16+
Регистрация
РУС ENG
Расширенный поиск
http://www.eprussia.ru/epr/261/16685.htm
Газета "Энергетика и промышленность России" | № 01-02 (261-262) январь 2015 года

А нужны ли России «Мистрали»?

Энергетика: особый взгляд К. т. н. Евгений ДУБРОВИН, к. т. н. Игорь ДУБРОВИН

В 2011 году Россия и Франция заключили контракт на строительство двух тяжелых универсальных десантных кораблей-вертолетоносцев типа «Мистраль» на сумму 1,2 миллиарда евро.

Передача первого корабля была запланирована на конец 2014‑го, а второго – на 2015 год. Но, принимая решение о закупке французских кораблей, правительство и Министерство обороны РФ не посчитали нужным узнать мнение военных экспертов.



Об океанском просторе

В России использование крупных военных кораблей имеет свою специфику. Во-первых, из тринадцати морей, омывающих нашу страну, восемь – закрытые, то есть сообщаются с океанами через проливы. Во-вторых, в военное время добавляется блокирование естественных выходов в океаны противником. В-третьих, отсутствуют российские военно-морские базы за рубежом, соответственно, автономность и дальность плавания ограничены корабельными запасами (горюче-смазочных материалов, воды, продовольствия, боезапаса, запасных инструментов и приборов).

Корабли с большим водоизмещением проектируются в основном для выполнения задач на просторах мирового океана, где они наиболее результативны. Исторический опыт показывает, что выполнение крупнотоннажными кораблями задач во внутренних морях сводится к огневой поддержке сухопутных войск и десанта, к обстрелу прибрежных районов противника, а также к противодействию применения противником оружия. Такое использование крупных кораблей не реализует весь комплекс свойств, заложенных в них при проектировании и строительстве. То есть большим кораблям необходим океанский простор. Этим и определяется тактика и стратегия применения крупных военных кораблей.

В период Первой мировой войны российские линейные корабли практически не использовались на Балтийском флоте по прямому назначению, а простояли у стенки в главной базе флота – Гельсингфорсе (ныне Хельсинки). На Черном море линкоры принимали участие в боевых действиях, однако использовались с малой эффективностью. В период Великой Отечественной войны линейные корабли Балтийского флота находились на стоянке в блокадном Ленинграде, где выполняли вспомогательные задачи, помогая сухопутным войскам. На Черном море линейные корабли базировались в военно-морской базе Поти (Грузия) и с начала 1942 года активного участия в боевых действиях не принимали по причине выработки технического ресурса артиллерийскими стволами башен главного калибра.

К счастью, российские тяжелые авианесущие корабли не участвовали в боевых действиях. Однако есть богатый опыт их использования в мирное время. Что же показал этот опыт? Прежде всего, авианесущие корабли могут быть использованы только в составе группы кораблей, включающих один авианосец, до десяти кораблей охранения (крейсеры, эсминцы, сторожевые корабли и атомные подводные лодки), минимум один топливный танкер и один танкер-водолей, судно комплексного снабжения, плавучую мастерскую и другие суда вспомогательного обеспечения. Общее количество кораблей и судов в такой группе может достигать пятнадцати-двадцати. Такая группа не может развить высокую скорость и маневренность, поскольку данные показатели устанавливаются с учетом возможностей тихоходных плавсредств группы; кроме того, дальность и автономность плавания различных кораблей в группе тоже различны. В-третьих, вдали от родных берегов требуется надежное охранение не только тяжелого авианесущего крейсера, но и танкера, плавучей мастерской и других вспомогательных судов. Наконец, данная группа кораблей и судов весьма уязвима, поскольку имеет низкую скрытность, особенно в период длительных переходов.

Таким образом, использование крупных кораблей в мирное и в военное время – довольно дорогостоящее мероприятие, и с учетом географического положения России вряд ли экономически обоснованно. Именно по этой причине еще до момента заключения контракта с Россией все попытки Франции продать «Мистраль» на мировом рынке оказались безрезультатными. Так, корабли предлагались для продажи ВМС Австралии, однако австралийцы оценили «Мистраль» как очень сложный корабль, имеющий проблемы с мореходностью и слишком дорогой.


Что же такое «Мистрали»

Корабли типа «Мистраль» относятся к классу тяжелых универсальных десантных кораблей-вертолетоносцев (ТУДКВ) и предназначены для решения четырех основных задач: десантирование моторизованных воинских подразделений, прием и обслуживание вертолетов, выполнение функций корабля управления и плавучего госпиталя.

Наибольшее водоизмещение ТУДКВ составляет 32 300 тонн, наибольшая длина – 199 метров, ширина по ватерлинии – 32 метра, осадка с гидроакустической станцией – 6,3 метра, бронирование корпуса отсутствует. Главная энергетическая установка – дизель-электрическая с максимальной мощностью 20 400 л. с. (15 МВт). Движители: главные – два пятилопастных гребных винта, вспомогательные – две винторулевые колонки (7 МВт). Скорость: максимальная – 19 узлов, крейсерская – 18 узлов и экономическая – 15 узлов. Дальность плавания: 5800 миль (при 18 узлах) и 10 700 миль (при 15 узлах). Автономность: 30 суток. Экипаж: 160 человек, в том числе 20 офицеров. Вооружение артиллерийское (одна автоматическая корабельная артиллерийская установка и зенитная артиллерия), ракетное и авиационное (16 тяжелых или 32 легких вертолета).

Данный тип корабля имеет высокий борт, площадь которого создает большую парусность, что в совокупности с малой осадкой значительно ухудшает мореходные качества корабля. При относительно большом водоизмещении корабль обладает невысокой суммарной мощностью главной энергетической установки. В российской школе кораблестроения не было случаев оснащения тяжелых боевых надводных кораблей главной дизель-электрической энергетической установкой, поскольку ее надежность в экстремальных условиях невысока.

Принципиальная особенность эксплуатации «Мистралей» – использование в энергоустановках нефтяного топлива европейского стандарта, принятого для ВМС стран НАТО. Оно значительно дороже аналогичного российского топлива. Кроме того, в случае прекращения поставок европейского дизельного топлива потребуется сложная и затратная адаптация топливной системы к отечественному горючему, в противном случае эти корабли будут стоять на приколе.

Таким образом, корабли типа «Мистраль» обладают целым рядом особенностей, не только ограничивающих их использование в России, но и значительно повышающих эксплуатационные расходы на их содержание по сравнению с отечественными кораблями. Кроме того, в случае приема таких кораблей в ВМФ России придется решать и другие актуальные вопросы: подготовка и переподготовка личного состава, проведение заводских ремонтов. Если эти услуги будет предоставлять Франция, то это потребует больших затрат, а также длительного вывода судов из первой линии флота. В случае самостоятельного решения этих вопросов также придется выделять из государственной казны значительные финансовые средства, в том числе и на привлекаемых к работам французских специалистов, и на приобретение корабельных запасов, деталей, инструмента и т. п. во Франции.

Невозможно обойти вниманием и еще одну особенность использования кораблей иностранного производства в ВМФ тех или иных стран. Эта особенность касается штатного расписания личного состава, боевой и повседневной организации корабля. Применительно к «Мистралям», переданным России, их штатное расписание, боевая и повседневная организация будут натовскими, повседневная и боевая деятельность должны будут основываться на корабельном уставе и других руководящих документах ВМС стран – участниц НАТО. В истории ВМФ известно много таких случаев; в частности, на флотах Сирии, Ливии, Эфиопии, Алжира, Бенина и других развивающихся стран на каждом корабле своя организация – организация страны-изготовителя. Такое положение резко снижает боевое взаимодействие кораблей между собой и управление ими, а следовательно, и боеспособность флота в целом.



В тумане

Руководство ВМФ России планирует использовать закупленные во Франции корабли в составе Черноморского и Тихоокеанского флотов. Местом постоянного базирования одного из «Мистралей» определен Севастополь, а другого – Владивосток. Указанные корабли должны войти в состав военно-морского флота РФ под названиями «Севастополь» и «Владивосток» соответственно.

Очевидно, что обеспечение повседневной и боевой деятельности «Мистралей» в соответствии с их функциональным назначением потребует изменения всей существующей инфраструктуры флота, сложившейся годами. Кроме того, возникает закономерный вопрос: «Способны ли Тихоокеанский и Черноморский флоты обеспечить необходимое охранение этих кораблей, особенно во время длительных походов?» К сожалению, положительно ответить на этот вопрос в данный момент затруднительно.

По всей видимости, «Мистрали» будут стоять в главных базах флота и выполнять функции кораблей управления, что в настоящее время успешно делается кораблями отечественной постройки и без наличия в составе российского ВМФ «шедевров» французского кораблестроения. Становится очевидным, что место и роль «Мистралей» в составе военно-морского флота РФ представляются сегодня весьма туманными.

Российской Федерации нет никакой объективной необходимости закупать за границей «океанские лайнеры» военного назначения. Для наших налогоплательщиков будет куда лучше, если мы получим назад уже уплаченные деньги, а впредь тем, кто принимает решения, следует прислушиваться к специалистам.

Отправить на Email

Для добавления комментария, пожалуйста, авторизуйтесь на сайте

Также читайте в номере № 01-02 (261-262) январь 2015 года: