технологий и решении проблем импортозамещения, – сказал Геннадий Шмаль на пресс-конференции в ИТАР-ТАСС.

Директор по инновациям и системам менеджмента Российского энергетического агентства Мин­энерго России Алексей Конев добавил, что не менее важно сформировать прогноз научно-технологического развития отрасли.

– Сегодня проводится мониторинг инновационной деятельности, а не управление ею. Это связано с тем, что компании, в первую очередь, решают задачи оперативного управления, повышения эффективности с горизонтом планирования в три года. Если же мы говорим об импортозамещении, сбалансированном и скоординированном развитии энергомашиностроения, горизонт необходимо существенно расширить. Он должен охватывать как минимум десять-двадцать лет. Для этого мы сейчас занимаемся разработкой прогноза научно-технического развития в отраслях ТЭКа, в том числе в нефтегазовом секторе. Отмечу, что это непростая задача, поскольку последний подобный прогноз, насколько мне известно, был в конце 80‑х годов, – пояснил Алексей Конев. Александр Новак согласен, что нефтегазовая отрасль является драйвером инноваций. Сложившиеся непростые условия могут послужить уникальным шансом, чтобы, используя доступные ресурсы, производить конкурентоспособную продукцию, не уступающую западным аналогам.

– Я убежден, что российские технологии и оборудование могут быть конкурентоспособными как по качеству, так и по цене. Кроме того, нефтегазовые компании готовы заказывать и внедрять их, что вселяет определенный оптимизм, – подвел итог министр энергетики.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 06 (266) март 2015 года: